©Альманах "Еврейская Старина"
   2022 года

 148 total views,  1 views today

Сегодня Майя призвалась в армию. До последней минуты было много волнений, так как раббанит из соседней деревни сказала, что девушки не должны служить. Она очень огорчилась и стала звонить всем подружкам из «Бней-Акивы», которые поддерживали ее.

Дов Индиг

ПИСЬМА К ТАЛЬЕ

Перевод Талии-Хаи Дубровин

(Редактор перевода Александр Баршай)

(продолжение. Начало в №1/2022 и сл.)

29.03.73

Дов Индиг

Дов Индиг

Здравствуй, Дов!

Твое письмо напомнило мне о нашем путешествии в Синай. Не упусти возможности съездить на Санта-Катарина и подняться на Джабль-Муса. Также не упусти ныряние в Шарм. Это будут впечатления на всю жизнь.

Это здорово, что ты написал мне о связи Катастрофы и становления наше страны, указанных в толкованиях мудрецов. Трудно поверить, что такие точные описания нашего времени были сделаны тысячи лет назад. Но ты должен мне объяснить, какой смысл в этой комбинации? Когда ты говоришь мне: — Так написано и все, — мне принять это трудно. Тот факт, что кто-то предвидел определенные события много лет назад, очень впечатляет и свидетельствует о замысле, в котором есть логика. Но ты ни слова не говоришь о логике этого замысла. Почему, для создания государства потребовалась катастрофа? Тот ли это милосердный и добрый Всев-ний, в которого ты веришь? И еще я не принимаю твое отношение к светским людям, как к наглым и не уважающим своих родителей. (Ты цитируешь толкование, говорящее о их разгулявшемся беспределе неуважении к своим отцам).

……………………………………….

В каждой семье бывают споры и напряженные отношения между родителями и детьми. Я не думаю, что это характеризует именно наше время. Предполагаю, что проблема отцов и детей существовала всегда. Я не думаю, что мы лучше предыдущих поколений, но не считаю, что мы хуже их. Мне иногда кажется, что ты склонен пренебрегать нами и обобщать. И обобщения эти базируются больше на предрассудках, чем на реальности и на фактах. Ты, наверное, забываешь, но я тебе напомню, что молодежь кибуцов и мошавов — ведущие в боевых частях армии, в заселении Синая, Голанских высот и Иорданской долины. Они же одни из первых стремятся внести свой вклад в развитие городов. И знаешь ли ты, что мы, светские, берем первенство на конкурсах по знанию ТАНАХа.

Хаги рассказал нам, что был победителем такого конкурса ТАНАХа для подростков. Это было в то время, когда он учился в нерелигиозной школе. Большинство принимающих участие и побеждающих в конкурсах как раз из светских школ. Так, пожалуйста, не пренебрегай нами!

Жду ответа.

Талья

10.04.73. Раас-Судар

Здравствуй, Талья!

Только что слышал по радио об уничтожении террористов в Бейруте. Какую неимоверную радость и гордость я испытываю, какая благодарность к Всев-нему наполняет мое сердце, что я живу в поколении, когда еврейская кровь не проливается безнаказанно! Сегодня сведены счеты; полгода назад террористы убили в Германии 11 наших спортсменов. И вот пришел день мести и расплаты! Они не вышли из этого чистыми. Еврейская кровь снова не проливается даром. Всегда в такие дни я думаю о семье моих родителей, о бабушках и дедушках, о тетях и дядях, уничтоженных в Катастрофе, как какие-то насекомые. В глазах гоим их жизнь ничего не стоила. Не только немцы убивали и издевались над евреями. Европейцы тоже с энтузиазмом принимали участие в уничтожении нашего народа. А тот, кто не участвовал в этом, стоял в стороне и молчал. В течение пяти лет уничтожения евреев ни одна бомба не упала на Аушвиц в то время, как тысячи тонн снарядов были сброшены на завод. Находящийся рядом. Ты только подумай, в каком кошмаре и унижении находился еврейский народ всего одно поколение назад. И вот, с Б-жьей помощью, мы восстали из пепла, создали страну и великолепную армию, вернули уважение к еврейской жизни. Наша жизнь снова ценна, и тот, кто попробует на нее покуситься, ответит за это вдвойне. В своем очерке «Коль доди дофек» рав Соловейчик пишет, что указание «око за око» еврейское государство может расшифровывать просто: не просто мстить один за одного, а тысячу за одного — тысячу глаз за одно еврейское око!

