©Альманах "Еврейская Старина"
   2021 года

1,208 просмотров всего, 7 просмотров сегодня

Среди женских надгробий привлекает к себе внимание скульптура необычной формы с надписями на иврите: «Женщина видная Батшева Кац, дочь р. Цви. Убита бандитами в с. Киянке 5 Элула 5679 г.» и на русском: «Милейшая и незабвенная мать и бабушка, убита 31 августа 1919 г. в д. Киянке. Мир праху твоему». Сын погибшей Ихил Кац, которому чудом удалось избежать горькой участи матери и бежать в Польшу, раскрыл через два года представителю «Джойнта» в Варшаве обстоятельства погрома.

Леонид Коган  Виктор Ваховский[Дебют]

Леонид Коган

Леонид Коган

Виктор Ваховский

Виктор Ваховский

 

ПУЛИНСКИЙ ЕВРЕЙСКИЙ НЕКРОПОЛЬ

Поселок городского типа Пулины (в 1935–2016 гг. Червоноармейск) расположен в Житомирской области (Украина), в 8 км к северо-востоку от шоссе Новоград-Волынский — Житомир. Впервые Пулины упоминаются как село в 1585 году ([1], с. 89). По переписи 1765 г. в этом селе проживало 6 евреев, относившихся к Житомирскому кагалу ([2], гл. VIII, с. 55). К середине ХIХ столетия Пулины становятся местечком, а в 1897 г. численность еврейского населения в нём достигла 1168 человек (42,7% от общей численности населения) ([3], с.116). В настоящее время евреев в Пулинах нет.

Пулины и окрестности на фрагменте польской топографической карты 1931 г. Цифрами обозначены: 1 — еврейское кладбище, 2 — урочище Лысая гора

Единственным на сегодняшний день следом пребывания евреев на Пулинщине является неплохо сохранившийся еврейский некрополь возле села Ягодинки. Для того чтобы найти его, нужно проехать около 4 км от шоссе в сторону Пулин и за Ягодинкой свернуть налево на дорогу, ведущую в с. Весёлое (бывшее Довжик), затем через 90 м свернуть по тропинке на север и пересечь луг, который тянется на 100 м. В нескольких сотнях метрах от еврейского некрополя, с правой стороны дороги на Пулины, находилось кладбище немецких колонистов, проживавших в окрестных селениях до середины 1930-х годов. От него сохранилось лишь несколько надгробий.

В конце луга, у входа на еврейское кладбище, стоит памятник на братской могиле жертв нацизма. Казнь евреев райцентра Пулин и окрестных сёл происходила в урочище Лысая гора, 5 км к западу от Пулин: в августе 1941 г. расстреляли несколько десятков мужчин, а в сентябре-октябре того же года — несколько сотен женщин и детей. 16 мая 1963 г. останки расстрелянных на Лысой горе были эксгумированы и перезахоронены у входа на еврейское кладбище [4], а на месте перезахоронения через некоторое время на пожертвования пулинских евреев был воздвигнут памятник.

Мемориал жертвам нацизма. Фото Л. Когана

Мемориал жертвам нацизма. Фото Л. Когана

Еврейское кладбище расположено сразу за оградой мемориала. Оно тянется с севера на юг на 100 м и с запада на восток на 50 м. С востока, севера и запада его территория ограничена рвом, забора нет. Василий Васильевич Вербовский, 1923 г.р., уроженец Ягодинки, в детстве пас коров недалеко от этого кладбища.

«Возле еврейского кладбища стояла маленькая деревянная сторожка, в которой жил смотритель кладбища, немец Фиц, — вспоминает он. — Когда привозили мертвеца, ставили конструкцию, похожую на стол, с четырьмя ручками. За оградой кладбища стоял колодец, откуда приносили воду и обмывали умершего. Потом его одевали, закутывали в ткань, укладывали на носилки (наподобие кровати с ручками) и несли к яме. Хоронили без гроба. Яму обкладывали досками. Во время этой процедуры на кладбище были только мужчины. Дети и женщины ждали за оградой. Как только умершего опускали в яму, женщинам и детям можно было зайти на кладбище и принять участие в похоронах. Входили на кладбище через ворота с востока, со стороны дороги на Пулины. Территория была обнесена колючей проволокой, натянутой на дубовые колья. Памятники на кладбище были из камня. Богатым евреям ставили большие памятники, а бедным евреям — памятники в виде валенка, которые привозили из Житомира. На короткой вертикальной стороне «валенка» была надпись на еврейском языке и шестиконечная звезда»[5].

