©Альманах "Еврейская Старина"
   2020 года

244 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Все время у меня в уме звучит часть фразы Николая Дмитриевича из письма — «как многое у меня пропало в жизни». Сколько раз он начинал с нуля. И еще раз про удивительное. Самое существенное было найдено из-за одной строчки в списке Волкова, и из-за упоминания Николаем Дмитриевичем в письме фамилии сестры.

Александр Златопольский

В ПОИСКАХ ДЕДА

Фантастическому пути не удивляюсь. Предки,
наверное, хотят, чтобы их нашли…
                                                     Виктория

Как-то так сложилось, что я практически ничего не знаю о своем деде. Одного деда, маминого папу, знаю хорошо — вырос у него в московской коммуналке. Дед Борис разгородил комнату на три части буквой П. В одной «ножке» жили дедушка и бабушка, в другой — мы с мамой и папой, а одна часть — перекладина — была общая. Там стояли стол, тахта, покрытая ковром и напольные часы с маленьким шкафчиком внизу. В шкафчике хранилось варенье. Отчетливо вижу персиковое варенье в большой фигурной банке тонкого стекла — целые персики плавают в прозрачном сиропе. Это варенье хранилось для какого-то особенно случая. Как-то, мне было лет 5, я достал эту банку и — уронил! Так никогда и не узнал вкуса такого варенья. Ну, это я совершенно отвлекся от темы.

Так что о маминой родне что-то знаю ( Александр Златопольский: «Сестры» ), а о папином отце — почти ничего. По рассказам папиной мамы, ее религиозные родители очень быстро их развели, когда застали деда курившего в субботу. Вот такие старорежимные нравы. В семье о нем не вспоминали, и я не спрашивал, когда было у кого.

Правда, один раз я видел этого деда. Примерно в 1962 году, он приехал в Москву и пришел к нам в гости. Крепкий человек лет 70ти. Сидел за столом. Разговаривал с бабушкой. Мы — дети — были в стороне, да и не интересовались.

Еще видел самодельную (не заверенную) машинописную копию свидетельства о рождении отца. Вот ее содержание.

Народный комиссариат внутренних дел. Выпись о рождении.

В книге записей за № 21 от 13 января 1922 года сделана запись о рождении 8 января 1922 года мальчика по имени Арон по отчеству Натанович и фамилии Златопольский в гор. Ново-Архангельск, Одесской губ, Первомайского уезда.

Отцом является Златопольский Натан Самсонович, а матерью Златопольская Бася Шмулевна. Делопроизводитель ЗАГСа.

А еще, лет 20 назад, после папиной смерти, видел письмо к нему от деда. Потом письмо куда-то задевалось. Запомнилось, что дед просил разрешение написать на папу завещание (участок с виноградником), и что жил он тогда где-то у Черного моря — кажется в Анапе (хотя может быть в Алуште). Как мне представляется, другой семьи, детей у него тогда не было. И назывался он тогда, кажется, Николаем Дмитриевичем.

Поиски деда я начал с интернета, опираясь на то, что точно знал — Златопольский Натан Самсонович. Нашлись только 2 человека с близкими ФИО. В списках репрессированных.

Златопольский Владимир Самсонович, родился в 1900 г. в Одессе; еврей; член ВКП(б) с 1918 г.; начальник контактной лаборатории в цехе № 1 казанского завода СК-4. С мая 1928 г. по август 1929 г. находился в ссылке в г. Темир Актюбинского округа. Проживал в Казани. Арестован 23 января 1937 г. Приговорен: ВКВС СССР 1 ноября 1937 г., обвинен во вредительстве, участии в к.-р. троцкистской террористической организации, клевете на ВКП(б). Расстрелян 1 ноября 1937 г. Место захоронения — Москва, Донское кладбище. Реабилитирован 10 августа 1957 г. ВКВС СССР Источники: Москва, расстрельные списки — Донской крематорий и Книга памяти Республики Татарстан

Подходит по фамилии и отчеству. Скорее всего, не дед (сильно младше бабушки) и скорее всего не брат деда, т.к. родился в Одессе. Вряд ли дед был из большого города, если женился в «глубинке». Скорее дед из одного местечка с бабушкой или из близкого.

Златопольский Натан Львович, родился в 1889 в Херсонской губ., зав. отделом губпарткома, место проживания: г. Одесса, Соборный пер., д. 12, кв. 1. Арестован Одесской Губернской ЧК, 3 апреля 1920 г. Обвинение по политическим мотивам, Осужден МЧК 13 декабря 1920 г. Дело прекращено, освобожден. В 2004 г реабилитирован прокуратурой г. Москвы.

Очень подходит по имени, фамилии, году рождения, но не по месту рождения, опять Одесса. Хотя, он мог убежать в провинцию после репрессии и там жениться. Совсем не подходит по отчеству. Получается, что в 20ом году отчество одно, а в 22ом совсем другое (и не «лучше»).

Очень в начале поиска помогли волонтеры сайта forum.genoua.name, а потом j-roots. С их помощь, совершенно неожиданно для себя обнаружил, что «простым людям» доступны архивы, а главное многое из архивов есть уже в сети. Первым делом стал искать информацию в метрических книгах, прямо в сети «перелистывая» настоящие огромные рукописные тома.

Метрический мир

Бабушка жила с родителями и вышла замуж в местечке Ново-Архангельск Елисаветградского уезда Херсонской губернии. Если считать, что дед родился и жил неподалеку, то начал розыски Натана с Елисаветградских метрических книг (архив ДАКирО). Бабушка родилась в 1893 г. (судя по советскому паспорту), поэтому полагал, что дед родился примерно в 1885 — 1895. Но смотрел и более старые записи — вдруг попадется кто-то старший из его семьи (например, запись о рождении или браке его отца, Самсона). Просмотрел все доступные книги по рождению (с 1853 по 1910) и по браку (с 1860 по 1909). Еще посмотрел по Елисаветграду ревизские сказки, 1861–1887, посемейные списки 1874, 1910, списки избирателей, списки призывников, и списки пленных по базе данных о Первой мировой. Посемейные списки (для учета воинской повинности) и ревизские сказки (для учета налогов) — были самыми желанными источниками, так как в них приводятся сведения обо всей семье на момент записи, а порой и позже. В эти списки включались те, кто «прописан» в данном уезде, а жить они могли и в других местах.

Запись в метрической книге содержит имя ребенка, дату самой записи и обрезания (у мальчиков), фамилию, имя, отчество (не всегда) и прописку отца, имя и редко отчество матери, где и кем сделана запись. Иногда про отца писали не просто «здешний мещанин», а купец, или провизор, или отставной солдат. По записям с одной фамилией можно обнаружить рождение детей в одной семейной паре, угадать семьи братьев и даже, очень редко, обнаружить рождение самих братьев. Сестер по записи о рождении их детей найти невозможно, т.к. изменяется фамилия.

С именами в документах тогда было не просто. У евреев в то время часто было несколько имен, а в документе могли написать или их все или любое из них. Или написать уменьшительное имя (скажем, Сруль вместо Израиля). Или то, что послышалось. Документы были рукописными, а почерк у раввина мог быть своеобразным. Отметим, что было принято давать имя в честь умершего близкого родственника, так что внутри семьи появлялись часто встречающиеся имена, скажем, у Аврума Волькова, с большой вероятностью был сын Волько Аврумов и внук Аврум Вольков. С одной стороны, если нет дат, то сложно понять, о каком члене семьи идет речь, а с другой стороны, такие «родовые» имена могут помочь в поиске. Так что искал не только Натана Самсоновича, но и семьи Златопольских, в которых просто встречаются эти имена — Натан, Самсон, ну и Арон (как у моего отца).

Страница метрической книги и два фрагмента записи — по-русски и на иврите.

Страница метрической книги и два фрагмента записи — по-русски и на иврите.

Оказалось, что Самсонов (Шамшонов) среди Златопольских в метриках этого уезда не было совсем. И был только один Натан, рожденный в Елисаветграде, причем в нужное время, 1888. Вот только отчество у него совершенно «не наше» — Аврум-Лейб. Отчество указано правильно, т.к. есть запись о браке этого Аврума-Лейба Альтерова, и есть его семья в посемейных списках. Аронов в этой семье не было. Это вполне может быть репрессированный Натан Львович.

Встретил 257 записей с нужной фамилией, причем, на всякий случай, кроме ЗлАтопольских выписывал и ЗлОтопольских. Конечно, встречал такое ошибочное написание фамилии, но нет ощущения, что написание было произвольным. Обратил внимание, что в ранние годы были в основном ЗлОтопольские, а потом ЗлАтопольские. Решил посмотреть статистику — число упоминаний этих вариантов фамилии в метриках. Если написание случайное, то их должно быть примерно поровну.