Ты права, когда спрашиваешь, в чем логика, в чем правота страшной трагедии, произошедшей с еврейским народом во время Холокоста? Я хочу посвятить тебя в мои размышления, возникшие после прочтения рассказов рава Кука. Он жил на земле Израиля до Катастроф и при помощи десятков рассказов и писем обращался к евреям рассеяния с призывом приехать в Израиль и спасти свои жизни. Ты знаешь, он был не первый и не единственный. Сто лет до него один из величайших мудрецов гаон из Вильны требовал от своих учеников уехать в Эрец-Исраэль, так как настало время Избавления. У нас в ешиве есть небольшая книжка «Коль ха-тор», написанная одним из его учеников, при ехавшим в Эрец-Исраэль. В ней он рассказывает, как гаон раби Элияюhу умолял своих учеников уехать в Землю Израиля и предупреждал о страшном разрушении, ожидавшем всех оставшихся в рассеянии. И только единицы прислушались и осели в Цфате, а потом и в Иерусалиме. Но все же большинство осталось в рассеянии. (Хаги — седьмое поколение в стране. Он потомок одного из учеников этого гаона, приехавшего в Страну около 150 лет тому назад). После этого гаона были и другие крупные раввины — проповедники сионизма — рав Клайшер, рав Алкалай, рав Гутенхер и другие, тоже призвавшие еврейский народ приехать в Эрей-Исраэль. Очень немногие отозвались, большинство осталось в Европе. Потом поднялись раввины «любители Сиона» — среди них великий знаток Торы и европейского еврейства НАЦИВ из Воложина, глава ешивы Воложин. И все они тоже призвали еврейский народ вернуться на свою родину. Но опять только единицы отозвались (Основатели первых сельскохозяйственных хозяйств). Большинство еврейского народа осталось в рассеянии. Но вот пришел Теодор Герцль и основал сионистский профсоюз, который способствовал увеличению темпов алии. И снова крупные раввины, такие, как рав Кук и рав Райнис, предостерегали еврейский народ и призывали его сделать алию. И опять большинство осталось в Европе. И вот произошло чудо, после Второй мировой войны Британия, получившая мандат на управление Палестиной, признала право еврейского народа на создание здесь своего национального очага. По ее следам и другие государства признали право еврейского народа Эрец-Исраэль. И снова призвал рав Кук вместе с другими крупными раввинами Израиля (как рав Озиель) использовать историческую возможность и приехать в Страну. И опять большинство еврейского народа осталось равнодушным к этим призывам и слепым к великим чудесам, к драматическому повороту, связанному с Декларацией Бальфура. 150 лет Всев-ний пытался сдвинуть еврейский народ с места: посылал преданных «посыльных», показывал чудеса. Подумай, какое удивительное чудо, вдруг многие народы признали наше право на Эрец-Исраэль! Но еврейские народ оставался глухим. И если евреи не готовы выйти из рассеяния по собственному желанию, то, как видно, нет выбора у Всев-него, как только сделать это тяжелых болезненным и жестоким путем — «рукою крепкой и мышцей простертой». И это сработало. Вдруг после Катастрофы весь еврейский народ стал сионистом. Даже реформисты, которые были антисионистами до Катастрофы, примкнули к сионистскому движению. Ультраортодоксальное еврейство, которое было в своем большинстве антисионистское, осмелилось заново открыть в Эрец-Исраэль свои центры изучения Торы и ешивы. На сегодняшний день Эрец-Исраэль самый крупный в мире центр по изучению Торы. Сионистское движение воспряло после Катастрофы, ставя перед собой четкую цель создания государства. Оно вышло на борьбу с Британской империей и смогло изгнать британцев с еврейской земли. Короче, все эти процессы произошли после Катастрофы и, по большому счету, под ее воздействием. Американское рассеяние тоже уменьшается, правда, путем «тихой катастрофы» — ассимиляции и смешанных браков, уменьшающих еврейскую общину со скоростью миллион на каждое десятилетие. И снова, к сожалению, только меньшинство приезжает к нам. Но они удостоились быть участниками процесса Избавления вместо того, чтобы стать исчезающим настоящим.

Я знаю, что пишу тебе очень тяжелые и не простые вещи. Даже в ешиве со своими друзьями я стараюсь не озвучивать эти свои мысли. Но ты спрашиваешь и требуешь ответов, поэтому я делюсь с тобой своими мыслями честно и открыто. Ты помнишь, мы обещали это друг другу. Ты знаешь, в книге раби Исраэля из Шклова (ученик гаона из Вильны) рассказывается ужасающая история о гаоне из Вильно, который в одну из суббот после прочтения недельной главы Торы разразился горьким плачем. (Каждую субботу в синагогах читают главу Торы и отрывок из Пророков). Успокоившись, он показал своим ученикам абзац из книги Овадии, который читали в тот шаббат: «тот, кто останется в рассеянии, будет уничтожен», сказал гаон своим ученикам, только в Эрец-Исраэль на горе Сион произойдет полное Избавление. Этот рассказ врезался в мою память, и каждый раз расставаясь с учениками моей ешивы, приехавшими на год в Израиль, я рассказываю им этот отрывок.

