©Альманах "Еврейская Старина"
   2020 года

856 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Революционные настроения и события конца XIX — начала XX века в России не могли не затронуть столь активную часть российского общества, каким был клан Мандельштамов. При этом самый активный контрреволюционер Леонид Каннегисер принадлежал ветви Гирша — младшего сына родоначальника нашего древа, а революционеры — все оказались членами ветви старшего из сыновей — Хаскеля.

Долорес Иткина

Из рода Мандельштамов: литераторы, ученые, врачи, а также юристы и революционеры

ПриложениеГенеалогическое древо О. Мандельштама

Юрист

Долорес ИткинаМое увлечение родословной Осипа Мандельштама началось с того, что выпускником рижской еврейской гимназии, историей которой я занимаюсь много лет, оказался Беньямин Мандельштам, двоюродный брат поэта. На это мне указал рижанин Марк Иоффе, с которым мы ведем сайт, посвященный гимназии. Марк высказал предположение, а я обратилась к Интернету и, конечно, нашла множество ссылок, в частности, сайт JewAge, подтвердивший это родство. Но, главное, что «наш» выпускник оказался героем одной из глав «Второй книги»[1] Н.Я. Мандельштам, причем безымянным.

У деда в Риге жил родной брат, вполне благополучный коммерсант. Он звал к себе деда в гости…

Изредка деду приходили из Риги подарки, и он ими очень гордился.

В 32 году к нам на Тверской бульвар пришел двоюродный брат Мандельштама. Он прослышал, что у нас в Советском Союзе люди благоденствуют…

   

Это, конечно, был он, и, поскольку город Рига небольшой, где все друг друга знают, то через некоторое время на это имя отозвалась семья Элины Фалькенштейн, дочери преподавателя математики гимназии Михаила Фалькова. Б.М. много лет работал в юридической консультации №1, был общительным человеком, но о своем родстве с опальным поэтом ни с кем особенно не делился. В 1972 году он с семьей эмигрировал в Канаду.

А я сообщила об этом родстве и о переставшем быть безымянным герое рассказа Н.Я. на одной из встреч Мандельштамовского общества и неожиданно получила поддержку и интерес мандельштамоведов.

Разумеется, я нашла много материалов и статей на тему родословной поэта. Но чаще всего это что-то локальное (связь с носителями знаменитой фамилии в Риге или в Литве), или специфическая направленность, как у Леонида Кациса, доказывающего потомственную связь поэта с раввинами и даже с царем Давидом.

Я же попыталась встать на твердую почву документов или свидетельств, имеющих документальную силу, и пошла вслед за сайтом JewAge, созданным Тель-Авивским институтом Am Ziharon. К сожалению, авторы сайтов часто не раскрывают свои источники, и тем более, не приводят на сайте документы. Поэтому, когда я, поначалу полностью доверившись JA, добралась до легендарного родоначальника Манделя Мандельштама (р. около 1700 г.), и от него перешла к разделению его потомства на ветви его сыновей, Хаскеля (р. 1730) и Гирша (р. 1732), то столкнулась с обоснованным недоверием нашего современника Виталия Арнольда, потребовавшего документального доказательств этих далеких от нас дат.

К величайшему сожалению, подтверждение этих и многих других дат случилось уже после гибели в автокатастрофе замечательного, (49-летнего!) Арнольда, который, будучи представителем 10-го поколения мандельштамовского древа, скрупулезно собирал документы, относящиеся к генеалогии семейства Мандельштам-Арнольд.

По версии, изложенной Н.Я. Мандельштам, родоначальник Мандель, часовщик и ювелир, был выписан из Германии Бироном в только что полученное под его управление Курляндское герцогство. По словам Н.Я., при переезде в Курляндию ювелир еще носил древнееврейскую фамилию, которую она видела на генеалогическом древе жены ялтинского часовщика, но не запомнила ее.

Оба сына Манделя родились в Жагорах (ныне Литва), но их потомки расходятся географически. Ветвь Хаскеля остается в Прибалтике вплоть до 6 поколения (отец и дяди Осипа Эмильевича), а дети и внуки Гирша, хотя и рождены в Жагорах, но постепенно с середины XIX века перемещаются в тогдашнюю Украину (Полтава, Киев, Могилев)[2].

На основании сайта JA я составила генеалогическое древо Мандельштамов, включив в него только потомков по мужской линии, и довольно быстро добралась до Осипа Эмильевича и его кузена. Они оказались в 7-м поколении. И если в этой ветви, которую Н.Я. назвала худосочной, я поначалу не увидела каких-либо заметных, т. е. известных личностей, то в ветви Гирша его внуки «ученый еврей» Леон (Арье-Лейб, 1819‒1889) и писатель Вениамин (1806‒1886) (4-е поколение) и два правнука — врач-окулист Макс Эммануил (1839‒1912) и профессор Гельсингфорсского университета, статский советник Иосиф (1846‒1910), 5-е поколение), уже известны в России настолько, что включены в Еврейскую энциклопедию Брокгауза и Ефрона[3].

Писатели[4]

Леон Иосифович Мандельштам

Леон Иосифович Мандельштам

Леон был первым евреем, учившимся в Московском, затем в Петербургском университетах, окончил историко-философский факультет в Петербурге в 1844 году со степенью кандидата философии по разряду общей словесности, защитив диссертацию под названием «Библейское государство». В 1846 г. он был привлечен министром народного просвещения С.С. Уваровым к разработке проекта школьной еврейской реформы и назначен ученым евреем при министерстве, руководил осуществлением проекта Уварова и Макса Лилиенталя по созданию в черте оседлости казенных еврейских школ.

В статье[5] Льва Бердникова «Ученый еврей» приводится выдержка из письма попечителя Виленского учебного округа ректору Московского университета:

«По вторичному испытанию Мандельштама совет Виленской гимназии, хотя и не признал за ним сведений соответствующими полному гимназическому курсу, но нашел их, однако же, достаточными для дозволения поступать в университет… Основываясь на этом заключении и приняв в соображение природные способности помянутого Мандельштама, составляющего необыкновенное среди единоверцев своих явление, его любовь к наукам и особенные дарования к языкам и словесности…, я решился отправить его в Московский университет вольным слушателем».

По поручению министерства он составляет ряд катехизисов и учебных пособий на иврите, немецком и русском языках. В 1847 г. издает «Опыт руководства к практическому упражнению евреев в русском языке», с подстрочными переводами на иврит фрагментов из «Медного всадника» и «Бориса Годунова». Ему принадлежат 5-томный труд «Извлечения из Маймонида» (1848) на древнееврейском и немецком языках, а также «Еврейско-русский словарь» (1859) и «Русско-еврейский словарь» (1860).

Еще из статьи Л. Бердникова:

«В часы досуга он деятельно трудился над составлением сравнительного словаря еврейских корней, вошедших в европейские языки, в том числе и в русский».

В 1862 г. он издает в Берлине «в пользу русских евреев» свой перевод Пятикнижия на русский яз. Перевод не был допущен к обращению в России (из-за запрета пользования книгой Священного Писания на русском, а не на церковнославянском языке). Но в 1869 г., на основании именного повеления Александра II, доступ этой книги в империю был разрешен с условием, что русский перевод будет напечатан параллельно с еврейским текстом.

Старший брат Леона Вениамин — суровый сторонник религиозной реформы евреев.

В 40-х годах жил в Вильне. Перед приездом в Вильну Макса Лилиенталя отправил ему докладную записку с указанием главных причин печального положения евреев:

1) незнание государственного языка, 2) отличие в одежде от других народов, 3) пренебрежение науками, 4) презрительное отношение к ремеслам, 5) отсутствие промышленных предприятий у евреев, 6) отсутствие земледелия. С такой же запиской Вениамин обратился к посетившему тогда Вильну Мозесу Монтефиоре, в которой просил его ходатайствовать перед правительством о разных облегчениях в области законоположений o русских евреях и о запрещении вступать в брак необеспеченным евреям. В 1876 г. опубликовал книгу «Chazon la-Moed в форме писем и мемуаров, с программой преобразования быта русского еврейства. Он сторонник решительных мер, считает, что только «властной рукой» можно повести «глухих и слепых по пути жизни». Для поднятия культурного уровня евреев предлагаются радикальные меры, например, запрещение на известный срок печатания Талмуда.

Макс (Эммануил)

Макс (Эммануил)

Макс (Эммануил), (1839‒1912) — известный киевский врач-окулист, которого помнит Надежда Яковлевна Мандельштам. Учился сначала в Дерптском (Тартуском) университете, диплом врача получил в Харькове. Работал за границей под руководством Вирхова и Гельмгольца. В Киеве открыл частную лечебницу. Был доцентом Киевского университета Святого Владимира и руководил университетской глазной клиникой.

В 1880 году в жизни Макса произошло событие, серьезно повлиявшее на его воззрения и последующую деятельность. На медицинском факультете освободилось место профессора на кафедре глазных болезней, и факультет признал его достойным возглавить кафедру. Но Совет университета не утвердил Мандельштама в должности профессора, не предъявив ему никаких профессиональных претензий. Очевидно, Совет решил не создавать прецедент допуска евреев на руководящие должности университета. Доктор Мандельштам был оскорблен до глубины души, и больше в университете не появлялся. Не получив звания профессора, занялся частной практикой, возглавил клинику. Автор «Клинических лекций по глазным болезням».

Потрясенный погромами на юге России в начале 1880-х, Мандельштам включился в активную общественную деятельность. В 1881 г. он основал Комитет помощи жертвам погромов и привлек к участию в нем еврейские и некоторые нееврейские круги Киева. Убедившись в бесперспективности борьбы за эмансипацию евреев в России, он до конца жизни решительно отстаивал идею массовой еврейской эмиграции из этой страны.

После погромов 1903‒1906 гг. возглавил эмиграционное бюро территориалистов в Киеве, которое занималось переселением евреев в Галвестон (Техас, США), где предполагалось создание компактного еврейского округа[6][7].

  

 

Брат Макса-Эммануила Иосиф — статский советник, историк литературы и лингвист. Окончил историко-филологический факультет Харьковского университета. Состоял приват-доцентом Петербургского университета, затем профессором русского языка и словесности в Гельсингфорсском университете. В 1902 году опубликовал обстоятельный труд (406 стр.) «О характере гоголевского стиля: Глава из истории русского литературного языка»[8].

Умер христианином.

У Емельяна (1811‒1905) — отца Макса и Иосифа, в трех браках было 11 детей. Удивительно, сколько одаренных и знаменитых людей были его потомками.

 

 

 

 

Его младший сын Бенедикт (1852‒1894), как и старший, Макс, был врачом, а сын Бенедикта Исай (1885, Киев — 1954, Алма-Ата) (это уже 6-е мандельштамовское поколение) был замечательным литератором и переводчиком. Это тот самый Исай Бенедиктович, о котором с незаслуженным сарказмом писал Осип Эмильевич в своей «Четвертой прозе».

Оставшись сиротой в 1894 г., Исай рос в доме дяди (скорее всего, Макса Эммануила). В 1908 окончил Льежский университет. Для получения права на жительство в Петербурге поступил на юридический факультет Петербургского университета.

Он один из многих, у которых не сложились отношения с Советской властью. В 1918 году находился 4 месяца под арестом — в связи с тем, что его родственник Леонид Каннегисер убил председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого. В 1935 г. Исай Бенедиктович был арестован и выслан с семьей на 5 лет в Уфу. В ссылке переводил Шекспира. В 1938 арестован и осужден на 3 года лагерей. В заключении переводил Пушкина на немецкий яз. В 1941‒51 жил в Осташкове, Мелекесе, Малоярославце, занимался переводами. В 1951 арестован и выслан на 10 лет в Михайловку Джамбульской обл.