                                 А          О

1853 – 1870              14        47
1871 – 1890              29        104
1891 – 1910              30        33

Видим явную смену тенденции около 1890 года. Похоже, что примерно в это время и город ЗлОтополь стали писать в метриках как ЗлАтополь. Возможно, изменение написания города сказалось на написании фамилий. Таким образом, после 1890 года дед должен скорее писаться ЗлАтопольский, как и мы сейчас.

Практически в тот же день, когда я сделал эти статистические выводы, брат нашел подлинник выписки о рождении отца, где у всех троих написана фамилия ЗлОтопольский. Шок — во всех справках и документах (сохранились примерно с 1930) отец и бабушка пишутся ЗлАтопольские. Вот такое отличие жизни от статистики.

Поискал метрическую запись о браке деда и бабушки — реальная возможность узнать о времени и месте рождения деда и, возможно, более точно его имя и отчество. К сожалению, в ДАКирО сообщили, что на это место и время (1920–22) записей ЗАГС у них нет. А в синагогах (да и в какой искать?) в эти годы запись прекратилась.

Выпись о рождении

Выпись о рождении

В Елисоветградских метриках фамилия Златопольский в Ново-Архангельске не попадалась. Раз привычка курить оказалась новым родственникам неизвестной, то, скорее всего, дед и не был местным, хорошо известным или даже родственным человеком. Понятно, годы бурные, да и бабушке в 1921 было уже 28 лет (судя по советскому паспорту).

Думал как-то опереться в поисках на бабушкину родню. Ее отец — Эль-Шмуль Вольков Бурштейн (1860 год рождения на памятнике), а мать — Малка Нойхова Тарадай (1870 на памятнике). Большая семья Тарадаев нашлась с конца 18 века (пра-пра-пра-прадед). Они жили в Ново-Архангельске, но были Уманскими мещанами, приписанными к местечку Тальное. В Елисаветградских метриках записей о браках Тарадаев не встречал. Ново-Архангельск далеко от Елисаветграда, он гораздо ближе к Тальному и Умани так что, скорее всего, они ездили жениться в одну из тех синагог.

В Елисаветградских метриках есть Бурштейны, живущие и прописанные в разных местах (больше всего прописанных в Золотоноше), но все не с «нужными» именами. Упоминания Бурштейн в Ново-Архангельске не попадалось. Похоже, что «наш» Бурштейн не из Ново-Архангельска, как и Златопольский. А может они из одного местечка, почему и знакомы. Но откуда родом Бурштейн — не нашел. Одно смутное подозрение. Название Золотоноша помню из рассказов бабушки, хотя это место не близко от Ново-Архангельска. Может ее отец оттуда?

А если свое исходное имя и отчество дед во взрослом возрасте  несколько изменил? Попробовал найти у себя в выписках семьи Златопольских, в которых во второй половине 19 века встречаются имена близкие к Натан, Самсон и Арон. По метрическим книгам нашлось только пять семей, в которых встречается имя Арон, но в них нет имен хотя бы близких к Натан. Только в одной семье был Арона с сыновьями Нухим и Шабсай. Семья числилась Ананьевскими мещанами. До 1871 года включительно их метрические записи совершались в местечке Добровеличковка, а затем в соседнем местечке Глодосы (где, кстати, жили и Бурштейн). Нухим и Шабсай служили в армии, о чем долго писали в метриках, причем Нухим стал унтер-офицером и фельдшером. Если бы у Шабсая был сын с семейным именем Нухим, то Нухим Шабсович мог бы «переименоваться» в Натана Самсоновича. Но мне попались только записи о рождении у Шабсая и Эстер Вольковны дочерей — Гени, 27 04 1890 и Марьям-Иты, 09 11 1891. (Выше в примере метрической книги — запись о рождении Гени.)

Итак, нужных имен среди найденных записей Златопольских нет, а есть только очень зыбкие предположения о возможном само-переименовании. Но ведь очень может быть, что дед из других мест, где встречается имя Самсон?

А вдруг дед — это Натан Аврум-Лейбов, который полностью изменил отчество? Как проверить такой вариант?

Понятного направления поиска — нет.

И тут (как и полагается в литературе, но было то это в жизни!) — нашлось то письмо деда к отцу, о котором говорил выше. Оно было написано 07 10 1961, и в целом я помнил и изложил его содержание правильно. Действительно дед жил в Анапе. В конце письма было написано, что имя и отчество деда Николай Дмитриевич, а дальше вот что.

«P.S. Пусть это тебя не удивляет мне сейчас это не переиначить, так как нет другой документации. Но на могильном камне я желаю, чтобы было написано Натан Шабсович рождения 1888 года.»

Похоже, что дед из найденной семьи Шабсая Ароновича! Хотя, конечно, может быть его отец — другой Шабсай. Да и нет у нас сведений о сыне Натане у этого Шабся, правда, и год 1988 никем из известных его детей «не занят».

А еще важно начало письма.

«Мой сын Арон.

Не удивляйся этому письму, мне время подсказывает не откладывать его написать.

Прошлого разбора здесь не будет. Коротко. Я был одинок всю свою жизнь и сейчас одинок. Единственная связь сестра Ида Клейман, которая моложе меня и очень больна, я боюсь ее потерять.»

Дальше он пишет о своем здоровье, хозяйстве и о том, что хочет передать его Арону.

«Я хочу, чтобы мои труды не пошли прахом, как многое у меня пропало в жизни»

письмо

письмо

Ищу в интернете Иду Клейман. Первая же ссылка — на могилу Иды Самсоновны (!) Клейман (1894 – 1966) на Востряковском кладбище в Москве. Рядом похоронены — Евгения Самсоновна (!) Златопольская (!!) (1902 — 1975), а также Златопольская Э.В. (1870–1922) и Златопольский Ш.А (без дат) !!!

То есть — это родители и сестры Натана!!! Семья Натана нашлась правильно! И это все выяснилось в один клик! Поразительно! Извините за такое количество восклицательных знаков, но так быстро найти их могилы и все это выяснить! Причем могила в 200 метрах от могилы моей бабушки, жены Натана!

Соберем то, что удалось найти об этой семье из Глодос. Главой семьи был Арон и в справочнике «Вся Россия» за 1895 есть запись о его бакалейной торговле в Глодосах. Жена Арона — Песя. По метрическим книгам нашел шестерых сыновей (в основном по записям о рождении их собственных детей в 1887–1892 годы):

— Липа, жена Двойра, 5 детей,
— Шая-Бер жена Двойра, 3 детей,
— Цудик, 1853, детей нет, возможно, рано умер,
— Шабса, жена Эстер Вольковна, 2 детей,
— Нухим, 1858, жена Гудя, 4 детей,
— Шимон, 1860, жена Лея-Гинада, 3 детей.

Состав семьи можно было бы узнать по посемейным спискам или по ревизским сказкам, но семья приписана к городу Ананьев, а архивы этого города, как мне сказали специалисты, не сохранились.

По могиле Клейман-Златопольских удалось найти внучку Иды — Римму, а от нее узнать и новые сведения. Она даже помнит разговоры в семье о Натане, помнит, что ее родители к Натану на море заезжали, а её бабушка отправляла ему посылки в конце пятидесятых. Раз посылки — может он сидел?

Отец, Риммы, Борис, родился 15 03 1919 года в Одессе. Может дочь Шабсая вышла туда замуж? А Ида — это, похоже, Марьям-Ита, изменившая дату рождения. Хотя, не исключено, что Марьям-Ита умерла, а через 3 года у Шабсая, родилась дочь, которой дали такое похожее имя популярное в семье. По найденным метрикам, три брата — Шабсай, Нухим и Шая-Бер — назвали своих первых дочерей — Марьям-Ита (в 1892, 1888, 1885 годы).

Но замечательно, что у Риммы сохранилась фотография Шабсая и Эстер с дочерью лет 7–8 на вид и двумя сыновьями постарше (примерно 10 и 13 лет) в гимназической форме. Таким образом — поразительно! — через пол-года поисков я увидел прадеда и прабабушку! А возможно — и деда, если он один из этих сыновей.

фотография Шабсая и Эстер с дочерью и двумя сыновьями

Фотография Шабсая и Эстер с дочерью и двумя сыновьями

На паспартУ указано, что фотография сделана в Одесском фотоателье «Луч» на Троицкой улице. Скорее всего, фотография сделана до 1910 года, т.к. в сети пишут, что позже это ателье располагалось на Дерибасовской. Опять Одесса. Вряд ли родители везли детей в Одессу, чтобы сфотографировать. А может они туда переехали к этому времени?