Обзорный план местности, на которой расположен некрополь (составили В. Ваховский и Л. Коган)

Обзорный план местности, на которой расположен некрополь (составили В. Ваховский и Л. Коган)

По словам В. Вербовского, раньше дорога от шоссе к Пулинам проходила вплотную к кладбищу, а на месте современной дороги была горка, т. е. кладбище находилось как бы в низине. Но в 1930-х годах к востоку от кладбища устроили карьер, откуда брали песок для строительства в Пулинах, горку постепенно срыли, а позже крутой поворот дороги выпрямили. Таким образом, дорога «отодвинулась» от кладбища.

В рамках проекта «Сохранение еврейского наследия в Украине» 5 июля 1994 г. Пулинский еврейский некрополь посетил краевед Леонид Коган, составивший его краткое описание [6]. На некрополе вели съемки: в 1991 г. Марк Бендерский (10 фотографий), в 2001 г. Фира Чайковская (1 фотография), в 2006 г. Леонид Коган (13 фото), в 2007 г. Марша Миллер /Marsha Miller/ (9 фото), в 2012 г. научный сотрудник Украинского центра изучения истории Холокоста Михаил Тяглый (19 фото и 1 видеосюжет), в 2018 г. Леонид Коган (31 фото). В период с 27 июля до 18 августа 2020 г. проведено фундаментальное обследование кладбища: новоград-волынский краевед Виктор Ваховский очищал надгробия, обозначал их местоположение на схеме и измерял расстояния на местности, а его дочь Анастасия (профессиональный фотограф) фотографировала каждое надгробие в разных ракурсах. Всего Анастасией Ваховской снято на некрополе 3050 цифровых фотографий и 9 видеосюжетов, Виктором Ваховским — 91 фотография и 1 видеосюжет. Ивритские эпитафии на фотоснимках расшифровывал и переводил Леонид Коган. Финансовое содействие этому обследованию оказали спонсоры — потомки пулинских евреев и заинтересованные лица: Борис Фельдблюм, Игорь Фельдблюм, Мерил Вебер /Merrill Weber/, Евгения Шейнман, Марша Миллер, Фира Чайковская, Леонид Чайковский, Евгения Крупник, Виктор Сегал, Давид Койф, Белла Бечуцкая, Илья Бечуцкий, Лора Будницкая, Альберт Будницкий, Зинаида Глузман и др.

Всего на кладбище обнаружено свыше 260 мацейв. «Памятников было больше, — вспоминает Василий Вербовский. — Многие из них в начале 1930-х годов вывезли с кладбища и использовали в качестве фундамента для строительства конюшни районного отделения милиции и других зданий в Пулинах. Сразу за воротами кладбища стоял высокий памятник (высотой метра полтора). Во время оккупации немцы обстреляли его. От пуль даже откололась часть памятника. Ограждение кладбища было разобрано и использовано для хозяйственных нужд» [5].

Следы от пуль на надгробии Боруха-Бенциона Дубровского (ум. в 1920 г.). Фото А. Ваховской

Следы от пуль на надгробии Боруха-Бенциона Дубровского (ум. в 1920 г.). Фото А. Ваховской

После войны еврейская община Пулин, состоявшая из нескольких десятков человек, не имела возможности поддерживать порядок на кладбище. Постепенно оно зарастало молодыми соснами и дубами, травой, мелким кустарником, большинство могил оставалось без ухода. По рассказу местной учительницы-пенсионерки Привен Евгении Абрамовны (1920 г.р.), около 1992 г. за счёт пожертвований кладбище обнесли забором, но в 1994 г. один из авторов этих строк обнаружил лишь его фрагмент у восточного рва.

В соответствии с традициями, ряды могил Пулинского еврейского кладбища ориентированы с севера на юг, а надписи высечены на западной стороне надгробий. Женщины и мужчины покоятся в разных рядах. Всего имеется 12 рядов: 7 «мужских» (главным образом, в восточной части) и 5 «женских». Число надгробий в ряду колеблется от 9 до 44.

Согласно текстам эпитафий, старейшее захоронение датируется 1900 годом [7], а новейшее — 2000 годом. По-видимому, своего некрополя в XIX веке Пулинская еврейская община не имела, и усопших везли на погребение в ближайший населённый пункт с еврейским кладбищем, например, в местечко Горошки (21 км от Пулин). Во всяком случае, если на военно-топографической карте 1909–1912 гг. (квадрат ХХХ-25) еврейское кладбище возле с. Ягодинки обозначено, то на аналогичной карте Волынской губернии 1855–1877 гг. (ряд XXII, лист 6) оно отсутствует. Нет его и на дореволюционном плане местечка Пулины. К сожалению, пока не удалось обнаружить архивный документ об отводе участка земли под кладбище возле с. Ягодинки.