В 1910-е годы Исай Бенедиктович переводил произведения немецких поэтов конца XIX — начала XX в., а также Гейне, Бодлера, Верлена, А. Франса «Взгляды аббата Жерома Куаньяра». Перевел книгу секретаря А. Франса Ж.Ж. Бруссона «Анатоль Франс в туфлях и халате» (Л., 1925). «Страдания молодого Вертера», «Манон Леско», «Люди доброй воли» Ж. Ромена (самый длинный роман в мире, 27 томов).

Основная работа последних предвоенных лет Исая — перевод самой большой пьесы Шекспира «Король Генрих VI». Осталась неизданной, рукопись нашлась только в 2006 году. Формальная реабилитация Исая Мандельштама произошла в 1962 году, но многие его переводы опубликованы анонимно или под чужой фамилией, и пока не выявлены[9].

Кстати, о родстве Исая с Леонидом Каннегисером. Эту связь удалось установить, обратив внимание на дочерей Емельяна, в замужестве терявших свою знаменитую фамилию. Оказалось, что Леонид был внуком Розалии Каннегисер, в то время как Исай был ее племянником. Т.е. родство с Леонидом действительно близкое, он приходился Исаю двоюродным племянником.

Леонид Каннегисер

Леонид Каннегисер

 Леонид Каннегисер (1896‒1918, 7 поколение), поэт, «самый петербургский петербуржец», юнкер, студент Петроградского политехнического института. Будучи юнкером Михайловского артиллерийского училища, в ночь с 25 на 26 октября 1917 г. он вместе с несколькими юнкерами пошёл защищать Временное правительство. Тогда же он возглавил организацию юнкеров-социалистов. 30 августа 1918 г. застрелил Моисея Урицкого, начальника ЧК Петрограда. Расстрелян ЧК.

В 1928 г. в Париже был издан сборник «Леонид Каннегисер», в который вошли немногие сохранившиеся лирические стихи Каннегисера и воспоминания о нем М. Алданова.

Иоаким Каннегисер

Иоаким Каннегисер

Отец Леонида Иоаким Каннегисер (1860‒1930, 6 поколение) Окончил математический факультет Киевского университета и Институт инженеров путей сообщения в Санкт-Петербурге. Приват-доцент в этом институте. Инженер-путеец, директор ряда судостроительных и металлических заводов (с 1883 — потомственный дворянин). В 1904‒1905 редактировал «Записки Николаевского отделения Русского технического общества». Директор правления Русского акционерного общества «Металлизатор». Возглавил Николаевский судостроительный завод. Участвовал в строительстве Сибирской железной дороги. С 1891 г. — титулярный советник, с 1896 г. — коллежский асессор, с 1899 г. — надворный советник. В 1899‒1907 гг. директор-распорядитель «Общества судостроительных, механических и литейных заводов в Николаеве» (завод «Наваль»). В годы Первой мировой войны компетентные консультации И.С. Каннегисера в Военно-морском ведомстве по вопросам оснащенности двигателями и вооружением боевых морских судов являлись бесценными.

При Временном правительстве И. Каннегисер работал в Военно-промышленном комитете. С 1917 г. служил в президиуме Центрального народно-промышленного Комитета. В его доме бывал весь литературный Петербург. 30 августа 1918 арестован с женой и дочерью. 24 декабря 1918 г. утверждено Постановление об освобождении всех арестованных и прекращении дела, после чего освобожден из тюрьмы, служил в Совнархозе. В марте 1921 — вновь арестован, но вскоре был освобожден. В 1924 г. выехал за границу.

В I923-I924 гг. в Петрограде вышел трехтомный труд И.С. Каннегисера «Практическое руководство по административно-хозяйственной организации предприятий», в основу которого положен опыт работы автора, в том числе на николаевских заводах.

Старший брат Иоакима Каннегисера Николай, доктор медицины, известный петербургский врач, один из учредителей Частного гинекологического института, прожил недолгую жизнь (1865‒1909), умер от заражения крови.

На вдове Николая Каннегисера Марии Левин в 1912 году женился Исай Бенедиктович. Семья, включая дочерей: Евгению Каннегисер (1908‒1986) и Нину Каннегисер (1909‒1982), претерпела все трудности, выпавшие на долю Исая Бенедиктовича. По прошествии лет Евгения стала физиком, Нина — биологом.

Перед тем как перейти к следующему представителю писательской когорты рода Мандельштам, необходимо сделать отступление. Фигура Емельяна (4 поколение) является предметом заочного спора двух генеалогических сайтов.

Сайт GENI сообщает о братьях с одинаковыми вторыми именами: Емельян Иезекиль Эммануил и раввин (rabbi) Moshe Ezekiel. К потомкам Емельяна сайт относит 11 детей: Розалия, Максимилиан, Иосиф, Бенедикт, Лев, Лазарь, Минна, Сарра, Луиза, Людвиг, Фанни.

И к потомкам Моше[10] — четверых: Софья, Макс, Биньямин, Иосеф.

Сайт JewAge собирает всех детей вместе и отдает их одному человеку с именем Моше Емельян Иезекиль Эммануил. При этом В Ревизских сказках 1858 г. упоминается только Хацкель, — это, видимо, Емельян, переехавший, как гласит более поздняя запись, в Полтаву в 1863 г. Согласно JewAge его дети Розалия, Макс-Эммануил, Иосиф, Бенедикт, Леон, Лейзер, Минна, Софья, Ривка, Эта, Ицхак.

Цветом выделены одинаковые персонажи (очевидно, Леон — это Лев, а Лейзер — Лазарь); совпадают первые 7 имен. О Луизе, Людвиге, Фанни, Биньямине нам не известно ничего. Так же как о личностях Ривка, Эта, Ицхак.

А вот имя Софья стало главным предметом нашего спора с авторами сайта JewAge. В числе детей Емельяна не названа дочь Сарра, Сарра Емельяновна. В нашей переписке авторами сайта высказывается предположение, что Софья — это та же Сарра Емельяновна, что ее имя сменилось в русле часто практикуемых переходов в еврейской среде к русифицированным именам. Но подлинность Сарры подтверждается данными ее потомков (В.Д. Арнольд), а также косвенным свидетельством Г. Слиозберга[11]:

«Старшая дочь Мандельштама жила въ Полтавѣ, замужемъ за нотаріусомъ Гурвичемъ, однимъ изъ первыхъ евреевъ, допущенныхъ на должность нотаріуса…».

Довести до конца этот спор с JewAge мне не удалось. Я придерживаюсь версии GENI, и в составленной мною родословной фигурируют обе: и дочь Емельяна Сарра, и дочь Моше — Софья Блувштейн.

Рахель

Рахель

Среди 12 детей Софьи — знаменитая израильская поэтесса Рахель (1890‒1931). Она родилась в Саратове. Училась в Полтаве в еврейской школе с преподаванием на русском языке, Среднее образование Рахель и ее сестра Шошана заканчивали в Киеве.

С 1909 г. их жизнь связана с Палестиной, где Рахель работала в кибуце. Летом 1914 она поехала в Россию повидать родных. Из-за военных ограничений вернуться сразу не удалось, но с 1919 г. она уже Палестину не покидала.

У Рахели три сборника стихов: «Сафиах» («Обсевок», 1927), «Ми-негед» («С той стороны», 1930) и «Нево» (1932, посмертно).

Стихи Рахели на русском языке (она их писала с 15 лет) и их переводы на иврит вошли в книгу «Лах ве-‘алаих…» («Тебе и о тебе…», издательство «Ха-киббуц ха-меухад», 1987). Более тридцати ее стихотворений (большинство — переводы с иврита) вошли в сборник «Я себя до конца рассказала» (Иерусалим., «Библиотека-Алия», 1981, 1990).

Беллетризованная биография Рахели с включенными в нее избранными стихами поэтессы вышла в переводе на русский язык в 1996 г. в издательстве «Библиотека-Алия» (Амос Бар «Рахель»). Многие стихи Рахели стали популярными песнями («Ве-улай ло хаю ха-дварим ме-‘олам» — «А может быть, этого и не было», «Рахель», «Шай» — «Подарок», «Бен лу хая ли» — «Если бы у меня был сын», «Лах ве-‘алаих» и другие).

Именем Рахели Блувштейн названы улицы в Иерусалиме, Петах-Тикве, Ашкелоне, Хайфе, Рамле, Тель-Авиве. К её имени обычно добавляют слово «поэтесса», чтобы отличить от праматери Рахели (Рахили). На иврите произносится Рахэль hа-машорерэт (корень шир — песня).

Внучатый племянник Рахели, внук ее сестры Батьи — ныне здравствующий израильский историк Ури Мильштейн (р. 1940).

Потомство Сарры Емельяновны отличается склонностью и даже приверженностью, к наукам, причем благодаря браку ее дочери Мины Кан с Исааком Мандельштамом произошло родственное сближение ветви Гирша, о которой всё время шла речь, с ветвью Хаскеля. Это, ставшее уже далёким, родство литовской (Жагоры) и украинской (Полтава, Киев) ветвей дало повод к некоторому укреплению связей внутри рода Мандельштам.

Ученые

У Сарры Емельяновны во втором браке было трое детей, из них братья Гурвичи Лев Гаврилович (1871‒1926) и Александр Гаврилович (1874‒1954) стали видными советскими учеными.

Лев Гаврилович окончил Базельский университет (1896). С 1920 г. руководил Центральной химической лабораторией треста «Азнефть» в Баку, профессор Азербайджанского университета. В 1924 г. возглавлял нефтяную лабораторию в Теплотехническом институте (Москва). Работы Л.Г. Гурвича послужили основой развития процессов очистки нефтепродуктов. Главный печатный труд — Научные основы переработки нефти, 3 изд., с дополнениями, М., 1940.

Александр Гаврилович Гурвич

Александр Гаврилович Гурвич

Александр Гаврилович Гурвич открыл сверхслабые излучения живых систем и создал концепцию морфогенетического поля. Лауреат Сталинской премии по биологии. С 1925 г. профессор МГУ, в период 1945‒1948 директор Института экспериментальной биологии АМН СССР.

Из книги его внука эмбриолога Льва Белоусова и др.:

Научная деятельность Александра Гавриловича Гурвича, заполнившая почти 60 лет его жизни, охватывала широкий круг вопросов морфологии, физиологии, биохимии и биофизики. Он читал курсы анатомии, гистологии и эмбриологии, писал учебные руководства по этим предметам, но всегда оставался биологом в самом глубоком смысле этого слова[12].

Осип Эмильевич был лично знаком с А.Г. Гурвичем и восхищался его работами. Из «Путешествия в Армению»:

«Я с благодарностью вспоминаю один из эриванских разговоров, которые вот сейчас, спустя какой-нибудь год, уже одревлены несомненностью личного опыта и обладают достоверностью, помогающей нам ощущать самих себя в предании.

Речь зашла о «теории эмбрионального поля», предложенной профессором Гурвичем…»

Дочь от первого брака Сарры Емельяновны Мина Кан — мать академика АН СССР физика Леонида Исааковича Мандельштама (1879‒1944, 7 поколение). Учился в Новороссийском университете в Одессе (исключён в 1899 году за участие в студенческих волнениях) и в Страсбургском университете, где работал его дядя Александр Гаврилович Гурвич.

 Основные работы Л.И. Мандельштама лежат в области оптики, радиофизики, теории нелинейных колебаний, квантовой теории, истории и методологии физики. В работе «Об оптически однородных и мутных средах» (1907) он доказал ошибочность теорий М. Планка и Дж. Рэлея, показав, что рассеяние света происходит только в оптически неоднородных средах. В 1928 г., совместно с Г.С. Ландсбергом, независимо от индийских физиков Ч. Рамана и К.С. Кришнана открыл фундаментальное явление — комбинационное рассеяние света в кристаллах. В 1930 г. была присуждена Нобелевская премия Ч. Раману.