Судя по дате смерти жены Шабсая, Эстер, хоть часть семьи уже жила в Москве в 1922 году. Не думаю, что табличка на могиле мемориальная, без захоронения, т.к. Ида рассказывала, что ее отец переносил эту могилу с Дорогомиловского еврейского кладбища, которое в 1948 году ликвидировали. (Захоронения на нём продолжались до 1930-х годов.) Не могу не отметить еще одно совпадение. Семья Риммы жила у Белорусского вокзала, а первое место жизни сына и жены Натана в Москве в 30ые годы — на Лелинградском шоссе, в 300 метрах от этого вокзала. Опять рядом.

Раз нашлись точные ФИО и адрес в Анапе (и учитывая посылки), написал в МВД Краснодарского края — известно ли что-то о деде, не был ли он репрессирован.

Брат Риммы, который интересовался историей семьи, к сожалению, недавно умер, а его сыновья сейчас не в Москве. У Евгении Самсоновны — тоже есть внуки, но с ними у Риммы совсем нет связи, похоже, что и они не живут в Москве.

Так что из этого источника дополнительной информации пока нет. Но есть новое направление поиска — метрические записи в Одессе. И точно! Нашлись сведения о записях (без точных дат) о рождении и смерти в младенчестве трёх детей Шабсая Златопольского, о рождении в начале века дочери Гинды (видимо, Евгении), и о смерти в 20 лет дочери Гитли. Есть и запись про Марьям-Иту — наверное, вышла замуж. Таким образом, подтвержден переезд семьи Шабсая в Одессу (между 1895 и 1902 годом).

Обратим внимание, что отчество все известные нам теперь дети Шабсая писали — Самсонович, так что может и Владимир Самсонович Златопольский родившийся в 1900 году в Одессе, с которого начинался этот рассказ, — брат Натана?

Вот сколько информации «проистекло» из одного упоминания Натана о сестре!

Российские жандармы, низкий вам поклон (Ю. Ким)

Поскольку появилась «почва под ногами» — пошел в архивы (было удивительно, что туда пускают простых людей). Начал с Государственного Архива Российской федерации (ГАРФ).

В электронной описи ничего полезного не нашел. Пошел в картотеку дореволюционной полиции. Несколько слов не по делу. Возможно, для профессионалов мои ощущения покажутся ребяческими, но, когда я перебирал картотеку полиции, то ощущение было не простым. Спросил у сотрудника архива — «Может, какие-то карточки написаны до революции, судя по написанию букв». А она ответила, что вся картотека написана до революции. То есть это не теперешняя картотека к тем делам, а тогдашняя! Ее писали и перебирали жандармы 100 — 150 лет назад. Какие-нибудь прототипы героев Акунина. А теперь это прошедшее время перебираю я.

Довольно быстро натыкаюсь на карточку с нужной фамилией и именами Нусим Шабсович, Шабсай Аронович в одесском деле 1908 года! Скорее всего — это мои! Вряд ли они чем-то провинились перед властью, т.к. больше их в картотеке нет. Может у них жил кто-то подозрительный. Все очень интересно. (Чудеса, как будто пошел собирать грибы и сразу на опушке куча белых!) Дело особого отдела полиции, заказал, жду. Получается, что деда в семье звали Нусимом, а в Натана Самсоновича он переименовался. Все же дальше буду использовать имя Натан, чтобы не путаться.

Тем временем, в обществе «Мемориал» мне нашли много информации о Владимире Самсоновиче Златопольском, который, как видим, вполне может быть братом Натана. Вот, что в 80-х сообщила его дочь — Владилена. (Понятно, что такое имя — от ВЛАДимир Ильич ЛЕНин — могли дать только родители очень воодушевленные переменами).

С 12 1917 по 03 1918 Владимир — дружинник-красноармеец в Одессе. Затем (красные уходят из города) он уезжает с бронепоездом «Мы Полупановцы» на «немецко-петлюровский» фронт. После ранения был направлен в 3-ий Московский стрелковый полк. После нового тяжелого ранения и сыпного тифа с мая 1920 г. сражался на Туркестанском фронте. В 1921 работал в политотделе Воздушного флота (секретарем комячейки). После демобилизации в 1922 учеба на рабфаке, а затем в Иваново-Вознесенском Химико-Технологическом институте. В 1930 окончил институт и был направлен в Ленинград, затем в Москву (Московский завод СК), а в 1936 в Казань на завод СК-4. Репрессирован в 1937.

И еще одна находка в эти же дни. В сети. И уж она-то совсем-совсем-совсем неожиданная.

«Златопольский Николай Дмитриевич, р. в Херсонской губ. Поручик (подпоручик). В Вооруженных силах Юга России. Взят в плен. На 1 дек. 1922 на особом учете в МВО.»

Историк С.В. Волков. База данных «Участники Белого движения в России». Сокращения: ВСЮР — Вооруженные силы Юга России, МВО — Московский Военный Округ, НД — так буду пока называть этого Николая Дмитриевича.

Дед ли? Как еврей в империи мог стать офицером? Разве что отслужил срочную, потом сразу война, а в 1917 уже мог?

А если он Николай Дмитриевич у белых, т.е. в 1919–20, то как он может быть Натаном Самсоновичем в метрике сына в 1922, и, видимо при женитьбе в 1921?

Но в конце жизни дед — Николай Дмитриевич. Может этот НД просто полный тезка деда? А может дед воспользовался документами офицера? А то зачем бы он стал менять не только имя, но и отчество, причем так радикально, даже первую букву не оставил.

Военного можно поискать в военных архивах.

А раз «на особом учете в МВО», что означает на учете ВЧК (тогдашнее название КГБ), то написал запрос в ФСБ (нынешнее название КГБ).

Начиная поиски, просто записывал все эти перипетии, чтобы не забыть, но к этому моменту все пошло с такой скоростью и так неожиданно, что с 13 04 2019 начал вести записи по датам, как дневник.

В этот день я написал письмо по адресу деда в Анапу — вдруг нынешние жильцы что-то про него знают. А может на чердаке лежит чемоданчик с документами.

А еще написал по адресу дочери Владимира в Москве — вдруг кто-то из его родных еще там живет.

15 04 ГАРФ. Хочется привести заказанный документ целиком — кондовый стиль жандармской переписки, но чтобы сэкономить ваше время перескажу суть.

В 1908 году жандармы обсуждают переписку Анны (Гени) Шабсовны Златопольской, 1890 г.р., которая, сидит в Екатеринославской тюрьме. Она хочет воспользоваться для побега документами двоюродной сестры — Ханны Шимоновны Златопольской, 1888 г.р., которая год назад вернулась из Америки к отцу в Глодосы (а значит, у нее есть надежные документы). Письмо написано к Н.Ш. Златопольскому. В голове легкая буря. Геня сидит в тюрьме! В 18 лет! А ее двоюродная сестра Ханна в 19 лет вернулась из Америки. Вряд ли в таком возрасте она ездила туда одна — может кто-то из большой семьи эмигрировал?

Добавляется два совсем новых поля поисков — революционеры и эмиграция.

16 04 УМВД Краснодарского края сведений о Николае Дмитриевиче не нашло.

17 04 Сразу (благодаря помощникам на сайте) находка среди эмигрантов. В 1925 году, 30 мая, брат Шабсая, Липа, 76 лет, приехал из Риги в Америку на пароходе Аквитания. Приехал к сыну, который называется уже Benjamin Gold и живет в Кливленде, Огайо. И даже точный адрес есть. Конечно, эти детали возможно не важны, но любопытны. Дочка Липы, Соня (с фамилией Sklaovsky), осталась в Глодосах. Позже нашел в сети, что сын Липы, Хуна, остался в России и похоронен на Востряковском кладбище не далеко от своего дяди. А дочь другого брата Шабсая, Нухима, Бейла, приехала в Америку 1 5 1912 на корабле Main из Бремена. Ей 22 года, она модистка, едет в Филадельфию, а билет ей купил дядя Geldhaber Louis. Позже обнаружилось, что она жила в Филадельфии. Вышла замуж, 6 2 1916, за Натана Гудмана (из России) и родила дочь Rose 1 2 1918 и сына Jack 6 1 1920. В 1941 натурализовалась, как Bella Goodman (а еще называлась и Bella Salkoff и Beila Slatopolsky). С ума сойти, какие подробности всплывают из такого далекого и по времени и по пространству прошлого.

И в тот же день другая находка в сети.

Златопольский Николай. Повышение чина. Из прапорщиков в подпоручики, приказ № 193, от 6 11 1917. Служит в пехотном 214 запасном полку (видимо, с 7 мая 1917).

На следующий день после более внимательного поиска в полицейском каталоге ГАРФа нашел, ссылку на фотографию Анны Златопольской. И, кроме того, мне подсказали, что в ГАРФе есть картотека перлюстрированных писем. А значит, могут быть и копии писем Анны. Хотя бы из тюрьмы. Что-то похожее нашлось. Заказал.

