Архив метки: Марк Гинзбург

©Альманах "Еврейская Старина"
    года

Марк Гинзбург: Успеть отдать долги

Published / by Татьяна / 1 комментарий к записи Марк Гинзбург: Успеть отдать долги

Но отряд, с которым связался Семен, остро нуждался в оружии, и в разведку вместе с Семеном был направлен парень из местных жителей, которому было приказано: «Удостовериться в наличии склада оружия, запомнить подходы к складу, а затем расстрелять Семена».
Continue reading

©Альманах "Еврейская Старина"
    года

Марк Гинзбург: Успеть отдать долги

Published / by Татьяна / 1 комментарий к записи Марк Гинзбург: Успеть отдать долги

Не в наших силах преодолеть смерть. В лучшем случае — немного ее отсрочить. Но мы можем и должны способствовать сохранению памяти о близких нам. Единственная у нас возможность не дать этой памяти кануть в Лету — это попытаться закрепить на бумаге в словах, документах, фотографиях все, что еще можно собрать.
Continue reading

©Альманах "Еврейская Старина"
    года

Марк Гинзбург: Пока мы помним

Published / by Комиссаренко / 2 комментария к записи Марк Гинзбург: Пока мы помним

Марк Новицкий. Хороший душевный парень. В известном дуэте конферансье «Миров и Новицкий» Миров играл роль учителя, человека старой закалки, ворчливого, любящего поучать. «Ученик» Новицкий — относился к своему наставнику иронически. Continue reading

©Альманах "Еврейская Старина"
    года

Марк Гинзбург: Пока мы помним

Published / by Комиссаренко

Жизнь наших дедов и прадедов продолжают помнящие и почитающие их потомки. Собиратели и хранители бесценных документов, фотографий, писем, записей, бережно передаваемых из поколения в поколение.
Continue reading

©Альманах "Еврейская Старина"
    года

Марк Гинзбург: Пока мы помним

Published / by Элла

Человек умирает, проходит совсем немного поколений, и память о нем исчезает бесследно. Над ним смыкаются воды забвения. Нам остается скорбь сознания, что самое ценное, бесконечно ценное — вот эта уникальная, неповторимая жизнь обречена на уход из памяти людей. И эта скорбь в той или иной форме всегда в человеке. И примириться с тем, что эта уникальность исчезает, и что память о ней стирается, не легче, чем примириться со смертью.

Continue reading