Наше счастье, что наше поколение — это последнее поколение рабства, первое поколение Избавления. Счастлив тот, кто удостоился служить в Армии обороны Израиля, охраняющих жизнь евреев в их стране и во всем мире. Счастлив тот, кто удостоился учить Тору Израиля в радости и с открытым сердцем. Счастлив тот…, что меня зовут на мою смену.

С благословением, до свидания,

Дов.

24.04.73. Раас-Судар

Здравствуй, Талья!

Пишу тебе, не дожидаясь от тебя ответа. Хочу посвятить тебя в одно из сильнейших впечатлений моей жизни — Песах на горе Синай. Это был самый волнующий праздник Пасхи в моей жизни. До праздника меня попросили быть волонтером для охраны секретной установки. После некоторых сомнений я отозвался на эту просьбу. Выяснилось, что речь идет об установке связи, находящейся на Джебаль-Катрина около Джебаль-Муса. Каждая смена охраны этого участка продолжается целую неделю, так как только подняться на эту гору занимает почти полдня. Туда нет дороги, только тропинка и подняться можно только пешком. К монастырю Санта-Катарина, находящемуся у подножья горы, мы ехали через ущелье Пираан. Ты права, это красивейшее ущелье. По пути остановились на часок у бедуинской палатки, и они угостили нас чаем — сладким-сладким — и всякими национальными блюдами (которые я, конечно, не ел из-за кашрута). Все вокруг выглядит, действительно, так, как во времена наших предков, вышедших из Египта: палатки из козьей кожи, вода, которую набирают из глубокого колодца, находящегося во дворе, вереницы верблюды, отары баранов и группы людей в тени фиговых деревьев… Ощущение такое, как будто ожил ТАНАХ. Мы бы остались там подольше, но командир торопил нас, чтобы успеть подняться на гору до наступления темноты. Около монастыря есть небольшой военный лагерь. Там мы и заночевали. А рано утром с бедуинским проводником стали подниматься на вершину горы. Наши рюкзаки тащил верблюд, принадлежавший проводнику. По мере того, как мы поднимались (подъем продолжался около четырех часов) наше дыхание учащалось, а просторы открывались все шире и шире. Джабль-Катрина немного выше Джабль-Мусы, его высота 2000 метров. Постепенно перед нашим взором стали открываться все просторы Синая — вдалеке на горизонте — голубой Суэцкий канал, пустыни и нефтяные вышки вдоль берега и горы, все выше и выше возвышавшиеся над Джабль-Катрина. Если бы это зависело от меня, я бы останавливался каждые пять минут, чтобы оглядеть открывающиеся глазу красоты. Но командир нашей части торопил нас, чтобы успеть добраться до наступления ужасной полуденной жары.

Мы прибыли днем, за несколько часов до проверки квасного. Выхода не было, и каждый свободный от дежурства взялся за кашерование кухни. Она была страшно запущена. На наше счастье, мы все умели это делать, так как в прошлом году принимали участие в кашировании кухонь на Песах в военных базах. Закончили только к полуночи, и тогда настало время моей смены. Я попросился быть охранником на улице, так как был уверен, что в помещении обязательно усну. Только к утру я пошел спать на несколько часов. Мой друг заменил меня немного раньше, когда я уже почувствовал, что валюсь от усталости.

Талья, ты, конечно, можешь себе представить, что праздновать Песах в месте, откуда открывается вид на Красное море и просторы Синая — это особое, незабываемое впечатление. Всю пасхальную ночь я чувствовал, будто это я вышел из Египта. Во время проведения пасхального седера я вышел на очередное кратковременное дежурство — на горизонте можно было видеть огни кораблей на Красном море, и, имея немного фантазии, увидеть сынов израилевых, переходящих расступившееся море… «и вода у них стеной справа и слева». Вернувшись в барак-столовую, переполненный такой радостью и благодарностью к Всев-нему, которую еще не испытывал в жизни, я начал петь песни о выходе из Египта. Такая привилегия принадлежать к поколению, в котором еврейский народ вернулся к Синайским просторам, чтобы воочию увидеть претворение в жизнь Б-жественного обещания. Я ущипнул