Поиски пошли во все стороны — Одесская еврейская семья начала 20 века, белый офицер, расстрелянные в 37, заключенные в царское время, бойцы Красной армии, эмиграция в Америку (потомки эмигрантов могли сохранить письма, фото, рассказы, документы …).

25 04 Получил в ГАРФе письмо Анны к Нусиму Шабсовичу (называет его Нусь). Указан его адрес в Одессе — Госпитальная ул., 41. Письмо жандармы переписали, к сожалению, не целиком. В той части, которая осталась, Анна сначала пишет о своем судебном процессе. Не могу не привести эти слова.

«Если бы ты присутствовал во время суда, и если бы ты видел эту комедию, тогда ты бы убедился, что такое русское правительство. У них так много нахальства и бесстыдства, что просто ужас. Меня и другого товарища уличили в том, что мы члены партии и работали в типографии.

Одному парню предъявили обвинение, что он со мной знаком и что найдена у него прокламация, а также, что только на третий день объявил свою фамилию, больше никаких обвинений они не могли против него предъявить, даже шпионских показаний не было. И за все это он получил вечное поселение.

Четвертый, присужденный к каторжным работам, обвинялся лишь в том, что у него на квартире найдена литература военного характера, а данных, что он действительно член партии, они не имели, а только догадывались.

Ну как тебе это нравится? После этого можно лишь сказать: будь вы прокляты палачи, убийцы, — как не бороться за полное их низвержение!»

Если не знать, когда это было написано, то можно предположить и 1910, и 1970 и 2020. А могло бы быть и в 19 веке, вот только тогда язык был другой. А тут — ничего менять не нужно было, кроме некоторых отмененных букв.

Дальше в письме, про одежду для Сибири и про документы Анны Шимоновой.
Судя по названию архивного дела, Анна была в РСДРП.

И еще совершенно неожиданная, потрясающая удача. Заказанная фотография Анны оказалась — ее полицейской карточкой от 12 июня 1907 года! Мало того, что там 3 фотографии хорошего качества с разных ракурсов, и подробное описание ее внешности, так еще и сведения о ней, и описание семьи на 1907.

Она числится мещанкой г. Ананьев.
Жила в Екатеринославе под фамилией — Балабанова.

Полицейская карточка Анны Самсоновны

Полицейская карточка Анны Самсоновны

Образование — народное училище в Глодосах. Скорее всего, и Натан учился там же. А еще это значит, что в Одессу семья уехала, когда ей было больше хотя бы восьми лет (после 1898). Братья и их возраст в карточке перечислены, а про сестер написано, что их у нее четверо. Таким образом, на дату составления карточки, 12 июня 1907 года, семья Гени такова.

Отец Шабсай Аронов, мать Эстер Волькова

Их сыновья

Нусим (Натан) 19 лет, 1888,
Арон 8 лет (значит дед умер к моменту его рождения)
Вольф 6 лет (уже совсем похоже, что это Владимир Самсонович).

Их дочери

Геня (Анна) 1890,
Марьям-Ита (Ида), 1891,
Гитля,
Гинда (Евгения), 1902,
и неизвестная, которая, видимо, родилась до 1901, т.к. я не видел ее в одесских метриках.

Как удивительно. Недавно вообще не знал о существовании Анны, а теперь и ее голос в письме, и фотография …

26 04 Раз есть адрес Натана, то посмотрел данные переписи в Одессе, 1897 года. К сожалению, по этому адресу Златопольских нет. Видимо, в то время они еще там не жили. Зато в доме 40 живет семья Клейман. Возможно, будущие родственники.

Запросил сведения о Натане в центре ГИАЦ МВД — не был ли репрессирован.

07 05 ГАРФ. Нашел в полицейской картотеке и заказал новые дела про Анну и Гитлю Златопольских. Есть полицейские карточки и на Балабанову, но похоже не наша (про нее пишут и в 1906, а Анна тогда была еще мала).

16 05 ГАРФ. Одно дело оказалось приговором группе Анны. После 10 месяцев под следствием в тюрьме один человек приговорен к 4 годам каторжных работ, и трое, включая Анну, к ссылке и поражению в правах. А еще в двух делах надзорные сообщения об Анне с места ссылки в Иркутской области.

8 октября 1909 года «Случайный» (кличка агента) сообщил, что ссыльно-поселенка Златопольская Геля живет у сборщика казенных винных лавок Василия Алексеевича Кожевникова, С-Д, и ездит с ним по деревням. Унтер-офицеру Луценко предписано выяснить цель поездок Златопольской по деревням.

1911 год. Отдельного Корпуса Жандармов Ротмистр Булахов доложил, что лицами, упомянутыми в п. 8, сводки по Иркутскому Губернскому Жандармскому Управлению по С-Р за март сего года от 22 апреля за № 1938, являются: … «Елена» — ссыльно-поселенка Усть-Удинской волости Геля Шабсова Златопольская, сожительница сборщика казенной монополии Василия Николаевича Кожевникова, «подвергавшаго» обыску 1 мая 1910 года.

Получается, что она уже эсэрка. Могло аукнуться после революции.

Может в картотеке я не нашел более поздних дел о ней потому, что она стала Кожевниковой? И не Анна, а Елена? Нужно поискать.

А еще получил два дела по наблюдению полиции за Гитлей. Откуда узнал, что в октябре 1912 года ей 16 лет, и она учится в гимназии. Она входит в С-Д кружок, который находится под наблюдением полиции. Интересен состав кружка из 25 человек. В основном молодые — 10 участников до 21 года и еще 7 до 25 лет. В кружке 7 женщин, 16 евреев и 6 осведомителей — из которых 1 интеллигент и 5 рабочих.

В ноябре 1912 года в кружке 9 человек. Из прежнего кружка только Златопольская и Стаммо — учитель женской гимназии (может он ее и привел в кружок?). Указано, что там 2 осведомителя интеллигенты и 7 — рабочие. Как понимать такой любопытный состав кружка?

24 05 ГИАЦ (МВД) ответил, что о Николае Дмитриевиче у них данных нет.

27 05   ГАРФ В картотеке полиции нет Кожевниковой Анны или Елены и нет нового про самого Кожевникова. Но в архиве есть следственное дело 1937 года, относительно Кожевникова Василия Николаевича, 1895 г. р. Подходит по году рождения. Не знаю, выдадут ли дело не родственнику, да и чем может быть полезно.

В картотеке «белых» обнаружилась карточка на Златопольского. Без ИО, но он из нужной армии — Деникина. Военно-судное дело апреля 1920 — может это как раз про плен, подходит. Но документ, видимо, в другом архиве — РГВА (Российский государственный военный архив).

Получается, что данные НД из базы Волкова подходят для Натана по ФИО и месту рождения. Если он дезертировал в 1920, то мог спрятаться в провинции и успеть жениться.

Сведения про производство в чин Николая — очень подходят к НД по ФИ, чину и времени производства (уже не в империи). Вряд ли такое совпадение.

Сведения из карточки на Златопольского — подходят НД по Ф, армии и тем, что это судное дело (возможно из-за плена или дезертирства).

Для уверенности нужна военная история этого Златопольского, год рождения, послужной список, место призыва. А самое нужное — родня. Дальше, в советские годы может по министерству обороны что-то протянется.

По военной дороге

30 05 Записался в РГВА, заказал дела с разнообразными списками служивших во ВСЮР и с белогвардейцами, находившимися в лагерях военнопленных. Опытный посетитель архива посоветовали искать Николая Дмитриевича, как офицера царской армии в другом архиве — Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА).

Запросил в ФСБ дело Владимира и написал возможному внуку Евгении Златопольской (судя по ФИО) — фермеру в Свердловской области.

6 06 Работники РГВА нашли шифр того дела, о котором было написано в карточке ГАРФ про Златопольского. Заказал. Посмотрел уже заказанные дела. Совсем новый тип документов иного времени — платежные ведомости Белой армии (какие-то фамилии запомнились и попадались в разные месяцы), доносы на сослуживцев и объяснительные записки, приказы по армии и поиск родителями гимназистов сбежавших в армию, списки пленных на обороте каких-то хозяйственных бумажек… А в одно дело, НКВД подобрало разрозненные документы по фамилии фигуранта — это то, что нужно, т.к. тупо ищу определенную фамилию. Однако и там ничего не нашел и заказал еще списки по ВСЮР.

ФСБ ответило, что познакомиться с делом Владимира можно только в Казани.
Запросил про «особый учет» Николая Дмитриевича в МВО у московского ФСБ.