Около 100 мацейв имеют традиционную для Житомирщины форму сапога, около 90 — представляют собой плиту, с эпитафией сверху, а 30 — внешне напоминают гроб, с эпитафией в торцевой части или на боковой грани. 15 надгробий имеют вид дерева с обрубленными сучьями. На некоторых мацевах изображены маген-давид, две кисти рук и скрижали Завета.

Надгробия-«сапоги» в восточной части кладбища. Фото М. Тяглого

Надгробия-«сапоги» в восточной части кладбища. Фото М. Тяглого

Мацейва-«гроб» на могиле р. Исраэля бар Йегоше (ум. в 1900 г.). Фото А. Ваховской

Мацейва-«гроб» на могиле р. Исраэля бар Йегоше (ум. в 1900 г.). Фото А. Ваховской

Мацейва госпожи Рохл (?), дочери р. Элиэзера-левита, ум. 9-го Тевета 5695 г. /ок. 15 декабря 1934 г./. Фото Л. Когана

Мацейва госпожи Рохл (?), дочери р. Элиэзера-левита, ум. 9-го Тевета 5695 г. /ок. 15 декабря 1934 г./. Фото Л. Когана

Надгробие провизора Бориса Лазаровича Розенберга, ум. в 1918 г. Фото Л. Когана

Надгробие провизора Бориса Лазаровича Розенберга, ум. в 1918 г. Фото Л. Когана

Более чем на 200 надгробиях полностью или частично сохранились эпитафии: 118 — на иврите, 31 — на русском и 55 — смешанные (на иврите и русском). На некоторых из них указано место жительства умерших: сёла Нарцизовка, Бараши и Киянка, бывшее местечко Соколов, город Житомир. На 10 памятниках есть надписи об умерших насильственной смертью в 1919 и 1920 годах.

Среди женских надгробий привлекает к себе внимание скульптура необычной формы с надписями на иврите: «Женщина видная Батшева Кац, дочь р. Цви. Убита бандитами в селе Киянке 5-го Элула 5679 г.» и на русском: «Милейшая и незабвенная мать и бабушка, убита 31 августа 1919 г. в д. Киянке. Мир праху твоему». Сын погибшей Ихил Кац, которому чудом удалось избежать горькой участи матери и бежать в Польшу, раскрыл через два года представителю «Джойнта» в Варшаве обстоятельства погрома, во время которого от рук бандитов погибли также его отец, брат и зять ([8], протокол №4). Надгробия трёх последних на еврейском кладбище не обнаружены. По информации учителя истории Пулинской общеобразовательной школы Юрия Грабовского, на западной окраине села Вязовец Пулинского района найден памятник из лабрадорита, на котором высечены имена мужчин, погибших 31 августа 1919 г. в с. Киянке (отец Перец Кац, сын Цалик Кац и зять Хаим Файденгольд). Остаётся лишь догадываться, каким образом попал туда этот памятник.

Мацейва жертвы погрома Б. Кац из с. Киянки. Фото А. Ваховской

Мацейва жертвы погрома Б. Кац из с. Киянки. Фото А. Ваховской

29 послевоенных надгробий расположены в трёх рядах центральной части кладбища. Там покоятся участники боевых действий Великой Отечественной войны: Айнбиндер Семен /Шлёма/ Викторович (1921–1991) — местный уроженец, после войны работал судебным исполнителем; Привен Иосиф Лейбович (1919–1987) — уроженец г. Могилева-Подольского Винницкой обл., награжден орденом Славы ІІІ степени, заведовал складом промтоваров; Тамаркин Михаил Шахнович (1912–1998) — уроженец г. Коростышева Житомирской обл., майор в отставке, награжден орденом Красной Звезды, работник профсоюза районного потребительского общества [9].