Краткая история открытия этого явления, названного раман-эффектом, такова: В Москве рассеяние света в кристаллах впервые наблюдали 21 февраля 1928 г., результат опубликовали 21 июля 1928 г. А в Калькутте рассеяние света в жидкостях наблюдали на неделю позже, 28 февраля 1928 г. Но сообщили об этом раньше, 21 апреля 1928 г.

На самом деле задержка с публикацией Мандельштама и Ландсберга не была решающей причиной присуждения премии индусу; важнее было одобрение индийского результата международным сообществом, в то время как московский результат был поддержан только отечественными физиками.

Кроме того[13], [14] ,“…как раз в это время (15 марта 1928 г.) арестовали Л.И. Гуревича, родственника Л.И. Мандельштама, и оказалось, что Леонид Исаакович эффективнее других мог разобраться в этом деле и способствовать освобождению человека. Физические исследования и все, что имеет к ним отношение, приостановились, и Л.И. должен был заняться другой областью человеческой деятельности. Когда это юридическое дело было закончено, можно было приступать к продолжению работы и к публикации достоверных результатов, но времени уже прошло много”.

Дополнила это повествование внучка Леонида Исааковича Татьяна Сергеевна Мандельштам.

«Арестованный Л.И. Гуревич, председатель правления одного из тогдашних банков, был женат на сестре Александра Гавриловича Гурвича, известного биолога, чьи так называемые митогенетические лучи наделали в научном мире немало шума, а сам их первооткрыватель на рубеже 20‒30-х годов не раз выдвигался иностранными и отечественными номинаторами на Нобелевскую премию по физиологии и медицине. Гурвич приходился Мандельштаму двоюродным дядей, и оба экспериментатора вынуждены были прекратить на время научные исследования, переключившись на помощь попавшему в беду человеку; того уже успели приговорить к расстрелу. Их хлопоты и собранные свидетельства невиновности осужденного позволили достичь положительного результата. При пересмотре дела расстрельный приговор был отменен и заменен на ссылку. А потерянное время Мандельштаму возместить не удалось, что дорого обошлось советской науке».

В 1942 г. совместно с Н.Д. Папалекси Л.И. Мандельштам предложил использовать радиолокационные методы в астрономии. На основе этой идеи Н.Д. Папалекси выполнил расчёты по радиолокации Луны (была осуществлена в 1945 году в США).

В память Леонида Мандельштама назван один из кратеров на обратной стороне Луны.

Из дневника президента АН СССР С.И. Вавилова:

«Вчера умер Л.И. Мандельштам, пожалуй, самый замечательный человек среди ученых, которых я в России знал. Сверхчеловеческая тонкость физического мышления. Редчайшая моральная честность в самых тяжелых условиях с добротой и добродушием и общая высокая культура».

Но никто не застрахован от ошибок и скоропалительных суждений. Многие знают о скандале в связи с обработкой поэтом перевода книги Ш. де Костера «Легенда об Уленшпигеле», на титульном листе которого по недосмотру не был указан автор перевода А.Г. Горнфельд. Председатель Мандельштамовского общества Павел Нерлер переслал мне копию одного письма с упоминанием имен Л.И. Мандельштама и его двоюродного дяди А.Г. Гурвича:

31 декабря 1928 г.

А.Б. ДЕРМАН — А.Г. ГОРНФЕЛЬДУ

Были у нас на днях два родственника Вашего супостата О. Мандельштама: проф. Гурвич и проф. Мандельштам (его теперь выбрали в академики) оба люди более чем порядочные. Как-то случилось в разговоре, что Мандельштам сказал: я не ожидал от Горнфельда, что он может прибегать к таким формам полемики. — Я говорю: — а Вы читали его письмо? Он: нет, но я читал письмо Мандельштама и там выдержки (краденое пальто и проч.). Тогда я прочел им Ваше письмо и кой-чем дополнил (в частности — о визите Горлина). Тогда и Гурвич и Мандельштам оба решительно стали на Вашу сторону и обрушились на О. Мандельштама. — Кстати, имела эта история какое-нибудь продолжение?

(РГАЛИ. Ф. 155. Оп. 1. Д. 296. Л. 37‒37об.)

  Вслед за Леонидом Исааковичем физиками стали его сын Сергей (1910‒1990), внучка Татьяна Сергеевна Мандельштам (р. 1940) и внук Сергея Дмитрий Вайнштейн (р. 1972).

Сергей Леонидович Мандельштам, 8 поколение.

С 1931 г. по 1941 г. был ассистентом, а затем доцентом Московского университета. В 1944 г. утвержден в звании профессора. С 1944 по 1947 гг. — профессор Института стали, с 1947 г. — профессор, а с 1956 г. заведующий кафедрой Московского Физико-технического института, где читает многочисленные курсы по различным вопросам оптики и спектроскопии.

В 1979 г. избран членом-корреспондентом АН СССР.

Из личного листка по учету кадров от 9 сентября 1980 г.:

 Владеет английским, немецким, французским языками. В период с 1956 по 1950 г. г. находился в научных командировках в ГДР, ФРГ, Голландии, Италии, США, Бельгии, Англии, Франции, ПНР, ВНР, Австрии, Индии, БНР, ЧССР, Канаде, Испании, Румынии, Бразилии, Японии, Кубе.

Дети сестры Л.И. Элеоноры Исааковны Исакóвич (1886‒1978): физик Михаил Исакóвич (1911‒1982) и искусствовед Нина Арнольд (1909‒1986).

Михаил Александрович Исакóвич, 8 поколение. Один из основателей Акустического института, заведующий его теоретическим отделом. Автор теории звуко- и виброизолирующего действия помещаемой в волноводы системы одинаково настроенных близкорасположенных резонаторов на колеблющиеся пластины, стержни и другие конструкции. Работы М.А. Исаковича, посвященные рассеянию звука на неоднородностях в волноводах, легли в основу предложенного им метода звукоизоляции, основанного на создании на стенках волновода периодических неровностей. В течение многих лет он читал курс общей акустики в Московском физико-техническом институте. Этот курс лег в основу книги «Общая акустика», выпущенной в 1973 году. Он также один из авторов «Элементарного учебника физики. Т. 1. Механика. Теплота. Молекулярная физика», М., Наука, 1985.

 Владимир Игоревич Арнольд (1937‒2010) (9 поколение). Сын Нины Александровны Исакóвич и Игоря Владимировича Арнольда — член‑корреспондента Академии педагогических наук и завкафедрой высшей математики в Московском институте стали и на физфаке МГУ.

Он — внучатый племянник Л.И. Мандельштама, по отцовской линии еще и внучатый племянник известного советского писателя Бориса Житкова.

Математик, действительный член Академии наук СССР (с 1991 РАН), почетный член Лондонского королевского общества (1976), иностранный член Национальной академии наук США (1983), Парижской академии наук (1984); лауреат Ленинской премии (1965), Государственной премии Российской Федерации (2007); автор работ в области топологии, теории дифференциальных уравнений, теории особенностей гладких отображений и теоретической механики.

В 1965‒1986 годах В.И. Арнольд занимал должность профессора Московского университета. С 1986 года был главным научным сотрудником отдела геометрии и топологии Математического института Российской академии наук, с 1993 — профессор Центра математических исследований теории принятия решения (CEREMADE) университета Париж-Дофин.

В математике известны: теорема Колмогорова-Арнольда-Мозера о стабильности интегрируемых гамильтоновых систем, отображение Арнольда, языки Арнольда, диффузия Арнольда, гипотеза Арнольда о неподвижных точках симплектоморфизмов.

В 2009 году В.И. Арнольд имел наивысший индекс цитирования среди российских ученых.

 Племянник Владимира Арнольда Виталий Дмитриевич Арнольд (1968‒2017), 10 поколение, по образованию физик, деятель математического просвещения. Организатор математических олимпиад, один из организаторов Летней Школы Современной Математики в Дубне. С 1998 г. — заместитель директора МЦНМО (Моск. Центр непрерывного математического образования), преподаватель информатики в Московской гимназии на Юго-Западе № 1543. Многие страницы истории отечественной математики для него — страницы фамильной хроники[15].

«Я действительно примерно со старших классов школы интересовался историей собственной семьи. Наверное, в большинстве семей попытка посмотреть на три поколения вглубь приводит к очень нетривиальным фактам из бытовой, политической культуры и истории нашей страны. Получается, все это вопрос знания собственной истории. Я изучал это, по мере сил я стараюсь это знать и кому-то рассказывать. Действительно, мне повезло, потому что со стороны мамы и папы, бабушки и дедушки есть о чем и знать, и рассказывать: совершенно удивительные ситуации, нетривиальные связи и неожиданные вещи. Есть тут громкие имена или нет, это неважно».

Коль скоро речь зашла о физиках, сразу назовем еще одного:

Стэнли Мандельштам (1928‒2016) (Mandelstam Stanley) — физик-теоретик. Родился в Йоханнесбурге, где окончил университет (1951). Продолжал учебу в Кембридже и Бирмингеме. В 1956‒57 работал в Бирмингемском университете, в 1958‒60 — в Беркли. В 1960‒63 — профессор Бирмингемского университета, с 1963 — Калифорнийского (Беркли, с 1994 — почетный профессор). Его работы посвящены квантовой теории поля и физике элементарных частиц. Ввел двойные дисперсионные соотношения (представление Мандельстама). В 1958 ввел «переменные Мандельштама» — прискалярные релятивистски инвариантные величины, сохраняющиеся в процессе рассеяния двух элементарных частиц с образованием двух новых или сохранением двух старых элементарных частиц или в процессе распада одной элементарной частицы на три. Независимо от других сформулировал правила построения фейнмановских диаграмм янг-миллсовской теории. Внес вклад в развитие взаимосвязи между классической и квантовой теориями струн. Сформулировал теорию струн в терминах двумерной квантовой теории поля. Впервые построил амплитуды фермионного рассеяния в теории суперструн. Дал аргументы в пользу конечности суперструнных теорий во всех порядках определённой аппроксимационной схемы. Член Лондонского королевского общества (1962).

Медаль Дирака (1991), премия Д. Хейнемана (1992). / Сайт «Санкт-Петербургская школа»/.

Он относится к той же ветви, что и Осип Эмильевич, т. е. к ветви Хаскеля. Его родословная: Хаскель, ок. 1730, 2 поколение — Иеуда-Лейб, ок. 1753 — Хаскель (1773, 4 поколение) — Арон (1799) — Лейб (1816) — Залкинд (1836, Юрьев)-Залман (1857) — Борис (1886, Елгава, Латвия)-Стэнли (1828, Иоганнесбург) — 10 поколение!

И снова вернемся к ветви Гирша, с которой мы перешли на общую линию в момент союза Мины Кан с Исааком Мандельштамом. У многодетного Иоселя в 4 поколении было еще три сына, потомками которого были заметные личности. Это сыновья Орель (р. 1800), Файвель (р. 1803) и Шолом (р. 1820).

Шолом был дедом двух ленинградских врачей 6-го поколения Морица и Александра. Файвель — прадедом двух поэтов 7-го поколения — Юрия и Татьяны, Орель — был дедом врача В.Г. Мандельштама и предком активного исследователя мандельштамовского генеалогического древа — Сергея Стрóгалева из С.-Петербурга, (р. 1982).

Теперь подробнее.