Ищу в сети сведения о 214 запасном полке, где служил НД, чтобы искать его документы в РГВИА

13 06 РГВА    В документе, о котором писалось в карточке ГАРФ, к сожалению, только упоминание не окоченного (из-за эвакуации доброармии) расследования — «Дознание о Златопольском с заключением военно-прокурорского надзора Одесского Военно-Окружного Суда». Есть входящий номер «Дознания», но найти его не удалось. А в этой записи много неясного:

— не указаны инициалы, а Златопольских в тех местах не мало;
— не указано, что речь идет о военном (воинское звание), но прокурор и суд военный;
— фамилия написана как прилагательное, т.е. не прописными буквами, как остальные фамилии в этом списке дел.

В заказанных делах со списками ничего не нашел, заказал другие такого же типа.

Жильцы по адресу Владилены Владимировны не ответили, а когда приехал — никого не застал (или не открыли). Соседи ничего подсказать не могли. Прошло 30 лет.

Жители дома по адресу деда в Анапе — не ответили. Дальше про «не ответили» писать не буду.

18 06 Московское ФСБ сообщило, что не располагает данными про Николая Дмитриевича.

В заказанных делах РГВА — ничего не нашел.

Стал изучать головоломную историю гражданской войны в Одессе и строить предположения. В самом начале января 1920 силы ВСЮР были отброшены из Елисаветградского уезда, и НД мог остаться в знакомых местах (дезертировать). Через год женился под старым ИО с чуть измененной фамилией. Не сильно менял фамилию, возможно потому, что в родных местах его знают? Еще через год родился сын. Но в 1922 НД «нашли» красные «органы», поэтому развод, расставание и табу на рассказы в семье. Но почему он попадает в МВО? Там Владимир? К 1922 в Москве уже живут мать и 2 сестры. А где отец? Почему дат жизни отца нет на могильной доске?

19 06 РГВИА Записался в этот архив и сразу же в картотеке обнаружился послужной список НД на 1916! Заказал.

21 06 По моему заказу работники архива РГВА также нашли послужной список НД с 1915 до 1922 год! Заказал.

24 06 РГВИА Опять случилось «Вот это да!». Скорее всего, НД — это Натан, т.к. губерния и год рождения совпадают. А дальше!

Послужной список Николая Дмитриевича за 1916 год.

Послужной список Николая Дмитриевича за 1916 год.

В 1915 он уже Николай Дмитриевич!

И он православный! Может поэтому и Дмитриевич, по крестному отцу.

Живет на Дальнем Востоке! Может, уехал к ссыльной сестре? Может, потому и уехал, что крестился? Может, крестился, чтобы иметь возможность уехать в Сибирь?

В институте не учился. Да и в гимназии вряд ли, т.к. сдавал экзамены на вольноопределяющегося 2 разряда в Благовещенске, а если бы окончил гимназию, то без экзаменов мог бы стать вольноопределяющимся 1 разряда.

Срочную службу в армии, похоже, не служил. Но почему?

В сентябре 1915 призван в армию на Камчатке.

Полгода служил в «Вятской дружине», скорее всего, в Благовещенске.

Потом окончил Иркутскую школу прапорщиков и 06 1916 отправлен в 214ый запасный полк!

А значит это именно тот Николай, которого произвели в подпоручики, и значит тот, который служил у белых. Но Натан ли? Совпадает фамилия, совпадают имя и отчество последних лет (!), время и место рождения, но вдруг это только колоссальное совпадение? Нужны какие-то сведения о родне.

02 07   РГВА Точка поставлена, НД — это Натан! Но по порядку.

В РГВА послужной список датирован 10.10.22 и до 1921 года он заполнен со слов НД. До 1917 этот список совпадает с официальным документом из РГВИА, только неточности в датах. Так что это документы одного человека, родившегося 25 мая 1888 года.

А еще приложена «Анкета для бывших офицеров Белых армий». И в ней есть пункт о семье. Читаем.

Отец Шапша Аронович Златопольский, 65 лет,
сестра Евгения Златопольская, 20 лет, студентка 1ого Государственного Университета,
сестра Ида Клейман (проживает при мне),
две сестры проживают в городе Белозерске,
брат Владимир, 21 год, учится в Политехническом в г. Иваново-Вознесенск.

Итак, еще раз, НД — это точно наш Николай Дмитриевич, Натан Самсонович, а точнее всего — Нусим Шабсович!

Владимир — это точно Вольф!

Шабсаю 65 лет. Значит, Натана не призвали на срочную службу, т.к. он тогда был единственным взрослым сыном при пожилом отце. Но где Шабсай в 1922?

Мама Натана, видимо к этому времени уже умерла.
Но почему нет Арона? Умер? Уехал?
Кто эти сестры в Белозерске? Геня и неизвестная сестра? Почему они там?

Еще интересная деталь. В анкете указано, что перед армией Натан работал на Камчатке в «Торговом Доме Ивана Яковлевича Чурина и Ко». Это был очень крупный торговый дом, который имел отделения в европейской части России, в частности, в Одессе, и за границей.

торговый дом

торговый дом

Главная контора находилась в Благовещенске, и руководил ею купец I гильдии А. В. Касьянов. «Придя на работу после окончания уездного училища 11 летним парнем, Касьянов в 20 лет стал полноправным компаньоном фирмы, а после смерти Чурина в 1895 году был избран её распорядителем.» Возможно, Натан в Одессе договорился о работе на Дальнем Востоке и ради того, чтобы уехать за черту оседлости — крестился.

Теперь про сомнительные места в этих документах. Что-то Натан забыл, что-то скрыл.

Пишет, что холост. О сыне не упоминает, но думаю, что он знал о рождении сына, потому что, когда понадобилось, искал сына, и потому что Арон — это имя из семьи Натана (его деда и брата). Возможно, Натан до свадьбы скрывал, что крещен, а потом это выяснилось и стало понятным поводом для развода и полного разрыва.

В графе «общее образование» послужного списка он пишет — 6 классов гимназии, а в этой же графе в «анкете» уже уклончиво — «на вольноопределяющегося 2го разряда при Благовещенской мужской гимназии в 1915». Возможно, он окончил специальные курсы и сдал «испытание по особой программе, устанавливаемой по соглашению министров военного и народного просвещения», а пишет про обучение в гимназии, как это было бы у вольноопределяющихся 1го разряда.

Дословно приведу, как в документах описана его дальнейшая служба, чтобы возвращаться к этим сведениям.

1917    Мл. оф. В 18-ом Вологодском полку (в приказе на повышение чина был указан 214 запасный полк)
Демобилизован
В белую армию не поступал

05 1919 Перешел немецкую демаркационную линию и поступил на службу в 44 Рабочий полк, начальник минометной команды. (Странная дата — совпадает со следующей. А перейти демаркационную линию, он мог только на пол года раньше, т.к. немцы были на Украине до 11 1918.)

05 1919 Откомандирован в штаб Одесского В. Окр. На должность командира батальона

07 1920 Во время Деникинщины эмигрировался в Кемалистскую Турцию \Самария\, а оттуда в Константинополь и кружным путем через Болгарию и Румынию перебрался обратно в Одессу. Проходил О.О. (особый отдел) Румграницы по возвращению из Константинополя

Будучи у англичан в Турции был арестован за агитацию среди русских военнопленных за Соввласть.

1921  На основании приказа Р.В.С.Р. 1921 г. №1128/202 с.с. параграф 2 утвержден к оставлению на службе в Красной Армии /сношение командупресп 1921 г. № 431095/

(приказ издан в мае 1921 г.)

14 11 1921 Прибыл из Мобупра М.О.К. по В.Д. и прикомандирован к Военной Академии РККА /Приказ по Академии №285 параг. 7/ (Мобупр — мобилизационное управление)

27 12 1921 Назначен Комендантом общежития «…» при Военной Академии /Приказ по Академии №319/ (название общежития неразборчиво, похоже на Реноме)

01 01 1922 Назначен заведующим зданиями и общежитиями Военной Академии /Приказ по Академии №45/

01 05 1922 Приведен к торжественному обещанию Красной Присяге /Приказ по Академии №114/

10 10 1922 На основании приказов РВСР 1922 г. за № № 255 1099 по сокращению штатов уволен в бессрочный отпуск и исключен из списков Академии /прик. по Академии №/

В революции 1905 года участия не принимал.
В революции февраля 1917 участия не принимал, относился сочувственно.
К партиям не принадлежал, сочувствую Р.К.П.
Ранений нет.
Отличий нет.

Графа «К какому роду деятельности вы более склонны» К торгово-промышлн. хозяйств. деятельности

Графа «Кто вас знает из видных советских или партийных работников (их адреса). Указать двух товарищей.» Меня знают т. Урицкий /слуш В.Ак./ т. Федько /начдив/ и т. Дмитренко /слуш В.Ак/.

Все трое были в 1918–9 на Деникинском фронте на Украине. Урицкий был у Федько в штабе в 1919. Комбриг Дмитренко также служил под началом Федько.