Себя, чтобы удостовериться, что это не сон, и все происходящее — действительность, и я праздную пасхальную ночь на вершине Синайской горы и являюсь солдатом израильской армии. Это не сон, это не сказка. И вдруг во время проведения пасхального седера я начал петь песню, точно передающую мои чувства: «не сказка/не сказка/и не проходящий сон;/вот напротив горы Синай/ вот напротив горы Синай/куст, куст горящий…». «Эй, ты сошел с ума, что с тобой случилось», — закричали мне все. Но я продолжал, и в конце концов все ребята ко мне присоединились. При последней строчке — «и возвратился народ к Синайскому откровению» уже сотрясались стены барака. А я и на самом деле ощущал Синайское откровение. Неужели существует более выраженное Б-жественное присутствие, чем возвращение в Сион в наши дни — осуществление Б-жественного обещания еврейскому народу после двухтысячелетнего изгнания?! На следующий день я немного погулял на вершине горы в рамках дозволенного в субботу, примерно километр в каждую сторону от нашего лагеря. Я вышел на огромную скалу напоминающую полку, выступающую из горы. А под нею бездна. Внизу, у подножия горы простирается огромная долина. Вдруг перед моим взором возникла фигура Моше-рабейну. Может быть, он стоял именно здесь, на этой скале, а внизу, в долине весь народ Израиля разбил лагерь в соответствии со своими коленами. Может быть, именно здесь он впервые огласил обращение к народу, сопровождающее нас тысячи лет: «Шма, Исраэль, Адонай элоhейну, Адонах эхад» — «Слушай, Израиль, Господь — Бог наш, Господь один».

И шум сильного ветра, дующего на горе, вдруг запел мне строки из Десяти заповедей: «…Который вывел тебя из страны Египетской, из дома рабства». Я так долго стоял на этой скале, погруженный в свои мысли, что обо мне начали беспокоиться. Послали кого-то меня найти, и по пути обратно в лагерь мы уже вместе пели отрывки из песни Дворы о Синайском откровении. Целую неделю я был опьянен открывающимися с высоты видами и звучащими в моих ушах голосами наших предков. Строки из Десяти заповедей и «Шма, Исраэль!» звучали у меня в ушах.

Мне было очень тяжело вернуться в Раад-Судар, к повседневной рутине. Это был не только физически трудный спуск с горы, но и переход от святого к будничному.

Это письмо — последний всплеск удивительных впечатлений о неделе, проведенной на Синайских высотах! Это самый волнующий праздник Песах в моей жизни, который, может быть, никогда не повторится.

И как раздражает окрик: «Дов, патруль выезжает, ждем только тебя!». Так что я должен заканчивать.

Будь благословенна!

С дружбой,

Дов.

1.05.73

Здравствуй, солдат!

Выясняется, что ты не только солдат и не только учащийся ешивы, но и поэт! Твое последнее письмо, это письмо поэта. Как я тебе завидую, что у тебя оживет ТАНАХ, ты видишь исход из Египта и слышишь Десять заповедей. Когда я была на горе Синай, то была просто уставшая и раздраженная от боли натертых мозолей. Интересно, что ты думаешь о геологических пластах горы Синай? Когда мы были в ущелье Пираан, нам показали древние слои, из которых состоят горы. Каждый слой охватывает миллионы лет в развитии Земли. Как это сочетается с Книгой Бытия, рассказывающей о шести днях сотворения мира? На наших экскурсиях это стало просто анекдотом; каждый старается вспомнить название и возраст отдельного слоя. Это очень смешные названия — мезозой и всякое такое. Ты как религиозный человек, как относишься ко всем этим датам и теориям?

На экзамене по биологии есть абзац об эволюции. Как ты относишься к теории Дарвина, утверждающей происхождение человека от обезьяны? Наша учительница биологии сказала, что религиозные не принимают эту теорию, так как она противоречит ТАНАХу. Что ты думаешь по этому поводу?

В то время, как ты разгуливаешь по горам Синая, я готовлюсь к экзаменам и заучиваю формулы по математике и исторические даты. Выпускные экзамены очень раздражают. Готовясь к экзаменам, мы перемалываем огромный объем информации. Я уверена, что через минуту после экзаменов мы все это благополучно забудем. Некоторые ребята изначально отказались от этого кошмара. Они работают в разных отраслях в нашем кибуце и очень довольны. Временами я жалею, что не поступила также. Иногда под давлением выпускных экзаменов я беру твои письма, и они уносят мены в другой мир — серьезный, взрослы и интересный. Я молюсь, что экзамены были уже позади. Продолжай присылать мне такие прекрасные письма, это меня просто спасает.

С дружбой,

Талья.

8.05.73. Раас-Судаар

Здравствуй, Талья!

