194,950 total views,  1 views today

Print Friendly, PDF & Email
  Номер 4(111)   2021 года  
Культура

Евгений Беркович
Казус Брейзахера и амбивалентность Мастера
Слово «ассимиляция» стало любимым словом многих либеральных авторов. Даже такие известные антисемиты, как композитор Вагнер и историк Трайчке, приветствовали ассимиляцию евреев. Необходимым условием вхождения евреев в немецкое общество подразумевалось крещение. Сравняться в правах с немцем еврей мог, только отказавшись от иудаизма. Другими словами, стать полноценным немецким гражданином мог не еврей, а бывший еврей.


История

Нелли Эпельман-Стеркис
Несклеенные осколки
Взломщики отодрали доски с окон, переколотили стекла дубинами и проломили дверь топорами. В комнату ворвался тяжёлый дух немытых тел, вонь перегара, мерзкий смрад домашней скотины и загаженных курятников. В домишко, в котором Брайна-Лея сдувала пылинки, ворвались красномордые мужланы, вооруженные дубинами и топорами.



Любовь Гиль
Гиль, Сапожник, Бенционов, Гальбурт Генеалогия семейств, динамика переселений, места проживания
Первые 5 месяцев, до переезда в нашу любимую Беэр-Шеву, мы жили в Холоне, городе, в котором жила вся семья Сарры. Встретили нас в аэропорту им. Бен-Гуриона ранним летним утром 1991 года ее дети, Белла и Эфраим. Это был незабываемый момент — начало нашей жизни на Земле Израиля. Немного позже состоялась волнующая встреча сестер, Евгении и Сарры.


Люди

Елена Погорельская
Стив Левин
Бабель
Исаак Бабель вновь сдает вступительные экзамены, но уже в первый класс, в мае 1904-го. И снова получает «пятерки» почти по всем предметам. К экзаменам прошлого года прибавился письменный русский, письменный и устный немецкий, а еще рисование — единственный предмет, за который он получил «тройку».


Мемуары

Дина Полякова
Илья Поляков
В начале пути... Вступительное слово и публикация Дины Поляковой
Как победителю в своей весовой категории мне вручили полотенце, а как абсолютный победитель соревнования я получил годовалого серого козла с озорными зелеными глазами и довольно острыми рожками. После окончания церемонии награждения я поднял его на вытянутых руках и посадил себе на шею, трижды поклонился судьям и публике, после чего сошел со сцены и направился к своим товарищам. Так мы и вышли из Летнего сада с козлом, спокойно покоившемся у меня на шее.



Николай Эстис
Точка схода
Олег, Боря и Леша, неразлучные со времен института, не просто дополняли друг друга, они являли собой уникальное содружество, где не было чужих проблем. Каждый старался сделать для другого больше, чем для себя. Это касалось и работы, и жизни. Они были не столько бригадой, сколько организмом, и влиться в него лишь по профессиональному признаку было невозможно, это понимали все.



Фред Ортенберг
Ткань жизни. Продолжение
Как бы ни были далеки и высоки орбиты будущих космических трасс, мы всегда будем мысленно возвращаться к их истоку — полету Юрия Гагарина, потому что в клубке орбит, опоясавших земной шар и протянувшихся во Вселенную, никогда не потеряется орбита первого советского космонавта.



Эрик Кандель
Александр Колотов
Главы из книги «В поисках памяти». Перевод с английского Александра Колотова
Большая часть наших когнитивных процессов основана на подсознательной деятельности, происходящей вне нашего ведома. Мы видим мир целостным (пейзаж на фоне объекта и линия горизонта за ним) и не затрачиваем на это усилий потому, что зрительное восприятие, соединяющее вместе отдельные элементы зрительного образа, работает, не задействуя сознание.



Леви Цирульников
Яд Ави
Одна часть еврейского стереотипа у советских была тогда интеллигентность. Чтоб не показаться интеллигентом и, следовательно, евреем было два основных приёма — обильно ругаться матом и делать физическую работу — умело без отлынивания. В этом ему очень помог его колхозный опыт — мог показать, что он не только не отлынивает, но и знает, как делать ту или иную работу. Искали кто возьмется ухаживать за конюшней с четырьмя лошадьми — отец вызвался.


Опыты в стихах и прозе

Дан Берг
Досужие рассказы Сатаны
Будет день — будет невеста. В местечке у некоего состоятельного обывателя выросли дочки-близнецы. Звали их Хана и Браха. Сходство меж ними удивительное: одно лицо, и один склад. Где тут Хана, а где Браха — лишь родной отец да мать их умели различать. Исполнилось отроковицам шестнадцать лет, девы на выданье, нечего тянуть!



Михаил Идес
Чудо-Юден
Щенки радостно гогочут, смеются, показывают большие пальцы. Хотел было вернуться к своей подстилке. Остановился. Стал вглядываться. У одного на шее ничего нет. У другого на цепочке Могендовид — шестиконечная звезда. У третьего на шнурке... Крестик. У четвёртого на замысловатой, тяжелой цепи — Полумесяц.


Переводы

Джером Ротенберг
Ян Пробштейн
Я чувствую свой путь касаньем... Перевод и предисловие Яна Пробштейна*
Я нацелился задать
вопрос Вселенной
но триллион других отвечают
вместо нее



* - дебют в журнале