Мориц Эмильевич (1884‒1957), терапевт, доктор мед. наук (1923), профессор (1930), в 1944‒57 годах завкафедрой госпитальной терапии Ленинградского педиатрического. мединститута. Научные труды посвящены заболеваниям сердечно-сосудистой системы, в частности, нарушению ритма сердечной деятельности и вегетативной иннервации сердца. В 1921 г. организовал первый в Петрограде кабинет электрокардиографии[16].

 Александр Эмильевич (1894‒1982), акушер-гинеколог. Доктор мед. наук (1924), профессор (1929). После окончания мед. факультета Московского университета (1916) служил врачом в действующей армии, в 1918–20 в Красной Армии. В 1920–23 работал в Клиническом повивально-гинекологическом. институте в Петрограде. С 1924 г. приват-доцент кафедры акушерства и гинекологии Института усовершенствования врачей. В 1929 зав. акушерско-гинекологической клиникой Одесского мед. института. В 1930–34 зав. акушерско-гинекологической клиникой Харьковского мединститута. В 1935‒65 завкафедрой акушерства и гинекологии Ленинградского института усовершенствования врачей, затем научный консультант этой кафедры. В 1941–44 начальник хирургического эвакогоспиталя, главный гинеколог Закавказского фронта. Научные труды посвящены диагностике и лечению бесплодия, онкодиагностике. Заслуженный деятель науки РСФСР (1948)[17]. http://mednecropol.ru/m/mandelshtam-ae/mandelshtam-ae.htm


 

 

 

    Сын Александра, тоже врач, доктор медицинских наук Владимир Александрович (1923‒1994), жил в Ленинграде, С.-Петербурге.

Внук Файвеля Владимир (Вильгельм) (1867‒1960).

В 1915 году — секретарь правления Соединенного банка[18]. С 1920 г. с семьей в эмиграции в Париже. Его дети Юрий и Татьяна.

Юрий Владимирович Мандельштам (1908‒1943) — поэт, литературный критик, переводчик. С 1935 года женат на дочери Игоря Стравинского Людмиле Игоревне. Арестован в Париже 10 марта 1942 года, отправлен в концлагерь Дранси, в июле 1943 переведён в Польшу, где погиб в концлагере «Явожно» (один из внешних лагерей Освенцима).

Сборники стихов: «Остров» (1930), «Верность» (1932), «Третий час» (1935), «Годы» (опубликован в 1950).

Елена Дубровина:

«За свою короткую жизнь он написал около 350 статей. Он прекрасно знал мировую литературу, свободно читал и изъяснялся на нескольких иностранных языках, великолепно знал историю, классическую музыку, живопись, печатался во французской прессе. С Людмилой Стравинской познакомился на вечере, куда ее привел Адамович. Встречались они недолго. И вскоре, после перехода Ю.М. в православие сыграли свадьбу. После смерти Людмилы в 1938 году дочь Китти осталась на попечении у родственника Стравинского, доктора Носенко. В 1937 году в Китае вышел сборник статей Юрия Мандельштама «Искатели». Полное собрание его стихотворений вышло в 1999 г. в Гааге»[19],[20] .

Татьяна Владимировна Штильман (Мандельштам-Гатинская) (1904‒1984). Биография Татьяны Штильман похожа на биографии многих беженцев из русской пореволюционной России. После окончания русской школы в Париже Татьяна получила диплом художника-декоратора и, так же как брат, писала стихи и прозу. До войны Татьяна Владимировна печаталась под фамилией матери Штильман, после войны — как Татьяна Мандельштам-Гатинская.

Она печаталась в парижском издании «Перекресток», (Париж, 1930); в газете «Возрождение», в «Сборнике Союза молодых поэтов и писателей в Париже» (1930, 1931, кн. 5); в выборгском «Журнале Содружества».

Татьяна часто посещала вместе с братом литературные кафе, выступала с новыми стихами. Владимир Набоков в газете «Руль» за 28 января 1931 г. раскритиковал всех женщин-поэтесс, включая Татьяну Штильман:

«Усеченная мужская рифма, которая последнее время, слава Богу, вымирает, — по крайней мере, в эмиграции, — еще держится в бодрых стихах Юрия Софиева («Сборник») и Ник. Станюковича («Сборник»). Этот последний, вместе с двумя поэтессами Софьей Красавиной («Сетью четких ватерлиний ты все моря избороздил») и Татьяной Штильман входят в категорию тех, которые черпают свои образы в модной области морского, мореходного, матросского (О, гумилевские капитаны!)».

Оторванность от родины, от родных порождала особенно глубоко пессимистическую ноту в поэзии[21]. Стихи Татьяны по своему настроению близки к «парижской ноте». От тоски ледяными ночами бегу… Только белою смертью сейчас умереть.

Памяти погибшего брата:

Во мне смиренья дух лишь замер — Но газовых ужасных камер

Как трудно с этим духом жить! Мне не забыть — и не простить.

  Несравненно более известным в России был поэт, переводчик, один из создателей «Ордена имажинистов» Вадим Шершеневич (1893, Казань —1942, Барнаул). В 1918 г. Шершеневич публикует любовную поэму «Крематорий», своего рода ответ на «Облако в штанах» Маяковского (переиздана в следующем году с подзаголовком «Поэма имажиниста»). Читает стихи с эстрады, пользуясь громадной популярностью среди московской публики; продолжается начавшееся ещё до революции соперничество Шершеневича с Маяковским. В начале 1920-х издаёт книгу стихов «Лошадь как лошадь» (наиболее известная его книга), сборник поэм «Кооперативы веселья», трагедию «Вечный жид», комедию «Одна сплошная нелепость».

Последняя книга оригинальных стихов — сборник «Итак, итог» (1926), построенная на рифмах-диссонансах. В том же году написал антиутопическую пьесу «Мещантика» (не опубликована при жизни). Значительная часть работы Шершеневича связана с кино и театром; работал как драматург, режиссёр, критик, сценарист, переводчик. Автор выдержавшей два издания книги «Игорь Ильинский».

В 1920‒30-е годы переводил на русский яз. пьесы У. Шекспира, П. Корнеля, В. Сарду, немецкую (Рильке, Лилиенкрон) и французскую (включая полный перевод «Цветов зла» Бодлера) поэзию, либретто популярных оперетт, работал над книгой мемуаров «Великолепный очевидец» (несмотря на автоцензурные попытки приспособить её к условиям советской печати, издана она при жизни автора не была).

Врачи

О внуке Ореля (Арона) (напомню, 4 поколение, брат Леона, Вениамина, Емельяна, Моше), враче Викторе Григорьевиче Мандельштаме я узнала от его потомка, Сергея Витальевича Стрóгалева (р. 1982, 10‑е поколение). Вначале Виктор Григорьевич был назван братом Исаака Григорьевича (отца академика Леонида Мандельштама). Эта версия подкреплялась двумя аргументами: они оба врачи, почти ровесники, живущие в Одессе, ну, и одинаковые отчества, конечно. Но аргумент отчества был совсем неубедителен, т. к. имена в еврейской генеалогии повторяются непрестанно, и в роду Мандельштам во всех поколениях и ответвлениях повторялись имена Хаскель (Хацкель, Эмиль), Иосиф (Осип), Вениамин (Беньямин), Мендель, Леон (Лейб, Леонид) и среди них Гирш (Григорий).

Была еще представлена фотография 1901 г., Одесса, где по утверждению С.В. Стрóгалева присутствуют оба брата с семьями.

Мои поиски близкого родства этих двух врачей на генеалогических сайтах были безрезультатны. Загадка решилась на основании места рождения В.Г. — город Ковно, ныне Каунас. Я предположила, что при обилии одинаковых имен отцом Виктора мог быть другой Гирш, например, сын Ореля (Арона). Из ревизской сказки 1858 г.:

Запись № 10 Мандельштам Арон Иоселевич, согласно прошлой ревизии 50 лет и его сыновья: Гирш (согласно прошлой ревизии 26 лет) и Меер (согласно прошлой ревизии 19 лет) в 1852 г. перечислены в купцы г. Ковно.

Обращаюсь в архивы Каунаса и Вильнюса. И вот ответ литовского исследователя Галины Барановой[22]:

«Я провела исследование по интересующему Вас вопросу по базе данных, в которой есть сведения о документах нашего (вильнюсского) архива и документах каунасского архива. Врач Виктор Григорьевич Мандельштам действительно является потомком указанного в Вашем письме рода. В нашем архиве хранятся записи о его рождении и о рождении его сестры:

— Виктор, сын купеческого сына Гирши Ароновича Мандельштама и Эльды Давидовны урожденной Клячко, родился в Каунасе 14 июля 1860 года, а его сестра Янета (Жанета?) родилась в Каунасе 24 февраля 1869 г.

Оказалось, что В.Г. и И.Г. — братья, но только не родные, а, если можно так сказать, 5-юродные. Совсем неудивительно, что в Одессе они были известны как братья — при одинаковых фамилии, отчестве, и даже профессии!

В каунасских документах упоминается еще один сын Ореля — Иозеф, 1857 г.р., тоже будущий врач. На 367-й странице «Сборника постановлений земских собраний Новгородской губернии за 1899 год»[23],[24] есть сведения об Иосифе Григорьевиче Мандельштаме:

Еще больше сведений о врачах Мандельштам можно почерпнуть из Российских медицинских списков, публиковавшихся в 1891‒1914 г.г. Например, из списка 1892 г.

Обозначения: Л. – лекарь, Д. –доктор. Подробнее:

При печатанiи свѣдѣнiй о врачахъ соблюдается слѣдующiй порядокъ: послѣ фамилiи, имени и отчества показывается годъ рожденiя, ученая степень, годъ окончанiя курса медицинскихъ наукъ, спецiальность, чинъ, должность и мѣсто жительства, причемъ при уѣздныхъ городахъ показывается и губернiя, а при заштатныхъ городахъ, селахъ, деревняхъ и т. п. уѣздъ и губернiя.

Значком V отмечены имена, уже упомянутые в нашем очерке:

— Бенедикт Емельянович — отец переводчика Исая Бенедиктовича, 5 поколение;

— Виктор Григорьевич — земский врач в Н. Новгороде, 6 поколение;

— Исаак Григорьевич — акушер и гинеколог, Одесса;

— Лев Иезекиелевич (Леон), помощник врачебного инспектора — сын Емельяна, 5 поколение;

— Эммануил Хацкелевич — знаменитый врач-окулист Макс Эммануил, сын Емельяна Иосифовича, 5 поколение.

Также входят в составленную нами родословную:

Соломон Гершевич (р. 1860) — согласно JA Соломон Сергей, брат Исаака Григорьевича, 6 поколение;

Лев Борисович, педиатр (1839‒1901, 6 поколение) — отец оперной певицы Евгении Львовой (1869‒1919) и дед поэта Вадима Шершеневича (1893‒1942). Приват-доцент Казанского университета, губернский врачебный инспектор, статский советник. Автор научных работ по патологической физиологии и фармакотерапии инфекционных заболеваний, организации здравоохранения и санитарной гигиене. Разработал меры по борьбе с эпидемиями тифа и холеры в Казанской губернии, руководил врачебно-санитарными отрядами в поражённых эпидемиями уездах (1891‒1892).

в Российском медицинском списке врачей 1910 года числится врач Мандельштам Павел (Файвус Менделевич) (р.1869) — вольнопрактикующий акушер г. Риги. Он выпускник Дерптского университета, защитил в 1894 году (Дерпт уже назывался Юрьев) диссертацию на степень доктора медицины «О холере и о жизнеспособности холерного вибриона в воде». Связь с нашим древом пока не найдена.

Для полноты картины добавим к списку медиков новгородского «эпидемического врача» Иосифа Григорьевича (р. 1857), петербургского врача Николая Каннегисера и ленинградских врачей Морица и Александра Эмильевичей.