Очень мутное описание четырех лет жизни — с начала 1918 по ноябрь 1921. Натан пишет, что в Белой армии не служил, но при этом заполняет анкету для бывших офицеров Белых армий. Как он бежал в Палестину? Почему так далеко, а не в Турцию? Почему его при таких неубедительных «показаниях» не только не посадили, но и вернули на службу и даже в Академию РККА? И при этом по спискам Волкова есть сведения о его службе во ВСЮР именно в это время.

Отметим, что весь этот массив очень важной информации нашелся только из-за того, что в сети попалось короткое, но надежное упоминание о подпоручике Златопольском. Я потратил много времени на поиски, но нашлись эти сведения по запросам — не в результате моих раскопок.

Обратим внимание на то, что среди тех, кто его «хорошо знает» (видимо, может поручиться за него) на первом месте — Урицкий! С. П. Урицкий — очень не простой персонаж, о котором необходимо привести то, что нашел в сети.

Семен и Алексей

Семен Петрович Урицкий (1895) — внук купца первой гильдии из г. Черкассы Соломона Урицкого. Старший сын этого купца, Моисей Соломонович Урицкий, стал председателем Петроградской ЧК и был убит студентом А. Канегисером 30 08 1918, когда в Москве Фанни Ройд (Каплан) ранила Ленина. Его брат Пиня (Петр) Соломонов Урицкий, мелкий служащий (агент по заготовке и продаже льда) с женой и сыновьями, включая Семена, с 1900 года проживал в Одессе. После революции Петр тоже стал чекистом и в августе 1919 года погиб в Одессе в бою с деникинским десантом.

Семен учился в Одесском казенном училище (не окончил из-за нехватки средств), работал упаковщиком и приказчиком на аптекарском складе Эпштейна в Одессе (1910–15 г.). С 1912 г. член РСДРП(б). На службе с 08.1915 г. Участник Первой Мировой войны, кавалерист. Службу проходил на правах вольноопределяющегося. Прапорщик. Командир эскадрона (по выбору; с 22.07.1917 г.). Послужной список Семена в Красной армии очень насыщенный. Сразу его осмыслить сложно, мы будем к нему возвращаться.

С 01.12.1917 г. Семен начальник боевой дружины Красной гвардии в Одессе. Помощник инспектора кавалерии Одесского военного округа (15.01.–03.1918 г.) Начальник и военком кавалерии 3-й армии (03.1918 г.). Военный агент при генеральном консульстве РСФСР в Одессе (08–10.1918 г.). По обвинению в вербовке личного состава для РККА выслан в РСФСР (10.1918 г.). Начальник Московского окружного военного контроля (т.е. военная контрразведка округа) (10–12.1918 г.). Слушатель Академии генерального штаба РККА (с 12.1918 г. с перерывами по 1922 г.). Начальник оперативного отдела штаба 14-й армии (06–07.1919 г.), Старший помощник, а потом начальник штаба 58-й стрелковой дивизии (07–11.1919 г.). В боях за Киев был тяжело ранен и контужен. Начальник оперативного (агентурного) отделения Регистрационного управления Полевого штаба РВС Республики (08.1920 г.). Командир Отдельной кавалерийской бригады особого назначения при РВС 2-й Конной армии (20.08.–11.12.1920 г.). Участник подавления Кронштадтского мятежа 1921 г.; начальник штаба 187-й отдельной стрелковой бригады (Южная группа войск 7-й армии; 03.1921 г.). Комендант Одесского укрепленного района (с 07.05.1921 г.). В 1922 г. переведен в распоряжение Разведывательного отдела/управления Штаба РККА; в заграничной командировке (Франция, Германия, Чехословакия; 1922–24 г.). Пропустим несколько лет бурной биографии. В мае 1935 г. возглавил Разведупр РККА в звании комкор (звание, равное чему-то среднему между генерал-лейтенантом и генерал-полковником). В 1937 он арестован, а 1.8.1938 — расстрелян.

Таким образом, Урицкий — это «большой военный начальник» и разведка. Его Натан назвал первым среди знающих его советских работников, хотя начдив Федько был тогда «главнее». Урицкий жил в Одессе и прошел до революции путь очень похожий на путь Натана. Вполне возможно, он был знаком со Златопольскими, как минимум с Владимиром, по Красной гвардии. В жандармских делах о наблюдении за СД-кружками в Одессе аналогично сообщениям о Гитле Златопольской есть сообщения о Моисее Шлемовиче и о Песи-Хае Шлемовне Урицких — один круг. При этом обратим внимание на существенную взаимосвязь между местонахождением, действиями Семена Урицкого и Натана:

— Урицкий летом 1918 находится в Одессе и выслан оттуда в октябре в Москву за вербовку в РККА.

Натан выезжает в Московский полк в то же время, если он действительно, как пишет, «перешел немецкую демаркационную линию».

— Урицкого в мае 1919 посылают на южный фронт в 14 армию.

Натана в мае посылают в Одессу, возможно, в 47 стрелковую дивизию, которая только формируется там.

— Урицкий в мае 1921 приезжает в Одессу начальником военного округа, а в сентябре уезжает в Москву в Академию РККА.

Натан в 1921 уезжает из Ново-Архангельска, а 14 ноября он в Москве, и его направляют по хозчасти в Академию РККА.

— Урицкий после 1922 некоторое время разведчик за границей.

Натан в конце 1922 уволен из РККА и нигде не виден.

А если и Натан разведчик? Тогда понятно «мутное» описание 1918–1920 годов в анкете и то, что на это закрыли глаза. А если он потом долго был за рубежом, то поэтому про него нет сведений, и его не коснулся террор. (Хотя, конечно, могли ради такого дела и отозвать на родину.)

10 07 Написал запрос в Архив МВО — не числился ли Николай Дмитриевич в разведке (ГРУ).

29 07 РГВА Узнал шифры дел РГВА, из которых Волков брал сведения о Николае Дмитриевиче. Заказал их, а также дела с анкетами и списками из Глававиации — искать в них Владимира.

31 07 Стал искать в сети материалы о возможном знакомстве Семена Урицкого и Владимира Златопольского в революционные дни 1918 года в Одессе. Прочел у Алексея Ивакина про Одесскую Советскую Республику в 1918 году. Написано очень живо и внятно (на сколько можно этот хаос внятно изложить). Поэтому увлекся, стал не только читать дальше про 1919 и 1920, но и когда закончил, вернулся и прочел про 1917 год. И в самом конце описания этого года читаю «Союз Молодежи Семена Урицкого. Он потом ГРУ возглавит.». Ага, появилось конкретное название организации, которое можно искать в сети. Сначала нашел правильное название — Союз социалистической рабочей молодежи (ССРМ), а потом, нашел, что в него входили — А. Златопольский, Д. Учитель, С. Урицкий, С. Игнат и др. Неужели А — это Арон!? Дальше нахожу в сети ссылку на воспоминания Макса Яковлевича Сапирштейна, в которых, судя по аннотации, упоминается «Златопольский Алексей — красногвардеец». Воспоминания рукописные, написаны в Одессе в 1967 году и хранятся в архиве «Мемориала».

На следующий день читаю в «Мемориале» эти воспоминания. Автор пишет, что Алексей был одним из создателей и председателем Одесского Союза Социалистической молодежи. И далее.

«В боях у юнкерского училища погиб тов. Златопольский Ал., который действовал здесь с группой боевой дружины. Будучи тяжело ранен и истекая кровью, он продолжал руководить боем. Он был захвачен (вместе с товарищами) юнкерами и зверски замучен…

Златопольский Ал. не входил в постоянный состав боевой дружины, но в грозные, опасные минуты он появлялся, брал оружие и вместе с боевой дружиной вступал в бой с врагом ….

Златопольский Алеша был замечательным революционером-большевиком, высокой моральной и духовной чистоты …

Через несколько дней революционная Одесса хоронила павших героев. Весь город был в трауре, все улицы, где проходила процессия, были запружены до предела.

Бесчисленное множество венков, красных полотнищ с траурными лентами, торжественность шага десятков тысяч вооруженных рабочих, шествующих за гробом.»

Понятно, что автор хотел тепло написать об Алексее, насколько это ему позволил принятый тогда казенный язык. Похороны, возможно, действительно были такие торжественные потому, что они — первые в длинной череде.

Но может быть Алеша это не Арон — были же и другие Златопольские в Одессе.

В конце воспоминаний оказался список тех дружинников, которых помнил автор, и там после Златопольского Ал. записан «Златопольский — младший брат Златопольского Ал.».

Все, теперь точно — это Арон и Вольф (Алексей и Владимир), т.е. те два мальчика на семейной фотографии. Удивительно, что в течении суток, цепляясь за мелкие, случайные зацепки удалось найти Арона. И сразу узнать о его гибели.