Вчера мы смогли организовать просмотр парада Дня независимости по телевизору. Я очень жалел, что не мог присутствовать на параде, но и просмотр по телевидению тоже дает сильные впечатления. Помню радиопередачи парада; голоса дикторов, описывающих движение танков и полет самолетов. Нужно было иметь большую фантазию, чтобы представить, как все это выглядит. Зато по телевизору всё настоящее, как будто ты сам там находишься. Это небольшое утешение за то, что мы находимся так далеко от дома. Уже три недели я не выходил в увольнительную. До того, как я пошел в армию, я прочитал замечательную книгу, последовательно и логично отвечающую на твои вопросы. Она называется «Иудаизм и эволюция» Авраама Курмана. Если сможешь найти эту книгу, то обнаружишь там много толкователей ТАНАХа, объясняющих понятие шесть дней Творения как шесть периодов. Человек еще не был создан, поэтому общечеловеческие понятия и термины этого периода — не релевантны. Речь идет о шести периодах, каждый из которых мог продолжаться миллионы лет. Сотворение мира происходило постепенно и поэтапно. Интересно, что и наука, и Тора сходятся на том, что Вселенная не была создана целиком и сразу, а постепенно и фазами. Курман цитирует религиозных ученых, указывающих на соответствие между стадиями, описанными в книги Бытия, и фазами развития Вселенной в соответствии с теорией эволюции. Свет, первичный источник энергии — первый день (на научном языке — первая фаза). Организация суши и океанов — второй день. Появление флоры — третий день. Появление жизни — рыбы и птицы, ползучие и пресмыкающиеся — пятый день. Это низшая ступень жизни. Более высокая ступень животного мира — млекопитающие — появилась только на шестой день. В конце шестого дня, то есть в конце процесса создания жизни, появляется человек.

Общая структура процесса, описанного в Торе, точно соответствует развитию Вселенной по теории эволюции. Появление светил на четвертый день отражает фазу просветления атмосферы и смену времен года. (Раши подчеркивает, что небесные светила были сотворены уже в первый день, но проявились только на четвертый). Курман указывает, что кроме описания сотворения мира в Книге Бытия, нет ни одного источника, в котором создание мира описывалось бы как постепенный процесс. Выясняется, что Тора опередила науку на несколько тысяч лет. Основная разница между научной концепцией и ТАНАХом — не в продолжительности каждого периода и не в различии ступеней развития, а в постановке одного вопроса: появились ли различные этапы сотворения мира (неодушевленные предметы, флора, фауна, человек) механическим путем (то, что наука называет естественным развитием) или есть высшая, Б-жественная сила, порождающая и координирующая этот процесс. Неужели ты думаешь, что такой красивый и сложно организованный мир мог создаться сам собой? Человечество до сих пор не может разгадать даже малую его часть. Что мы знаем, например, о человеческом мозге, о тонкостях наследственности и генах? Не умея объяснить окружающее, мы предполагаем, что всё действует по неизменным и строго запланированным законам. Развиваясь во всех сферах, наука подтверждает это предположение. Эйнштейн, один из величайших ученых в истории человечества (естественно, еврей и даже активный сионист) однажды сказал, что Б-г не играет в кости. Он имел в виду, что абсолютно все в мире происходит по строгим и постоянным правилам и законам, в которых есть цель и смысл, поддающийся математической формуле. Кстати, несколько лет назад в Национальной библиотеке я наткнулся на небольшую книжку Эйнштейна под названием «Мой мир». В ней он рассказывает, как его научные исследования привели его к вере в высшую силу, сотворившую Космос. Эйнштейн утверждает, что невозможно понять наш мир, не веря в существование Высшего разума. Советую тебе почитать эту книгу.

У меня нет проблемы с теорией эволюции, говорящей о происхождении человека от обезьяны. Ведь у человека по Торе есть два измерения — тело и душа. Я не имею в виду ничего против того, чтобы видеть наше тело как продолжение развития тела животного похожего на человека. Второе измерение по Торе касается души, которая создана «по образу и подобию»… Это уникальное измерение, присущее только человеку, не развившееся от животных, а данное ему как новое творение. Оно даёт возможность мыслить и говорить, понимать и творить, развивать науку и технологию, философию, литературу, искусство и религию. Да и научные теории, в общем-то, не могут объяснить, как произошли скачки в процессе эволюции: от неодушевленного к флоре, от флоры к животному, от животного к человеку. Тора называет эти скачки творением, так как без вмешательства Высшей силы невозможно понять переходы. Каждая такая фаза происходит в течение одного дня, а все вместе составляют шесть дней Творения. Каждый из них отражает новый этап в развитии Вселенной.

Ты, конечно, будешь надо мной смеяться, но это правда — помню, что, решая задачи по физике и химии, я думал: «Как велики твои деяния, Всев-ний!». Ведь основа предполагаемого решения — это существование законов природы, поддающихся математической формулировке. Все в мире работает по этим законам с абсолютной точностью. И поэтому, например, каждый камень падает в соответствии с законом гравитации, и мы должны только подставить данные (масса, скорость, высота) и получить результат. Не поразительно ли это?! Неужели это случайность? Извини меня за резкость, но нужно быть полным болваном, чтобы этого не понять. Нет, я не думаю, что всякий, кто не верит в Б-га, он таков. Но есть что-то неполноценное в мысли, что все в мире случайно. Тот, кто поменял слово «Б-г» на слово «природа» (они оба имеют одно числовое значение в гематрии — 86) и считает, что все случайно и произвольно, что нет силы, сотворившей и управляющей всей этой удивительно слаженной системой — он просто… (мне неловко повторяться).