Как видим, не все врачи по фамилии Мандельштам нашли место в нашей родословной. Хотелось бы сделать ее полнее, и не только с «медицинской» точки зрения. Но и в этом составе видна существенная гуманитарная роль мандельштамовского корпуса медиков в России.

Архитектор

Бывая в Риге, я часто слышала вопрос о рижском архитекторе Пауле Мандельштаме (1872‒1941), не родственник ли он знаменитого русского поэта. Почему-то я не обратила внимания на запись на сайте GENI, где приводится список детей Гирша Александровича (деда академика Л.И. Мандельштама), среди которых назван Павел, «архитектор, полукровный брат Исаака Григорьевича». И продолжала искать доказательства его родства с поэтом, обратившись к участникам форума сайта http://j-roots.info/ (Еврейские корни).

Великое дело взаимопомощь: в материалах переписи 1897 года гор. Риги нашлась запись о том, что на Елизаветинской улице проживали Гирш Александрович Мандельштам, его жена Гинда Файвелевна и их сын Павел Гиршович, студент Рижского политехнического института.

Павел Гиршович учился на механическом отделении, затем на архитектурном (18921898). Принимал участие в проектировании рижского электрического трамвая, руководил строительством рижского водопровода (19031904). По его проектам в Риге построено более 70 жилых и общественных зданий в различных архитектурных стилях[25].

В формах эклектизма, в частности, возведены доходный дом на ул. Стабу, 30 (1899), трамвайное депо на ул. Фридриха, 2 (1900), коммерческое училище на ул. Альберта, 10, доходные дома на ул. Ноликтавас, 3, Бривибас, 141, и Калею, 23 (все четыре 1903) и Еврейское ремесленное училище на ул. Абренес, 2 (1904); в формах стиля модерн — доходные дома на ул. Марсталю, 28 (1906) и 16 (1907), Артилерияс, 3 (1908), Минстереяс, 8/10 и Лачплеша, 7 (оба 1909), Таллинас, 10 (1910), Марияс, 2 (1911), Дзирнаву, 132 (1912), переплетная и книжный склад наул. Акас, 5/7 (1911), торговые здания на ул. Аудею, 2 (1910) и Грециниеку, 8 (1911), конторское здание на ул. Калькю, 22 (1912), Еврейский клуб и театр на ул. Сколас, 6 (совместно с Э. Тромповским, 1913‒1914). Ряд зданий в 20-е. построены в неоклассической манере, например: торговое здание на ул. Калею, 5, и банк на Домской пл., 8 (оба 1926); в дальнейшем Мандельштам работал в стиле функционализма: торговое и жилое здание на ул. Элизабетес, 51 (1928), доходные дома на ул. Бруниниеку, 40 (1929) и 49 (1932), индивидуальный жилой дом на просп. Межа, 40 (1930).

Еще один штрих, почерпнутый из Бесед о Риге: С 1915 по 1918 год Пауль Мандельштам находился в Москве, где принимал участие в заседаниях технического комитета по вопросу о Палестине в связи с Декларацией Бальфура в поддержку создания еврейской национальной родины в Палестине.

По данным сайта http://names.lu.lv/ru.html — о евреях, проживавших в Латвии в 1941 году, этот замечательный человек — архитектор Пауль (Файвель) Мандельштам — был убит в рижской Центральной тюрьме, а его жена Софья и сын Евгений убиты в Little ghetto.

Машинистка

Младшая дочь врача Виктора Григорьевича Валентина (р. 1902) по сведениям С.В. Строгалева жила в Ленинграде и работала машинисткой. Это та самая машинистка, о которой писала Н.Я. во Второй книге (цитату приводим второй раз):

«Никто из Мандельштамов, которых мы потом встречали, — ни ленинградские врачи, ни физик, … ни машинистка в Ленинграде, необыкновенно быстро и грамотно писавшая под диктовку, что было в то неграмотное время абсолютной редкостью, — никто из них ничего не слышал про рижского Веньямина Мандельштама…»

Этот любопытный факт подтверждается справкой:

«За 1927/1928 гг. по квартире № 17 значатся: Мандельштам Мария Николаевна[26], 18хх года рождения, домохозяйка; Мандельштам Валентина Викторовна, 1902 года рождения, машинистка (…в документе), временно выбыла».

С.В. Строгалев создал в Сети страницу, посвященную дочери Валентины — актрисе и режиссеру Татьяне Кричевской https://vk.com/club177657886 На этом сайте совместное фото матери и дочери.

 

Революционеры

Революционные настроения и события конца XIX — начала XX века в России не могли не затронуть столь активную часть российского общества, каким был клан Мандельштамов. При этом самый активный контрреволюционер Леонид Каннегисер принадлежал ветви Гирша — младшего сына родоначальника нашего древа, а революционеры — все оказались членами ветви старшего из сыновей — Хаскеля.

Самой яркой революционной личностью, хотя и не вполне революционером в узком значении этого слова был Михаил (Моисей) Львович Мандельштам (1866–1939) — сын врача Льва Борисовича Мандельштама, 7 поколение. Он учился на юридическом факультете Петербургского университета, был близок к народовольческим кружкам. В 1886 г. за участие в демонстрации в память Добролюбова был арестован, исключен из университета и выслан в Казань. С начала 900-х годов он член «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», с осени 1905 — член партии кадетов. Как адвокат вел гражданские и уголовные дела, однако известность получил как защитник на политических процессах. Защищал в суде Н.Э. Баумана, Г.А. Гершуни. На процессе члена Боевой организации эсеров Ивана Каляева в Особом присутствии Правительствующего сената 5 апреля 1905 г. М. Мандельштам настойчиво проводил мысль о том, что «правительство само толкает людей на террор, ибо своим деспотизмом и жестокостью разжигает в стране всеобщее недовольство».

В 1883 г. в университете Михаил был однокурсником студента естественного факультета Александра Ульянова. Революционером Михаил не стал, но пережил в юные годы увлечение сначала народничеством, затем марксизмом. На одной из его нелегальных лекций в Казани впервые услышал о Марксе 17-летний Владимир Ульянов.

После октября 1917 жил во Франции. В 1920-х гг. возглавлял юридическую консультацию Союза русских рабочих во Франции, сотрудничал в издательстве торгпредства СССР во Франции. В конце 20-х вернулся в СССР, в 1928-м был принят в Московскую коллегию адвокатов. 9 июня 1938 г. в возрасте 73 лет арестован органами НКВД по обвинению в причастности к «антисоветской террористической организации». 5 февраля 1939 г. умер в Бутырской тюрьме «от упадка сердечной деятельности». Автор мемуаров «1905 год в политических процессах. Записки защитника» (М., 1931).

19 февраля 1939 был исключён из Московской областной коллегии адвокатов посмертно. 18 июня 1990 постановлением Прокуратуры СССР дело в отношении Мандельштама прекращено «за отсутствием в его действиях состава преступления».

У революционера Мартина (1872‒1947), псевдоним Мартын Николаевич Лядов), богатая политическая судьба: с 1903 большевик. Вел активную борьбу с меньшевиками, но в 1909 сам перешел на сторону группы «Вперёд». В 1911 порвал с «вперёдовцами», работал в Баку, секретарь редакции газеты «Нефтяное дело». В 1917 зам. пред. Бакинского Совета, меньшевик. В 1918‒20 жил и работал в меньшевистской Грузии. После установления советской власти в Закавказье выехал в Москву, «порвал с меньшевизмом» и восстановлен в РКП(б). В 1923‒29 годах — ректор Коммунистического университета имени Свердлова. В 1929 заведующий Главнауки, в 1930 заведующий архивом Октябрьской революции. Член научных советов института Ленина и Истпарта. Делегат XII-XVI съездов партии. В 1927‒1930 — член Центральной ревизионной комиссии ВКП(б). Кандидат в члены ВЦИК и ЦИК СССР. Автор первых работ по истории партии (период 1903‒1907), препарировал историю революционного движения в России в пользу ленинской партии. В 1932 году персональный пенсионер. Своевременный выход на пенсию помог избежать почти неминуемых репрессий.

Брат Мартына Эммануил (1879‒1929) — участник революций 1905, 1917 годов и Гражданской войны, партийный и хозяйственный деятель. Псевдоним — Николай Николаевич Мандельштам. Член РСДРП с 1902 года, большевик, один из активных работников московской большевистской организации. Вёл нелегальную работу, неоднократно подвергался преследованиям и арестам. В 1905 году Н.Н. Мандельштам является членом Московского комитета РСДРП. После прихода Советов ведет активную партийную и советскую работу на Украине, где отличился в боях с отрядами Григорьева и Махно, затем переходит в Москву, занимает ряд ответственных партийных постов, является одним из организаторов Главэлектро.

В 1923‒24 годах активно борется с троцкистской оппозицией. В 1926‒1928 годах завотделом агитации и пропаганды Московского комитета партии В то время МК ВКП(б) поддерживал умеренный курс на укрепление и развитие НЭПа, проводимый Бухариным, Рыковым и Томским и получивший вскоре наименование «правого уклона». Можно с уверенностью сказать, что проживи Николай Николаевич ещё 6‒8 лет, его постигла бы та же судьба, что и Бухарина, Рыкова, Угланова. Но Н.Н. Мандельштам скончался в Москве 15 мая 1929 года. На урне в бывшем Донском крематории надпись: «Николай Николаевич Мандельштам, член ВКП(б)».

Конечно, сейчас, после всех событий жестокого XX века нам легко осуждать это наивное революционное поколение, поддавшееся соблазну построить справедливый новый мир. Осознавали ли они, что способствовали приходу века-волкодава? Во всяком случае, похвалы от Н.Я. они бы не дождались.

Все три революционера были близкими родственниками Осипа Эмильевича по отцу. Михаил был сыном двоюродного брата отца О.Э., т. е. троюродным братом поэта. Братья Мартин и Эммануил приходились Осипу Эмильевичу двоюродными дядями (их отец был двоюродным братом отца О.Э., Эмиля Беньяминовича).

Мандельштамы — Вербловские

 О ближайших родственниках Осипа Эмильевича — родителях и братьях — сказано так много, что я ограничусь минимальными о них сведениями, и немного подробнее остановлюсь на родне поэта по материнской линии.

Отец, согласно свидетельству о рождении, Хацкель-Эмиль Мандельштам (1852‒1938). О нём известно многое по воспоминаниям Надежды Яковлевны, о нем писал в «Шуме времени» сам поэт, его биография подробно исследована. Здесь приведены два его портрета — один широко известный, парадный, в его молодые годы, и второй, с любительского группового снимка 1933‒34 гг.

Мать поэта Флора Осиповна Вербловская (1868‒1916). У ее родителей Овсея (Евсея) Азриеловича Вербловского (1840‒1907) и Софьи Григорьевны Эльяшевой было 14 детей.

О Флоре Осиповне с любовью пишет поэт в «Шуме времени», о ней сказано немало в исследованиях и мемуарах. Особенно часто указывают на родственную связь с знаменитой семьей Венгеровых. Об этом чуть позже, после братьев поэта — Александра и Евгения.

Александр Эмильевич Мандельштам (1892‒1942).

Надежда Яковлевна назвала его «беспомощный и милый брат Шура» «Мандельштам … был привязан к среднему брату, Шуре, потому что лицом тот пошел в мать. Шуру он всюду возил за собой, заботился о нем, вытащил его из Ленинграда в Москву, пристроил в Госиздат, где тот всю жизнь прослужил мелким служащим торгового аппарата, подкармливал, успокаивал и пошучивал над его постоянным страхом потерять службу или сделать ошибку в очередной аннотации на очередную книгу».