Каково его родителям — одна дочь в ссылке, другая умерла, но еще гимназисткой она в кружке СД и под надзором, один сын крестился, один погиб, устанавливая Советскую власть, а самый младший ушел за эту власть воевать.

Теперь понятно, почему Натан не упоминал Арона в анкете 1922 года. Еще более вероятным стало знакомство Натана с Урицким, вместе с которым воевали оба брата Натана, а Арон был еще и одним из создателей «комсомола» Одессы и боевых дружин. Даже если до революции Натан не был знаком с Урицким, они могли встретиться в 1918, когда Урицкий был военным атташе в Одессе и вербовал военных в РККА.

Как при таких известных «красных» братьях Николай мог попасть в Белую армию? Даже если бы Урицкий и хотел его туда «заслать».

05 08 РГВА. Получил документ, на который опирался Волков — «Именной список бывших офицеров и военных чиновников из числа военнопленных и перебежчиков белых армий. На 1 дек. 1921» В таблице «прибыл за ноябрь месяц 1921 года в резерв Округа (московского)» есть следующая строка.

Златопольский Николай Дмитриевич, рожден в Херсонской губ. Подпоручик. Пехота. Прибыл из О.О.ВЧК

В разделе «убыл за ноябрь месяц 1921 года» те же данные, и — убыл в Академию генштаба п.т. № 223045

Причем в обеих строчках, в графе «офицер какой армии» записано — «прож. в Константинополе». Т.е. именно так, как дед писал в «Анкете» и «Послужном списке» — не служил у белых, а скрывался за границей. Таким образом, в единственном источнике информации о службе деда в Белой армии нет определенного подтверждения этой службы!

Если теперь отнестись с доверием к тому, что написано в анкете Натана, то можно предположить следующее. Судя по публикациям, после десанта белых 47 дивизия разбегается и только небольшой ее части удается уйти на север с Южной группой войск. На западе и востоке — белые, так что Натану оставалось затаиться в родном городе или бежать морем. Но в родном городе затаиться могло быть как раз сложно — семью с такими «красными» братьями могли хорошо знать.

Возможно, он бежал в Палестину в группе евреев. Иначе, зачем бежать так далеко, а не рядом в Турцию. Если при этом он уничтожил все документы «Николая Дмитриевича», то после возвращения мог бояться появиться в Одессе и жил «местечковым евреем» пока не появился Урицкий. Отец Урицкого, который мог знать Натана и «опознать» его — погиб при захвате Одессы белыми. Это только предположения, нет документального подтверждения в списках репатриировавшихся в Палестину. Да и известная мне группа репатриантов уехала из Одессы на пароходе Руслан только через 3 месяца после прихода белых — 26 ноября 1919 года.

Но есть еще тот документ, из-за которого я пришел в РГВА, — военное дознание относительно Златопольского. Этот документ не вписывается в получившуюся теперь картину. Может это дело про однофамильца?

Про Владимира в делах «Глававиации» не нашел ничего.

Разные находки

01 09 Уехал в отпуск далеко от архивов, только в сети немного поискал сведения об эмигрантах, и «на поверхности» нашел следующие детали, которые, как писал раньше, возможно излишни, но мне любопытны.

Брат Шабсая, Нухим, с дочерью Marie приехал в Америку 1 4 1913 из Ливерпуля на корабле Haverford. В иммиграционных документах пишет, что ему 54 года, аптекарь, едет в Филадельфию, из города Балта (Одесский уезд, 150 км от Глодос), где осталась жена Uvlic. Marie пишет, что ей 21 год. (Видимо это Рухель, которая родилась, 12 08 1892). А еще две его дочери Anieta и Бейла, приехали в Америку на год раньше, 1 5 1912. Anieta пишет, что ей 23 года, едет в Филадельфию. (Возможно — это Марьям-Ита, 05 09 1888). Все дочери пишут, что они портнихи. Билет Нухиму купил друг Z. Goodman из Филадельфии. Через три года дочь Нухима, Бейла, выйдет в Филадельфии замуж за Натана Гудмана.

Таким образом, как минимум два брата Шабсая с детьми (но не со всеми) к 1925 жили в Америке. Может и Шабсай туда уехал? Это бы объяснило, почему подробностей об отце Натан не пишет в «Анкете», и почему дат его жизни нет на могильной доске.

19 09 После отпуска вернулся в архивы и записался в РГАСПИ (бывший Центральный партийный архив Института Марксизма Ленинизма), чтобы поискать «партийные» сведения. В первую очередь надеюсь найти что-то о Владимире, т.к. о партийности Натана ничего не знаю, а про дореволюционных СДеков — Алексея и Анну — в архиве не знают где искать.

Из архива Одессы получил копию университетского дела некой Н.С. Златопольской. В деле оказалась справка, что в 1921 году Нина Сергеевна училась на курсах по статистике. Судя по отчеству, скорее всего однофамилица. А я надеялся, что это неизвестная сестра Натана.

Сегодня же нашел упоминание об Алеше Златопольском у одесского писателя Кима Каменского. Из нового там только, следующее.

«Любимец городской рабочей молодёжи. Квалифицированный рабочий электромеханических мастерских. Участник социал-демократического кружка с 1916 года. В партии — с 1917-го. Председатель рабочкома Одесской электростанции.»

Странно, что после гимназии — в рабочие, и любопытно, что Алексей (Арон) работал на электростанции, а его племянник, Арон, тоже всю жизнь занимался электростанциями. Попробую найти Каневского, расспросить.

И сегодня же племянник Риммы Клейман, Олег, прислал фотографию. Примерно в 1931 в фотоателье сделан семейный портрет Владимира, его жены Нины, дочери Владилены, племянника Бориса и — брата Натана!(в центре) Вот это да! Увидел деда! Не рассчитывал.

семейный портрет

Семейный портрет

25 09 Нашел в РГАСПИ анкету Владимира по партийной переписи 1927 года. Нового там не много, только следующее.

— учился в начальном училище 3 года, и не окончил, т.к. пошел с 15 лет работать и работал по найму 1.5 года. Рабфак в 1922 — 1924, затем в Политехническом.

— состоял в комсомоле, а потом член ВКП(б) с 15.11.1918, (Номер партбилета, похоже, еще старого образца, 6 цифр).

Получается, что Владимир, и, скорее всего, Алексей учились не в гимназии, а только в начальном училище. Но если Владимир непрерывно работал 1.5 года с 15 лет, и работал с лета 1915ого, то учился, получается, с осени 1912 до лета 1915. Почему так поздно пошел учиться, в 12 (или в11) лет, хотя, обычно шли учиться в 7–8? И, если он пошел учиться в 1912, то первая семейная фотография сделана не в 1910, а в 1912 году или позже, и на фотографии мальчикам 12 и 14 лет, а девочке 10. Не похоже. Скорее, им все же на пару лет меньше. Какая-то тут нестыковка. Может про начальную школу — прибедняется.

02 10 ГАРФ «Жандармы» сообщили новые детали об Анне. До отъезда в Екатеринослав она работала на одесской чаеразвесочной фабрике Высоцкого. Полиция знала там не мало «неблагонадежных». Две знакомые сослуживицы Анны были высланы из Одессы.

Повторно послал заказным письмом запрос о деде в Архив МО относительно ГРУ.

19 10 Олег Клейман прислал еще одну неожиданную фотографию, сделанную примерно в 1951 году на даче в Петушках. Подписано, что там его отец, Эдуард, в детстве, с бабушками Идой и Лизой. И с родственником Алешей Златопольским (примерно 18 лет).

Тут важные сведения, во-первых, про Лизу. Ида Клейман (Златопольская) — бабушка Эдуарда по отцовской линии, а Лиза, которая на фотографии — не бабушка Эдуарда по материнской линии. Эта Лиза есть еще на одной фотографии и тоже вместе с Идой. Скорее всего, она сестра Иды. Другую сестру Иды — Евгению — дети в семье Иды тоже называли бабушкой. Получается, что Лиза — это либо Анна (Геня), либо неизвестная нам сестра. На вид, Лиза примерно того же возраста, что и Ида, скорее, немного младше. Сопоставить это изображение Лизы с портретом Анны 1907 года — через 45 лет — сложно.

Вторая находка на этой фотографии — Алеша Златопольский примерно 1931 года рождения. Он вполне может быть сыном Владимира, названым в честь брата отца. Но он может быть и сыном этой Лизы, если она не меняла фамилию. В последнем случае понятно, как они одновременно оказались в 100 км от Москвы, и почему с ними нет жены и дочери Владимира. Но почему тогда он в подписи охарактеризован, как «родственник», а не как «сын Лизы»? Не исключена возможность и того, что Алеша внук кого-то из братьев Шабсая.