Короче, ты понимаешь, что все, что вам рассказывают о существенных и неразрешенных противоречиях между религией и наукой, это старые предрассудки, ни на чем не основанные. Сейчас в нашей стране, как и во всем мире, есть сотни религиозных ученых, работающих в университетах и научно-исследовательских институтах. Как, например, в университете Бар-Илан, где много ученых-верующих. Я не хочу, чтобы у тебя создалось впечатление будто нет никаких противоречий между наукой и религией. Нужно смело и честно справляться с проблемами, чтобы прийти к серьезным решениям. Но сегодня понятно, что прошло то время, когда казалось, что религиозный человек не может заниматься наукой.

В соответствии с наукой сейчас 11.50 ночи, или, точнее, 23.50. Через десять минут я должен приступить к своему дежурству. Так что я иду собираться, взять оружие, чтобы вовремя сменить товарища. Я не успел поспать до своей смены, но знай, что часы, которые я отвожу, отвечая на твои письма, вселяют в меня огромные силы.

Спокойной ночи!

С дружбой,

Дов

18.05.73

Здравствуй, Дов!

Иногда ты удивляешь меня недостатком терпения к тем, чье мнение отлично от твоего. Ты прекрасно объясняешь твою позицию и мировоззрения с точки зрения религиозного человека. Но ты просто презираешь всех, кто не разделяет твои взгляды. Ты можешь называть идиоткой мою учительницу по истории или учительницу по биологии, утверждающих, что они не верят в Б-га? Не думаешь ли ты, что это уже слишком?! Ты можешь сказать, что они ошибаются, что они не понимают определенных вещей, что они не видят полной картины и т.д. Но почему ты пользуешься такими обидными, оскорбительными выражениями?

Но я лично очень солидарна с тем, что ты говоришь. Невозможно, чтобы мир был сотворен без высшей силы и не управлялся ею. Все, что ты говоришь, звучит очень логично. Исходя из этой веры, и я иногда молюсь Б-гу и прошу о чем-то.

Знаешь, Дов, каждый раз видя солдат из нашего кибуца, я вспоминаю о тебе. Мне обидно, что ты не служишь полных три года, как они, а со всеми своими сионистскими идеалами ты служишь только пол срока. Ты не представляешь, насколько мне это мешает. Несмотря на твои восторженные разговоры об армии и стране, ты делаешь меньше других. Иногда мне хочется сказать тебе: «Если хочешь быть в мире с самим собой, ты должен отслужить полный срок без всяких премудростей». Когда происходят какие-то споры у нас в кибуце, мне так хочется сказать всем, что есть ученики ешив служащие в армии. Но я сдерживаюсь, поскольку должна буду объяснить, что тот, кто и служит в армии, отдает ей только пол срока, а не целый.

Я знаю, что надоедаю тебе, вспоминая эту тему, так что прекращаю. Не упусти случае понырять в Шарм-аш-Шейхе, если предоставится такая возможность.

С дружбой,

Талья.

28.05.73

Здравствуй, Талья!

Ты, конечно, права. Я должен уважительно относиться к мнению другого даже, если оно не совпадает с моим. Я часто напоминаю тебе об этом, стараясь над этим работать и исправляться. По правде говоря, когда споры идут о Всев-нем и о религии, это иногда меня сильно раздражает. Существование Творца настолько для меня очевидно, как и оружие, которое я сейчас держу в руках. Если кто-то не видит того, что ясно видишь ты сам, то начинаешь искать в этом человеке, что в нем не так, что мешает ему увидеть очевидное.

Ты даже не представляешь, насколько меня беспокоит то, что нужно отслужить полностью весь армейский срок без всяких премудростей. Конечно, ты права в том, что люди Торы должны быть примером для окружающих. Но в целом я не сожалею о выбранном направлении, сочетая изучение Торы со службой в армии. Ведь жизнь многообразна, есть много идеалов, стремлений, мечтаний, которые мы хотим воплотить в жизнь. При наличии многих идеалов нужно найти способ, чтобы их совместить. Это отражается на реализации каждого из них. Но в конечном итоге получается что-то намного более цельное и полное. Ведь солдаты из кибуца, служащие три или четыре года, не учат Тору. А ученики ешив, не служившие в армии, учат Тору больше меня. На первый взгляд, у меня есть все причины чувствовать некоторую свою неполноценность по сравнению и с теми, и с другими. У меня также есть основания чувствовать то же самое по сравнению со студентами университета и спирантами. Но я ищу воплощения всех идеалов вместе — изучение Торы (я стараюсь делать это в полную силу), повышение общего образования (продолжаю и после окончания школы), и служба в армии (стараюсь быть в самых боевых частях). Я собираюсь еще добавить к этим целям и следующие: создание семьи (с Б-жьей помощью, в скором будущем), участие в освоении территории Эрец Исраэль (может быть, в религиозном поселении на Голанских высотах) и участие в еврейском сионистском образовании (возможно, как учитель).