В период 1912‒1918 г.г. Александр учился в Петербургском университете, но, видимо, не закончил его. В 1923 г. окончил производственные курсы по книжному делу при Госиздате, а в апреле 1925 года — книжный техникум. В 1926 году в сборнике «Книга и ее работники» вышла его статья (в соавторстве с Е. Евгеньевым) — «Красный книгоноша». Работал библиографом в КОГИЗе (Книготорговое Объединение Государственных Издательств, Москва). В начале июля 1941 г. его жена с сыном уехала к брату в Ростов-на‒Дону, как казалось, в тыл. 16 октября, в день московской паники, КОГИЗ получил приказ выехать на Урал. Александр оказался в Нижнем Тагиле, заведовал там небольшим книжным магазином. Разлученный с семьей, в тревоге за нее, измученный физически и психически, он попадает в больницу, где 20 июня 1942 г. умирает «от упадка сердечной деятельности»

  Его сын Александр Александрович Мандельштам (1931‒2017), жил в Хайфе (Израиль) и внук Владимир (р. 1964, Москва).

Младший брат поэта Евгений Эмильевич Мандельштам (1898‒1979).

Врач-гигиенист, эпидемиолог, администратор, сценарист многих научно-популярных фильмов.

От Надежды Яковлевны досталось и ему:

«…младший рвался к благополучию и в прилитературных кругах изощрял свои коммерческие таланты. Они у него действительно были, и он всегда был благополучен. Удивительно умело он пользовался именем брата с первых шагов, когда бросил медицину, по сегодняшний день. За вычетом, впрочем, двадцати лет (1934‒1953), когда он брата вычеркнул из памяти».

Из воспоминаний[27] самого Евгения Эмильевича узнаём, что он, в отличие от братьев, был общественно активен, был среди организаторов скорой помощи в революционном Петрограде. Призван правительством Керенского в армию и стал юнкером Михайловского артиллерийского училища. Хорошо, что воевать против Советской власти не пришлось, и после демобилизации становится студентом-медиком. В студенческом коллективе он на первых ролях, организует сельскохозяйственную коммуну, помогает Управлению детских колоний, хлопочет о смене непопулярного партийного руководителя мединститута. За свою активность наказан: арест, обвинение в антисоветской агитации. Отбыв полугодовое наказание, через некоторое время снова подвергается аресту. На этот раз спутали с другим Мандельштамом — меньшевиком. Возможно, имелся в виду Мартын Лядов, действительно, какое-то время примыкавший к меньшевикам. Ну а затем уже серьезный арест — ввиду готовившегося процесса над меньшевиками. Процесс не состоялся, но вызволять брата пришлось всё равно, и за это взялся Осип, обратившись к Бухарину.

Теперь подробнее о родственной связи Вербловских с знаменитым семейством Венгеровых.

В воспоминаниях Евгения Эмильевича об этом родстве сказано:

Так, близкими родными матери были Венгеровы: Семен Афанасьевич — крупнейший историк литературы, пушкинист, его сестра Изабелла Афанасьевна, профессор Петербургской консерватории по классу рояля. В родстве с матерью состояла и большая разветвленная семья Копелянских — богатых дельцов.

…Во второй половине лета 1915 года брат предложил матери взять меня с собой в Коктебель к Волошину. Осип познакомился с ним еще в 1906 году у И.А. Венгеровой, родственницы матери.

Т.е. степень этого родства Евгению не была известна, скорее всего, ее не упоминали ни мать, ни бабушка Вербловские.

К исследованиям родословной поэта присоединился автор замечательной находки в Варшавском архиве метрики Осипа Мандельштама Анатолий Усанов. Прямой связи Вербловских с Венгеровыми, безусловно, нет. Но есть известные фамилии Слонимских и Копелянских, друживших и с Вербловскими, и с Венгеровыми.

Анатолий Усанов пишет:

Что касается связи между фамилиями Слонимские-Вербловские, а также Копелянские-Вербловские, то в своём поиске я руководствовался простой логикой. Эти связи могли возникнуть только через заключение браков. Я выписал все известные мне фамилии, связанные с Венгеровыми и стал искать их пересечение с Вербловскими в записях о заключении брака по Литовской базе.

В частности, сестра Семена и Изабеллы Венгеровых Фаина была замужем за Леонидом-Людвигом Слонимским.

Имеется запись о регистрации брака в Вильнюсе между купцом Лейбом Слонимским и Башевой Вербловской в 1882 году. Судя по возрасту Лейба, он 1850 или 1851 года рождения, практически ровесник Леонида-Людвига и вполне вероятно может быть его двоюродным либо троюродным братом. Носители таких фамилий, как Слонимский и Вербловский, с достаточно большой долей вероятности были родственниками.

К какой ветви Вербловских — Флоры Осиповны или другой (их несколько) — относится Башева, мы не знаем. Но… заседание продолжается!

ПриложениеГенеалогическое древо О. Мандельштама

Генеалогическое древо Мандельштама

Генеалогическое древо О. Мандельштама (увеличивается кликом)

Примечания

[1] Мандельштам Н.Я. Вторая книга. VII. Родословная. М.: Моск. рабочий, 1990. — С. 518

[2] Чтобы после социальных катаклизмов 20-30-х годов XX века встречаться то в Москве или Ленинграде, то в Париже или Берлине.

[3] Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. Петербург; издательство: Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон.,1908‒1913.

[4] Заголовок этой главки, как и последующие, не слишком строг. Если строго придерживаться кадровой классификации, то будет теряться поколенческая нить, а если идти строго по поколениям, то профессии пойдут вперемешку, и будет размыта идея, ради которой написан этот текст. Поэтому время от времени в текст Писатели будут добавляться Врачи и, возможно, представители других уважаемых профессий.

[5] http://litbook.ru/article/7077/

https://lechaim.ru/ARHIV/193/berdnikov.htm

В статье говорится о близком родстве О.Э. с Леоном. Автор называет поэта внучатым племянником Леона, внуком его брата Вениамина. Это не так. Дед Осипа Эмильевича Биньямин (1831‒1909), живший в Риге, относится к ветви Хаскеля и принадлежит к 5 поколению (см. генеалогическое древо).

[6] Электронная Еврейская энциклопедия, 2018

[7] https://barannikk.blogspot.com/2018/12/blog-post_20.html

[8] Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. Петербург; издательство: Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон.,1908‒1913.

[9] Российская Еврейская энциклопедия. Москва, 1994

[10] Моше, так же как Емельян – вполне известная публичная фигура: существование раввина Моше Мандельштама подтверждает израильский историк Ури Мильштейн, приходящийся ему праправнуком (8 поколение).

[11] Слиозберг Г.Б. Полтава — 70-е годы ХІХ ст. Париж, 1933.

[12] Белоусов Л.В., Гурвич А.А., Залкинд С.Я., Каннегисер Н.Н. Александр Гаврилович Гурвич. (1874‒1954), М. Наука, 1970.

[13] A.M. Блох. «Нобелиана» Григория Ландсберга и Леонида Мандельштама. Журнал «Природа», № 6, 2002.

[14] В.Л. Гинзбург, И.Л. Фабелинский. К истории открытия комбинационного рассеяния света. Вестник российской академии наук. Том 73, № 3, с. 215‒227 (2003).

[15] http://polit.ru/article/2013/10/02/math1/

[16] Российская Еврейская энциклопедия. Москва, 1994

[17] Российская Еврейская энциклопедия. Москва, 1994

[18] Крупный российский банк 1909‒1917 гг. Основная деятельность — финансирование промышленности.

[19] Елена Дубровина http://shkolazhizni.ru/blog/207009/.

[20] В первых самиздатовских и зарубежных изданиях О.Э. иногда приписывали стихи Юрия Мандельштама.

[21] Елена Дубровина. «В часы ночные страшной пустоты…» Татьяна Штильман (1904‒1984), http://gostinaya.net/?p=12487.

[22] Г. Баранова, Р. Беляускене. Леон и Осип — из династии Мандельштамов (по документам Государственного исторического архива Литвы) — Сборник «Евреи в меняющемся мире IV» Рига, 2002.

[23] https://dlib.rsl.ru/viewer/01003920590#?page=367

[24] Эти сведения, как и другие материалы, касающиеся врачебной деятельности врачей, собраны и предоставлены Сергеем Витальевичем Строгалевым.

[25] Беседы о Риге: http://forum.myriga.info/index.php?showtopic=1425

[26] Мария Николаевна Мандельштам (Макарова) жена Виктора Григорьевича.

[27] Е.Э. Мандельштам. Воспоминания. — Новый Мир 1995, 10/

Долорес Иткина: Из рода Мандельштамов: литераторы, ученые, врачи, а также юристы и революционеры: 16 комментариев

  1. Сильвия

    Редактор
    08.07.2020 в 08:25
    Сейчас чувствую, но перестал понимать, в чем у нас различие? Кроме того, что Вы лишили бедного Манделя кода (хотя бы 0 ему присвоили), в остальном мы говорим буквально одно и то же. У Вас Хаскель первый имеет код 1, а у меня 1.1. за счет единички Манделя. Логично: Хаскель — второе поколение, и код у него двузначный. У Вас Гирш имеет код 2, а у меня 1.2. — подумаешь, один знак впереди появился. И так со всеми. У Вас Иеуда — это 1.1., а у меня 1.1.1., ведь третье поколение, и код трехзначный, у Вас Мендель 1.2., у меня 1.1.2. , Тевель у Вас 1.3., у меня 1.1.3. Далее, сына Иеуды Зунделя Вы обозначили а1 и дали ему код 1.1.1., а у меня он имеет просто еще одну единичку впереди: 1.1.1.1. — четвертое поколение, код состоит из четырех цифр.

    «Еще раз о любви» (помню, откуда, но не скажу)
    Начну с пары-другой постулатов.
    0) Увеличение, не оправданное логикой, длины (разрядов) кода даже на единицу всегда нежелательно.
    1) для генеалогического древа: пра-пра-пра…., которому мы, при самом широком поиске, не находим родителей, единственный и неповторимый — зачем ему код? он всегда наверху и в начале любой схемы и списка. Ну, если очень хочется, то можно присвоить ему 0 или 1. Но…
    2) Давая \»корню\» системы код, отличный от 0, я увеличиваю длину кода дополнительно (!) на 1 позицию для каждого следующего поколения, когда это уже и так плохо воспринимается наблюдателем (и визуально, и в памяти)
    3) Моя классификация дает возможность разбивать систему на ветви и подветви, что облегчает понимание. Люди, чаще всего, интересуются своей ветвью, а о других иногда и понятия не имеют или просто интереса.
    4) В генеалогии, включающей иногда века и века, трудно избежать увеличения разрядов кода (цифр) — единство должно быть выдержано. Но в технической документации разветвление облегчает работу.

    Главная спецификация на сложное изделие, например, самолет, будет включать в себя сокращенный код изделия (буквы и цифры, например, транспортный (которых, например, несколько видов) — тр1, тр2…, вертолеты — в1, в2…) а под ним составные части — узлы (мотор, крылья, корпус, обшивка, электроника и т.д. и т.п.), которые получат коды тр11, тр12… тр21, тр22… Следующие спецификации идут уже по каждому узлу, когда корнем достаточно указать код тр11, в заголовке бумажного документа или индекса/ключа сегмента в компьютерной базе данных, а под ним можно начать новую кодировку с 1 и до… возможно, опять до нужного и удобного развлетвления.
    Вы скажите, что мы пришли к нескольким паралелльным иерархиям. Формально — да, фактически, каждый бумажный тех.документ идет со своим заголовком, а в иерархической сомп. базе даннных (БД) у каждого сегмента (записи) на каждом иерархическом уровне (кроме корневого) есть свой, даже и НЕ уникальный (в соотношении с другими ветвями), но дело в том, что не Вы можете подойти к этой записи, пока не начнете свой поиск с корня тр1-> тр11 и от него вниз и по горизонтали. Т.е. то, что в другой ветви тр21 есть сегменты с похожим кодом (та же гайка), Вам просто не встретится.
    (Чтобы та же гайка не повторилась несколько раз в БД под разными узлами, хороши сетевые БД, но если построить такую БД неграмотно, то она будет практически отражать старую иерархическую, а содержание последней дороговато (так мне сказали системные программисты). Это я сообщаю для проформы, чтобы избежать обвинений специалистов)

    У Вас он выпал из системы, и по коду Хаскеля или Гирша не поймешь, кто их отец. А в остальном у нас стопроцентное совпадение.