Памятник

Некоторые сведения о погребенных после войны на Пулинском еврейском кладбище удалось узнать от их потомков и местных старожилов. Дубина Владимир Михайлович, 1937 г.р., хорошо помнит бывшего коллегу Вайнштока Абрама Лазаревича (1912–1980), который в 1960‑х годах работал ездовым в районном отделении милиции. А.Л. Вайншток рассказывал В.М. Дубине, что до войны был председателем колхоза. Супруги Нисенманы Шлема Михелевич (1883–1961) и Эстер Давид-Мордуховна (1886–1970), уроженцы местечка Красные Окны Одесской области, во второй половине 1940-х годов поселились в Пулинах, где их сын женился на Циле Скоп. Их дом стоял на ул. Нины Сосниной. Шимон Давидович Скоп (1916–1985), брат Цили, работал наборщиком в районной типографии. Его отец Скоп Мордух-Давид Шмуел-Лейбович (1880–1956) был коэном, строго соблюдавшим еврейские традиции [10]. Темногород Циля Яковлевна (1928–1995) преподавала русский язык и литературу в Червоноармейской (Пулинской) средней школе. Последней похоронена на этом некрополе Тамаркина Бронислава Захаровна (1920–2000), бывший бухгалтер «Общепита».

Памятник

Некрополь возле с. Ягодинки является своеобразным музеем под открытым небом ушедшей в небытие Пулинской еврейской общины. К сожалению, за последние 10 лет он сильно зарос. Падающие деревья повреждают надгробия. Ещё одной серьёзной проблемой является отсутствие ограждения. Относительно последнего целесообразным было бы обращение за помощью к авторам проекта „European Jewish Cemeteries Initiative“ (Европейская инициатива по охране еврейских кладбищ).

г. Новоград-Волынский, Украина
г. Любек, Германия

Примечания

[1] Теодорович Н. Историко-статистическое описание церквей и приходов Волынской епархии. Почаев, 1888. — Т. 1. — 432, IV с.

[2] Архив Юго-Западной России. — Часть пятая, том II. — Киев, 1890.

[3] Еврейская энциклопедия, изд. Брокгауз-Ефрон. — т. 13. — СПб, 1906–1913. — 960 с.

[4] Дата перезахоронения указана в дневнике местного жителя, бывшего учителя истории Шпира Всеволода Степановича. Запись обнаружил его внук Мурзаков Сергей Анатольевич, который сообщил об этом Леониду Когану по электронной почте 27 декабря 2018 г.

[5] Воспоминания В.В. Вербовского записал Виктор Ваховский 1 августа 2020 г.

[6] [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://iajgscemetery.org/eastern-europe/ukraine/chervonoarmeysk

[7] Указанную на надгробии Меера-Зиши бар Мордехая (в западной части кладбища) дату смерти можно интерпретировать как 24-й день Хешвана 5660 г., что соответствует 28 октября 1899 г. Однако последние знаки, обозначающие год, плохо различимы и вызывают некоторое сомнение.

[8] JDC Archives /Архив «Джойнт» в Нью-Йорке/, collection 1919–1921, file no. 233 (на идиш).

[9] Согласно документам, опубликованным на интернет-портале «Память народа» (https://pamyat-naroda.ru)

[10] Краткую информацию о семьях Нисенман и Скоп сообщили в марте-апреле 2021 г. их потомки Александр Нисенман и Инна Розенберг, проживающие в Израиле.

Леонид Коган, Виктор Ваховский: Пулинский еврейский некрополь: 5 комментариев

  1. מיכאל

    Мои предки из Пулино.
    Встречается ли где-нибудь фамилия Розензафт?

    1. Леонид Коган

      На сохранившихся эпитафиях фамилия Розензафт не указана. Правда, на могих указаны только имя умершего (умершей) и его (её) отца. В списке денационализированных домостроений местечка Пулины есть Розензафт Дувид, проживавший на ул. Банной.

      1. Леонид Коган

        Я ещё раз просмотрел базу данных захоронений Пулинского еврейского некрополя. На нем до войны был захоронен мужчина по фамилии Розензафт. Привожу еревод ивритской эпитафии: «Ум. 17-го Нисана 5689 г. /27 апреля 1929 г./
        Здесь покоится мужчина уважаемый р. Элиягу-Яаков /Эли-Янкель/ бар Алтер-Ицхок, левит
        Т.Н.Ц.Б.Г.» Там же по-русски написано: «Я. Розензафт». Надгробие Я. Розензафта имеет традиционную форму сапога. Локация захоронения: 3-15 (ряд и место в ряду).

  2. Микола

    Цікаві факти минулого, з яких ми маємо нагоду зробити сучасний висновок для себе

  3. Абрам Торпусман

    Страницы многосторонней и яркой жизни евреев в Украине зарастают травой забвения. Спасибо авторам очерка (и их спонсорам), фиксирующим материальные следы нашего пребывания в этой стране.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math