Мне ясно одно: тот, кто полностью посвящает себя одной идее, достигнет в этой сфере намного большего. Несмотря на это, я чувствую намного большую духовную целостность и близость ко Всев-нему у тех, кто на практике сочетает различные аспекты жизни. Я верю, что здесь я следую путем рава Кука, который стремился объединить все различные течения и направления, существующие в еврейском народе.

Насколько рав Кук был бы счастлив, если бы ему посчастливилось увидеть великую победу еврейского народа в Шестидневной войне! Настоящий праздник для меня — каждый год именно 26 Ияра, а не только 28 ияра — день освобождения Иерусалима. Трудно поверить, что это не был сон: в течение трёх часов 26 ияра 1967 года, в первый день войны, наши военно-воздушные силы уничтожили авиацию четырех арабских государств — Египта, Сирии, Иордании и Ирака. Это просто невероятно! Какие чудеса происходили прямо перед нашим взором! Командующий нашими военно-воздушными силами в Шестидневную войну Моти Ход рассказывал, что не мог поверить сообщениям пилотов, вернувшихся после почти не выполнимых заданий, возложенных на них. Почти все самолеты вернулись невредимыми, выполнив свои боевые задания до конца! Через три часа, а не через шесть дней (и это тоже великое чудо) мы победили четыре арабских армий, намеревавшихся нас уничтожить! Сам я в это время находился в бомбоубежище нашей ешивы в Иерусалиме, полны волнения и страха. Снаружи взрывались снаряды, гремели иорданские танки, а по радио слышались объявления арабских радиостанций о том, что Тель-Авив захвачен и весь полыхает в огне. Мы были ужасно напуганы, и только глава ешивы рав Арье Бина, подбадривая нас, был невозмутим и полон веры и надежды в нашу победы. Не знаю, откуда бралась у него эта уверенность, что все в конце концов закончится нашей великой победой. Только после полудня начали поступать слухи о том, что радиостанции мира сообщают о разгроме военно-воздушных сил арабских государств-агрессоров. Мы были на седьмом небе, на арамейском говорят: «Из глубокой ямы — на высокую гору!». Чувство радости и благодарности, наполнявшее меня в те моменты, когда началась прояснятся картина невероятной победы, с тех пор постоянно сопровождает меня. Каждый год 26 ияра — в первый день Шестидневной войны — я надеваю праздничную одежду и произношу молитва «Алель». Рабанут установил чтение молитвы «Алель» 28 ияра — в день освобождения Иерусалима. Если бы это зависело от меня, я бы назначил праздник все шесть дней, а не только один! Каждый день во время Шестидневной войны мы освобождали новый участок Земли Израиля. Все это были очевидные чудеса: в первый день — Сектор Газы, во второй — Шомрон, в третий — Иерусалим, в четвертый — Синай и горы Хеврона, пятый день — Иорданская долина, и на шестой день — Голанские высоты! Это прямо как шесть дней творения, когда каждый день создавалось что-то новое!

Как нам посчастливилось быть частью этого поколения! Как нам посчастливилось служить в Армии обороны Израиля! Как нам посчастливилось охранять побережье Красного моря у подножия Синайских гор! Вау-у-у!

Эта ночь очень темная, и довольно-таки страшно стоять на посту. Намного приятнее это делать при свете луны. Но у нас есть аппарат ночного видения. Это дать чувство надежности.

Поздравляю с Днем Иерусалима!

С благословением,

Дов

7.06.73

Здравствуй, Дов!

Сейчас мы все погружены в подготовку к выпускным экзаменам. Нет времени продохнуть. Поэтому, я надеюсь, что ты очень ценишь то, что несмотря на сильную нагрузку, я нашла время тебе написать. Я знаю, что ты рад получать мои письма там, в далеком Синае, и я стараюсь ради тебя. Трудно представить, насколько мы загружен сейчас. Моя голова полна чисел, дат, формул, различных терминов, и все это перемешалось в один большой салат. Трудно отделить историю от математики, а географию от физики. Я жду не дождусь, чтобы все эти экзамены остались уже позади. И тогда вырвется крик на весь кибуц: «Все! Закончено!». Я так хочу, чтобы все уже закончилось, чтобы можно было дышать свободно и легко, читать хорошую книгу, посидеть с друзьями, поболтать за чашкой кофе. А как у тебя проходили выпускные экзамены? Ты тоже был в напряге и не мог дышать?