Дальше поток удачи, похоже, иссяк. Все запрошенные ведомства ответили, что ничего не знают. Все дальнейшие попытки найти информацию о Натане были безуспешны. Так что пора подводить итог. На этот момент.

Итого

Что удалось узнать про деда за этот год, и что можно предположить и даже «дофантазировать».

В XIX веке в местечке Глодосы, Елисаветградского уезда, Херсонской губернии жила большая семья торговца бакалеей Арона Златопольского. Нам известно шестеро сыновей Арона. У одного из них, Шабсая 25 мая 1888 года родился первенец Нусим. Скорее всего, Нусим учился в Глодосах в народном училище.

Примерно в 1898 году Арон умирает, и некоторые его сыновья уезжают из местечка. Шабсай с семьей уезжает в Одессу. К 1902 году у Нусима, еще 2 брата и 5 сестер, так что он, судя по всему, не может учиться — работает. Кем он может работать без образования — на складе, на фабрике, приказчиком…

Дети Шабсая в городе называют себя на более европейский лад — Натан (Нусим), Анна (Геня), Ида (Марьям-Ита), Алексей (Арон), Володя (Вольф) и с отчеством Самсоновичи. В 1908 году Нусим живет в Одессе на Госпитальной улице в доме 41. В 1909 году он, видимо, получает освобождение от армии, т.к. его отец старше 50-и, а он единственный взрослый сын в семье.

Похоже, семья живет тяжело, т.к. братья не могут учиться в гимназии и даже окончить начальную школу, должны работать. За эти годы в младенчестве умерли родившиеся в Одессе две сестры и брат Нусима. Его сестра, Анна, которая работала на чаеразвесочной фабрике Высоцкого, за участие в организации подпольной социал-демократической типографии в Екатеринославе попадает в тюрьму, а потом в ссылку. Одной зарплатой меньше.

Возможно, Нусим решает покончить с прозябанием семьи, он договаривается о работе со служащими большого Дальневосточного торгового дома «Чурин и Ко». Чтобы получить возможность уехать на Дальний Восток, он принимает крещение, становится Николаем Дмитриевичем, и уезжает в Благовещенск.

Сколько ему там удалось проработать, какого положения достичь, мы не знаем, но в 1914 году Россия вступает в войну, и планы мирной жизни и карьеры рушатся.

В мае 1915 года Николай, возможно, окончив курсы при Благовещенской гимназии, сдает экзамен на вольноопределяющегося второго класса. Осенью его призывают в армию из Петропавловска-Камчатского и отправляют рядовым в Вятскую дружину, видимо, в Благовещенск, а через полгода, как вольноопределяющегося, направляют на учебу в Иркутскую школу прапорщиков. Дальше стремительное в военное время продвижение по службе. В июне 1916 Николаю присваивают чин прапорщика и отправляют в 214-ый запасный стрелковый полк, а через год в ноябре 1917 он становится подпоручиком. Неожиданная карьера, учитывая, что получение офицерского чина давало личное дворянство. Но и тут не сложилось — рухнула Российская Империя. Вместе с дворянством.

В 1918 году армия фактически самораспускается, и думаю, что Николай возвращается в Одессу. Там власть гетмана и немцев. Брат Арон к этому времени погиб, брат Владимир ушел воевать в Красной армии. В 1916 году умерла одна из сестер, Гитля, которая тоже увлекалась идеями социал-демократии. Жить под белой властью такой семье было, скорее всего, опасно. Летом в Одессу в качестве военного атташе Советской России присылают Семена Урицкого. Николай либо знал Семена до отъезда из Одессы, либо познакомился с ним в это время, так как Семен был близко знаком с Ароном и Владимиром Златопольскими по «комсомолу» и боевой дружине в 1917 году. Семен нелегально ищет в Одессе кадры для Красной Армии, за что осенью его из Одессы высылают. Тогда же Николай переходит немецкую демаркационную линию и поступает в 44 московский рабочий резервный полк начальником минометной команды. (Миномет — новейшее оружие.) В мае 1919 года Николая отправляют командиром батальона в Одессу, где советская власть формирует новую 47ую дивизию. Туда же, на юг, в это время отправляют и Семена Урицкого.

Однако в августе 1919 происходит внезапный захват Одессы Белой армией Деникина. 47-я дивизия, в основном, разбежалась. Карьера Николая в РККА также рухнула, а главное, жить в Одессе ему смертельно опасно. Удается найти такой выход. Он вспоминает, что был Нусимом Шабсовичем и под видом еврейского беженца уезжает в Палестину (Самарию). Но там не остается. Как ему удается там без языка, в военное время выжить, преодолеть 2000 км через вздыбленную, оккупированную страну и вернуться сразу после изгнания белополяков — совсем не представляю.

В июле 1920 года Николай проходит румынскую границу (и ее Особый Отдел!). Он оказывается рядом с Одессой, но возможно, уезжая из Одессы, он уничтожил все документы на имя «Николая» и боится оказаться в Одессе без документов. (К слову, в это время в Одессе уже посадили его тезку и однофамильца — Натана Львовича.) Поэтому он едет к родственникам в Глодосы, где его знают, как Натана Самсоновича. Под этим именем он женится в соседнем местечке. (Как ему удалось сохранить в тайне свое крещение?) А в мае 1921 руководить Одесским военным округом присылают Семена Урицкого. Видимо, Николай использует это для легализации и опять становится Николаем Дмитриевичем. Думаю, что религиозная семья его жены выгнала Николая Дмитриевича. А его сына, рожденного в начале 1922 года, записывают, как сына Натана Самосоновича.

В сентябре 1921 года Семена Урицкого возвращают в Москву, доучиваться в Академии РККА. А в ноябре в Москве оказывается и Николай Дмитриевич. Его не только не «привлекли» за то, что случилось летом 1919, но и назначают заведующим зданиями Академии РККА. Заполняя анкеты, Николай пишет, что он холост, про сына не пишет. Николай работает в этой должности год. Они с братом Владимиром перевозят в Москву мать (которая прожила не долго) и двух сестер — Иду и Евгению. Еще две сестры живут в Белозерске. Семья Владимира также живет в Москве, а сам Владимир учится в Иваново-Вознесенском Политехе. Отец, Шабсай, жив, но, похоже, что живет не в Москве. В 1922 Урицкий оканчивает Академию, а Николая в конце того же года сокращают из РККА, видимо, в связи с реорганизацией армии.

Дальше я знаю только то, что примерно в начале 30х Николай бывал (или жил) в Москве, а в 60ые он одиноко жил в Анапе на маленькую пенсию и с виноградника, который сам возделывал.

Что было с Николаем за эти 40 лет — можно только гадать. И вот какие варианты «нагадались» мне. После головокружительных семи лет (от Дальнего Востока до Ближнего) была тихая жизнь обывателя. Начался НЭП и Николай ушел в коммерцию. Правда, в справочнике «Вся Москва» — за все годы выпуска — я его не нашел. Может коммерция у него была не в Москве, а, скажем, в Одессе. Почему он всегда был один? Как он уцелел в 30ые, когда «спаситель» Урицкий стал большой опасностью, а брат из первых комсомольцев стал «контрреволюционером троцкистом»? Как из небольшого, но все же начальника в Москве он превратился в виноградаря в Анапе?

Другой вариант — ушел в военную разведку к Урицкому. А может он уже и служил там. А жизнь разведчика может вывести куда угодно.

Третий вариант. В том же 1922 году Касьянов, владелец на тот момент «Т.Д. Чурин и Ко» (компания продолжала существовать за границей) уезжает из Москвы в Харбин. Может и Николай уехал к нему в Харбин, как дореволюционный сотрудник. Меняя владельцев и название, фирма просуществовала до 1953 года.

Варианты 2 и 3 вполне могли сосуществовать. Иметь в Харбине, в одном из центров эмиграции, своего человека, которому там доверяют, для разведки было бы очень не лишне. Когда Касьянова (уже сына) отстранили от руководства по подозрению в связи с Коминтерном (а может и правда? может поэтому и выпустили Касьяновых из СССР?), торговым домом стал руководить немец, пригревший немецкого шпиона… Очень нужное местечко для разведки.

Вот и все что смог узнать и предположить.

Все время у меня в уме звучит часть фразы Николая Дмитриевича из письма — «как многое у меня пропало в жизни». Сколько раз он начинал с нуля.

И еще раз про удивительное. Самое существенное было найдено из-за одной строчки в списке Волкова, и из-за упоминания Николаем Дмитриевичем в письме фамилии сестры.

В поисках мне очень помогали многие — и профессионалы и опытные любители. Как-то обратился за помощью к специалисту Виктории, но через некоторое время написал ей, что просьба отменяется, так как нашел нужную информацию совершенно фантастическим путем. Ее ответ — в эпиграфе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math