    Тот, не оцифренный, что во главе списка!

    И чтобы понять, чей потомок 1.2.1.2, следует пойти вверх и искать, кто такой 1.2.1. Пожалуйста, укажите хотя бы одно отличие в Вашей кодировке и моей, кроме первой единички у меня.

    Это у Вас надо идти вверх непонятно на сколько строк, а у меня — только на 1 строчку вверх. И если по Вашей классификации создавать тех.спецификации, то концов не найдешь. И, кстати, то, что предложил Вам Мандельштам — это ни что иное, как его ветвь, начиная уже с детей Манделя. 😉
    Суть: людям интересны не поколения, а кто чьи родители и от кого дети, включая, иногда неоднократное, жен и мужей.

  2. Редактор

    Сильвия: Чтобы понять, чей потомок б4=2.1.2 следует пойти вверх и искать 2.1 — это а3. Чей а3=2.1? Вверх с кодом=2 — это Гирш. Т.е. по длине кода можно понять уровень поколения, но кто чей (чейный!) — надо поработать.
    «Сейчас чувствуешь? Вот сейчас почувствовал!» (не помню, откуда)

    Сейчас чувствую, но перестал понимать, в чем у нас различие? Кроме того, что Вы лишили бедного Манделя кода (хотя бы 0 ему присвоили), в остальном мы говорим буквально одно и то же. У Вас Хаскель первый имеет код 1, а у меня 1.1. за счет единички Манделя. Логично: Хаскель — второе поколение, и код у него двузначный. У Вас Гирш имеет код 2, а у меня 1.2. — подумаешь, один знак впереди появился. И так со всеми. У Вас Иеуда — это 1.1., а у меня 1.1.1., ведь третье поколение, и код трехзначный, у Вас Мендель 1.2., у меня 1.1.2. , Тевель у Вас 1.3., у меня 1.1.3. Далее, сына Иеуды Зунделя Вы обозначили а1 и дали ему код 1.1.1., а у меня он имеет просто еще одну единичку впереди: 1.1.1.1. — четвертое поколение, код состоит из четырех цифр. И далее я не обнаружил ни одного отличия от моего обозначения, за исключением все той же первой единички, указывающей на Манделя, родоначальника. У Вас он выпал из системы, и по коду Хаскеля или Гирша не поймешь, кто их отец. А в остальном у нас стопроцентное совпадение. И у меня действует тот принцип, который Вы очень хорошо описали: «по длине кода можно понять уровень поколения, но кто чей (чейный!) — надо поработать». Именно так! И чтобы понять, чей потомок 1.2.1.2, следует пойти вверх и искать, кто такой 1.2.1. Пожалуйста, укажите хотя бы одно отличие в Вашей кодировке и моей, кроме первой единички у меня. И чем же она так Вас раззадорила? В девятом поколении у Вас код будет состоять из восьми цифр, а у меня из девяти. И это всё? «И это называется любовь?» (не помню, откуда).

  3. Сильвия

    Редактор
    08.07.2020 в 00:45
    Вы написали о своей системе довольно коротко…
    Не могли бы Вы пояснить далее на примере. Вот второе поколение Мандельштамов — дети Манделя Хаскель и Гирш. Какие коды они получают у Вас? У Хаскеля еще три сына: Иеуда, Мендель и Тевель. Какие у у них коды? То, что можно придумать разные системы кодировки, хорошо известно.
    ————————————————————————
    Итак, раз мы начинаем с Манделя — он единственный (корень), ему я не даю код или =0
    его дети: Хаскель=1 Гирш=2
    дети Хаскеля: Иуда = 1.1 Мендель = 1.2 Тевель = 1.3
    Предположим, у Иуды трое детей : а1=1.1.1, б1=1.1.2, в1=1.1.3
    А у Тевеля двое: а2=1.3.1 и б2=1.3.2
    Вернемся к Гиршу — у него двое детей: а3=2.1 и б3=2.2
    а внуки Гирша от а3: а4=2.1.1 и б4=2.1.2 —— от б3 внук а5=2.2.1

    Выходит построчно (по моей кодировке и графике):
    Мандель
    1 Хаскель
    1.1 Иуда
    1.1.1 а1
    1.1.2 б1
    1.1.3 в1

    1.2 Мендель

    1.3 Тевель
    1.3.1 а2
    1.3.2 б2

    2 Гирш
    2.1 а3
    2.1.1 а4
    2.1.2 б4
    2.2 б3
    2.2.1 а5
    Сейчас понятнее?
    Может так:
    2 Гирш
    2.1 а3
    2.1.1 а4
    2.1.2 б4
    2.2 б3
    2.2.1 а5….. нет, визуально неудобно, хотя понятно, если поднатужиться.

    Попробую использовать свою кодировку и Вашу графику:
    Мандель
    1 Хаскель
    2 Гирш
    1.1 Иуда
    1.2 Мендель
    1.3 Тевель
    2.1 а3
    2.2 б3
    1.1.1 а1
    1.1.2 б1
    1.1.3 в1
    1.3.1 а2
    1.3.2 б2
    2.1.1 а4
    2.1.2 б4
    2.2.1 а5
    Чтобы понять, чей потомок б4=2.1.2 следует пойти вверх и искать 2.1 — это а3. Чей а3=2.1? Вверх с кодом=2 — это Гирш. Т.е. по длине кода можно понять уровень поколения, но кто чей (чейный!) — надо поработать.
    «Сейчас чувствуешь? Вот сейчас почувствовал!» (не помню, откуда) 🙂

    1. Сильвия

      Сильвия
      08.07.2020 в 02:01
      Выходит построчно (по моей кодировке и графике):
      Мандель
      1 Хаскель
      1.1 Иуда
      1.1.1 а1
      ————————————————
      Проклятие! Сдвиг строчек по поколениям не сработал. (Всех уволить!)

  4. Редактор

    Уважаемая Сильвия, я свою систему подробно описал. Любой родственник в любом n-м поколении описывается кодом длины n однозначно. И в этом коде зашифрованы все его родственники, вплоть до начала рода в первом поколении. Вы написали о своей системе довольно коротко:
    Моя система:
    первое известное поколение 1…, далее
    второе 1.2 …
    третье 1.2.3…
    четвертое 1.2.3.4….
    т.е. понятно место поколения и путаницы детей и родителей не происходит.

    Не могли бы Вы пояснить далее на примере. Вот второе поколение Мандельштамов — дети Манделя Хаскель и Гирш. Какие коды они получают у Вас? У Хаскеля еще три сына: Иеуда, Мендель и Тевель. Какие у у них коды? То, что можно придумать разные системы кодировки, хорошо известно. Вполне возможно, что Ваша удобнее. Только опишите ее подробнее, пожалуйста.

  5. Сильвия

    Редактор
    07.07.2020 в 22:59
    Дело не в «единичках». Поясню. Берем первое поколение: Мандель. У него код 1. Далее все его дети получат номер во второй позиции (второе поколение): первый сын или дочь: 1.1., второй сын (или дочь) 1.2., третий сын (или дочь) 1.3. и т.д. …

    Я уже поняла принцип, и дело как раз в \»единичках\». Это плохо с точки зрения визуальной, это плохо с той точки зрения, что требует от наблюдателя, даже знающего принцип иерархии, копаться, чтобы этот принцип обнаружить, хотя иерархия — это то, что интуитивно понятно даже ребенку.

    Это очень удобная, хотя и громоздкая система обозначений

    Совершенно верно — громоздкая, т.к. вдобавок требует и пробегов то вниз, то вверх.

    Когда я писал книгу о Петере Прингсхайме я составлял генеалогическое древо семьи Прингсхаймов. Там тоже было 10-12 поколений, а всего число родственников — около четырехсот! Попробуйте нарисовать и обозреть картинку из 400 квадратиков. А с моими кодами все становится компактно и понятно. Нужно только привыкнуть.

    Я делала генеалогическое древо своих родственников со стороны одного (!) из своих прапрадедов (с середины 19 века) — потомков только в живых было около 200, представьте, сколько было умерших или погибших в Катастрофе (включая жен и мужей).
    \»Квадратики\» (схему) тоже нарисовала — многие воспринимают это легче, но и каждый квадратик уже был под кодом (и с именем), который потом я повторила в цифровом (построчном) дополнении.
    Кодировка (это, кстати, классическая кодировка, которую знает каждый проектировщик систем — пардон, обязан знать), которую я Вам уже описала ранее, помогла мне разделить и представить схему (квадратики) по ветвям, ветви по поколениям «полистно» и т.д. Значительное (очень) количество среди моих родственников — НЕ технари, но никто не обращался ко мне с вопросами от непонятности, наоборот — позвонила родственница, дотоле мне ни разу не знакомая, но доктор каких-то там гуманитарных наук, и выдала кучу комплиментов за наглядность данных. Вот! 🙂

  6. Редактор

    Сильвия: Я поняла Ваш метод: вычисление количества детей у некоторого родителя. Это единственное, что возможно понять в Вашем построении без напряга. А для того, чтобы понять о каком поколении речь, надо посчитать количество единичек

    Кое-что поняли, но не всё. Дело не в «единичках». Поясню. Берем первое поколение: Мандель. У него код 1. Далее все его дети получат номер во второй позиции (второе поколение): первый сын или дочь: 1.1., второй сын (или дочь) 1.2., третий сын (или дочь) 1.3. и т.д. В нашем случае сын Манделя Хаскель будет иметь код 1.1., а второй сын Гирш — 1.2. Имена беру по Иткиной. Теперь у каждого из них могут быть свои дети. Тогда они получат номер в третьей позиции, а первые две берутся от отца. Например, дети Хаскеля: Иуда-Лейб -1.1.1., Мендель — 1.1.2., Тевель — 1.1.3. А у Гирша два сына: Иосель — 1.2.1. и Хаскель — 1.2.2. И так далее. Следующее поколение получит цифру на четвертом месте, а первые три точно повторят код отца. Например, сын Иеуды-Лейба Зундель будет иметь код 1.1.1.1., другой его сын Хаскель получит код 1.1.1.2., третий сын Лейзер — 1.1.1.3.
    Это очень удобная, хотя и громоздкая система обозначений, но иначе очень сложно разобраться в родственных связях больших семей. Когда я писал книгу о Петере Прингсхайме я составлял генеалогическое древо семьи Прингсхаймов. Там тоже было 10-12 поколений, а всего число родственников — около четырехсот! Попробуйте нарисовать и обозреть картинку из 400 квадратиков. А с моими кодами все становится компактно и понятно. Нужно только привыкнуть.

  7. Сильвия

    Редактор
    07.07.2020 в 19:34
    У меня все правильно. Принятая тут система обозначения поколений, может быть, не очень наглядная, но точная и строгая. Последний знак в цифровом коде означает номер потомка, а предыдущая комбинация обозначает родителя. Возьмем последних троих детей Владимира Александровича:
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.1. Ольга 1987
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.2. Елена 1997
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.3. Андрей 2003
    У них прямой предок имеет код 1.1.1.1.1.1.2.1.1 Это по схеме, как нетрудно видеть, именно Владимир: 1.1.1.1.1.1.2.1.1. … Но я не вижу другой удобной возможности перечислить десяток поколений, не рисуя сотни квадратиков.
    —————————————————————-
    Я поняла Ваш метод: вычисление количества детей у некоторого родителя. Это единственное, что возможно понять в Вашем построении без напряга. А для того, чтобы понять о каком поколении речь, надо посчитать количество единичек (т.к. у предыдущих 5-ти поколений было по одному ребенку), ибо нет признанной и Вами наглядности (!) — это садизм. 🙂 Представьте себе семью с 10-ю детьми (как у моего прадеда, например), у каждого уже дети и внуки и не по одному — ваш код not user friendly.
    Кстати, Вы уже выдали код для 10 поколений (10 цифр), у меня их было бы столько же. А квадратики тут ни при чем, ибо и в цифровом варианте (построчно) любому родственнику, даже без высшего образования, должно быть все понятно (если это, конечно, делается в интересах всей семьи).

  8. Сильвия

    Редактор
    07.07.2020 в 14:47

    Уважаемый Владимир Александрович Мандельштам привел свою версию той ветки генеалогического древа Мандельштамов, которая касается его фамилии. Вот как она выглядит:
    1. Мендель М. 1700
    1.1 Йехезкель 1730
    1.1.1. Иуда 1753
    1.1.1.1. Зундель 1795
    1.1.1.1.1. Вениамин 1832-1909
    1.1.1.1.1.1. Эмиль 1856-1938
    1.1.1.1.1.2. Герман ум. 1926
    1.1.1.1.1.3. Зюлдель (явно ошибка)
    1.1.1.1.1.1.1. Осип 1891-1938
    1.1.1.1.1.1.2. Александр 1892-1942
    1.1.1.1.1.1.3. Евгений 1898-1979
    1.1.1.1.1.1.2.1. Александр 1931-2017
    1.1.1.1.1.1.3.1 Наталия 1920-1942
    1.1.1.1.1.1.3.2 Юрий 1930-1990
    1.1.1.1.1.1.2.1.1. Владимир 1964
    1.1.1.1.1.1.3.2.1 Михаил 1965
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.1. Ольга 1987
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.2. Елена 1997
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.3. Андрей 2003

    Кроме того, добавлена дата смерти Александра Александровича — 2017 год и имена детей Владимира — Ольги, Елены и Андрея.
    ——————————————————————————
    Похвально. Но называть представленный список поколений еще не есть генеалогическое древо, которое по определению есть иерархия в чистом виде. В данном случае иерархия нарушена.
    Александр Александрович по рисунку — сын Евгения. Ольга, Елена и Андрей — дети Михаила, а не Владимира.
    А Владимир — выходит сыном Юрия?
    Должно быть:
    ……..
    1.1.1.1.1.1.2. Александр 1892-1942
    1.1.1.1.1.1.2.1. Александр 1931-2017
    1.1.1.1.1.1.2.1.1. Владимир 1964 (если он — сын Александра)
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.1. Ольга 1987
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.2. Елена 1997
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.3. Андрей 2003

    1.1.1.1.1.1.3.1 Наталия 1920-1942 (Наталия и Юрий, если они дети Александра (1892-1942), а они — нет, должны быть с кодом 1.1.1.1.1.1.2.2 и 1.1.1.1.1.1.2.3 )
    1.1.1.1.1.1.3.2 Юрий 1930-1990 (брат Александра (1931-2017) — код 1.1.1.1.1.1.2.4

    1.1.1.1.1.1.3.2.1 Михаил 1965 (если он сын Юрия — код 1.1.1.1.1.1.2.4.1)

    1.1.1.1.1.1.3. Евгений 1898-1979 (исходя из годов жизни)

    Из моей практики: коды с 1.1.1..1 и т.п. лишены смысла и приводят к ошибкам в пересчете, да и не имеют смысла в иерархических системах. Моя система:
    первое известное поколение 1…, далее
    второе 1.2 …
    третье 1.2.3…
    четвертое 1.2.3.4….
    т.е. понятно место поколения и путаницы детей и родителей не происходит.

    1. Сильвия

      Поправка:
      1.1.1.1.1.1.3.1 Наталия 1920-1942 (Наталия и Юрий, если они дети Александра (1892-1942), должны быть с кодом 1.1.1.1.1.1.2.2 и 1.1.1.1.1.1.2.3 )

      1. Сильвия

        Переписываю все заново, включая поправки, и прошу прощения (вот что эти единички наделали). Я невиноватая!
        (если можно, то желательно стереть прежние мои два поста)

        Редактор
        07.07.2020 в 14:47

        Уважаемый Владимир Александрович Мандельштам привел свою версию той ветки генеалогического древа Мандельштамов, которая касается его фамилии. Вот как она выглядит:
        1. Мендель М. 1700
        1.1 Йехезкель 1730
        1.1.1. Иуда 1753
        1.1.1.1. Зундель 1795
        1.1.1.1.1. Вениамин 1832-1909
        1.1.1.1.1.1. Эмиль 1856-1938
        1.1.1.1.1.2. Герман ум. 1926
        1.1.1.1.1.3. Зюлдель (явно ошибка)
        1.1.1.1.1.1.1. Осип 1891-1938
        1.1.1.1.1.1.2. Александр 1892-1942
        1.1.1.1.1.1.3. Евгений 1898-1979
        1.1.1.1.1.1.2.1. Александр 1931-2017
        1.1.1.1.1.1.3.1 Наталия 1920-1942
        1.1.1.1.1.1.3.2 Юрий 1930-1990
        1.1.1.1.1.1.2.1.1. Владимир 1964
        1.1.1.1.1.1.3.2.1 Михаил 1965
        1.1.1.1.1.1.2.1.1.1. Ольга 1987
        1.1.1.1.1.1.2.1.1.2. Елена 1997
        1.1.1.1.1.1.2.1.1.3. Андрей 2003

        Кроме того, добавлена дата смерти Александра Александровича — 2017 год и имена детей Владимира — Ольги, Елены и Андрея.
        ——————————————————————————
        Похвально. Но называть представленный список поколений еще не есть генеалогическое древо, которое по определению есть иерархия в чистом виде. В данном случае иерархия нарушена.
        Александр Александрович по рисунку — сын Евгения. Ольга, Елена и Андрей — дети Михаила, а не Владимира.
        А Владимир — выходит сыном Юрия?
        Должно быть:
        ……..
        1.1.1.1.1.1.2. Александр 1892-1942
        1.1.1.1.1.1.2.1. Александр 1931-2017
        1.1.1.1.1.1.2.1.1. Владимир 1964 (если он — сын Александра)
        1.1.1.1.1.1.2.1.1.1. Ольга 1987
        1.1.1.1.1.1.2.1.1.2. Елена 1997
        1.1.1.1.1.1.2.1.1.3. Андрей 2003

        1.1.1.1.1.1.3.1 Наталия 1920-1942 (Наталия, если она дочь Александра 1-го (1892-1942) — код 1.1.1.1.1.1.2.2 )
        1.1.1.1.1.1.3.2 Юрий 1930-1990 (брат Александра 2-го и Наталии?) (1931-2017) — код 1.1.1.1.1.1.2.3)

        1.1.1.1.1.1.3.2.1 Михаил 1965 (если он сын Юрия — код 1.1.1.1.1.1.2.3.1)

        1.1.1.1.1.1.3. Евгений 1898-1979 (исходя из годов жизни)

        Из моей практики: коды с 1.1.1..1 и т.п. лишены смысла и приводят к ошибкам в пересчете, да и не имеют смысла в иерархических системах. Моя система:
        первое известное поколение 1…, далее
        второе 1.2 …
        третье 1.2.3…
        четвертое 1.2.3.4….
        т.е. понятно место поколения и путаницы детей и родителей не происходит.

        1. Редактор

          Уважаемая Сильвия,
          путаницу вводите Вы. У меня все правильно. Принятая тут система обозначения поколений, может быть, не очень наглядная, но точная и строгая. Последний знак в цифровом коде означает номер потомка, а предыдущая комбинация обозначает родителя. Возьмем последних троих детей Владимира Александровича:
          1.1.1.1.1.1.2.1.1.1. Ольга 1987
          1.1.1.1.1.1.2.1.1.2. Елена 1997
          1.1.1.1.1.1.2.1.1.3. Андрей 2003

          У них прямой предок имеет код 1.1.1.1.1.1.2.1.1 Это по схеме, как нетрудно видеть, именно Владимир: 1.1.1.1.1.1.2.1.1. Владимир 1964
          А у Владимира прямой предок имеет код 1.1.1.1.1.1.2.1. Это, опять же нетрудно видеть, Александр: 1.1.1.1.1.1.2.1. Александр 1931-2017
          И так далее. Вы можете выдумывать свою классификацию и систему обозначений, но не надо называть неверной другую, в которой Вы просто не разобрались. А количество знаков в цифровом коде определяет номер поколения. Длинно? Да. Но я не вижу другой удобной возможности перечислить десяток поколений, не рисуя сотни квадратиков. Конечно, дерево наглядно. Но обсуждать текст удобнее в такой форме. По крайней мере, мне.

  9. Редактор

    Уважаемый Владимир Александрович Мандельштам привел свою версию той ветки генеалогического древа Мандельштамов, которая касается его фамилии. Вот как она выглядит:
    1. Мендель М. 1700
    1.1 Йехезкель 1730
    1.1.1. Иуда 1753
    1.1.1.1. Зундель 1795
    1.1.1.1.1. Вениамин 1832-1909
    1.1.1.1.1.1. Эмиль 1856-1938
    1.1.1.1.1.2. Герман ум. 1926
    1.1.1.1.1.3. Зюлдель (явно ошибка)
    1.1.1.1.1.1.1. Осип 1891-1938
    1.1.1.1.1.1.2. Александр 1892-1942
    1.1.1.1.1.1.3. Евгений 1898-1979
    1.1.1.1.1.1.2.1. Александр 1931-2017
    1.1.1.1.1.1.3.1 Наталия 1920-1942
    1.1.1.1.1.1.3.2 Юрий 1930-1990
    1.1.1.1.1.1.2.1.1. Владимир 1964
    1.1.1.1.1.1.3.2.1 Михаил 1965
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.1. Ольга 1987
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.2. Елена 1997
    1.1.1.1.1.1.2.1.1.3. Андрей 2003

    Здесь много совпадений с версией Долорес Иткиной, расхождения в написании некоторых имен: Йехезкель вместо Хаскель, Иуда вместо Иеуды, Вениамин вместо Беньямина, есть разница в датах рождения: Вениамина (1832 вместо 1831 у Иткиной) и Эмиля (1856 вместо 1852 у Иткиной). Кроме того, добавлена дата смерти Александра Александровича — 2017 год и имена детей Владимира — Ольги, Елены и Андрея. Правда, тут же отсутствуют братья Иуды и Зунделя (у Иткиной они присутствуют). По-разному указаны братья Эмиля: у Владимира Александровича это Герман и Зулдель (явная ошибка, правильно Зундель), а у Иткиной — Лейб, Гирш и Зундель. Уточнить эти расхождения позволят дополнительные разыскания и проверки.
    В любом случае благодарю Владимира Александровича за очень ценную информацию.

  10. Л. Беренсон

    Прекрасное исследование, низкий поклон автору. Думаю, что пусковым механизмом такой важной работы — значимость имени и трагичность судьбы О.Э.
    Сколько же поколений неведомых Абрамовичей и Хаймовичей заложили основы современной цивилизации народов, стран, континентов!

  11. Александр

    Любопытно, что в этой публикации рассказывается о Каннегисере, конечно упоминается Урицкий, а в следующей публикации (В поисках деда) приводятся сведения о семье Урицких. Опять встретились.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math