После окончания школы на горизонте появляется поход в Синай. Мы организовываем поездку в Синай на две недели и планируем взять курс подводного ныряния в Шарм-аш Шейхе. Я очень волнуюсь, когда речь идет об этом путешествии. Вспоминаю прекрасные впечатления от прошлогодней поездки в Синай, просто уже не хватает терпения. Но в этот раз в Синае есть еще что-то, чего не было в прошлом году — солдат, которого я ужасно хочу увидеть. В этот раз я не отступлюсь. Если ты не доберешься до Шарма (большую часть времени мы проведем именно там), то я буду искать тебя в Синае.

Вчера у нас был праздник первых плодов. Все дети и учащиеся средней школы прошли маршем с небольшими корзинками, наполненными различными дарами земли. У всех на головах были венки, и выглядели они очень смешно. Корзины подносили к представителю организации «Керен каемет», который произнес какую-то смешную речь об Избавлении земли и нации. Было полно народу, все были очень взволнованны и яростно хлопали в ладоши. Майя была рядом со мной и была ужасно недовольна этой церемонией. Её сердило, что праздник первых плодов Израиля проводится без упоминания Храма, коэнов и левитов. Ведь в библейские времена эти дары приносили в Храм, но организация «Керен каемет» не Храм. Это всего-навсего фонд, занимающийся покупкой земель и поощряющий заселение Эрец Исраэль. Недалеко от нас стоял учитель ТАНАХа, и Майя решила поговорить с ним на эту тему. Она была уверена, что он ее поддержит, ведь он же учитель ТАНАХа. Но, оказалось, что она ошиблась. Он начал долго объяснить ей, что освоение и заселение земли Израиля евреями равносильно строительству Храма. И даже более того, он добавил, что, мечтая о Храме, евреи оставались в рассеянии и в бездействии. Но когда пионеры-халуцим стали говорить об освобождении земли Израиля, только тогда началось её заселение, началась алия, и было создано государство. Из разговоров о Храме ничего не вышло, а разговоры о земле привели к созданию Государства Израиль. Майя была очень удивлена такими речами. Мне как раз очень понравилось то, что он сказал. Она очень на него рассердилась и выпалила: «Ты говоришь глупости!». Потом она очень смутилась и не переставала извиняться, хотя абсолютно не была с ним согласна. Если мы не будем продолжать молиться о Храме, заменим его покупкой земель, то в конце концов у нас не будет и земли. Так она считает.

Майя уже кричит на меня, что из-за переписки с тобой я провалюсь на всех экзаменах. Так что я возвращаюсь к нашим сумасшедшим гонкам. Береги себя, солдат! Жду встречи!

Талья.

22.06.73. Раад-Судаар

Здравствуй, Талья!

Я как раз думаю, что права Майя, а не ваш учитель. Ты знаешь, я думаю, что и Хаим Хафер тоже считает, что Майя права. Ты, конечно же, себя спрашиваешь, какая связь с Хаимом Хафером? Так слушай рассказ: курс молодого бойца мы проходили в лагере на базе «80» около Пардес Ханы, и был там Зал солдатской славы. Кроме огромного количества фотографий солдат там находилась небольшая библиотека. Как только выдавалась свободная минутка, я бежал в библиотеку прочитать и полистать книги. Нашел там удивительную книгу, к которой возвращался снова и снова. Это сборник стихов Хаима Хафера под названием «Орден воинов». В ней есть стихи, посвященные Шестидневной войне, один красивее и трогательнее другого. Два из них произвели на меня особенное впечатление — «Мы были как во сне» и «Когда парашютисты плачут». Я переписал их себе в блокнот. (У меня есть маленький блокнот, в который я записываю слова Торы, стихи, которые мне нравятся, и разные другие хорошие вещи). В обоих этих стихах проходит одна общая тема: наш Храм, который придавал силы еврейскому народу в течение многих поколений, включая и наше.

Это потрясающая песня, наиболее сильно говорящая о том, что молитвы и мечты о Храме — это источник силы для солдат, освободивших Иерусалим в наши дни. Без этих молитв, без этих мечтаний о Иерусалиме и о Храме мы не только никогда не вернулись бы на нашу земли, но и давно бы исчезли с лица Земли. Твой учитель ТАНАХа пренебрегает тем, благодаря чему он вообще смог при быть в Эрец Исраэль.

И еще один удивительных стих Хаима Хефера «Когда парашютисты плачут», в которой он выражает то же самое чувство, которое евреи испытывали на протяжении многих поколений: «Из Циона воспрянет Тора, и слово Божье — из Иерусалима».

Мечта о Иерусалиме и Храме — это искра, воспламенившая сионизм. И тот, кто отрицает это, останется без сионизма, и без Эрец Исраэль. Насколько Майя права и насколько ошибается ваш учитель! Может быть, нельзя мне так говорить о вашем учителе, но его ошибка очень опасна для продолжения сионизма и, в частности, для вашего кибуца.

После экзаменов постарайся найти сборник стихов Хаима Хефера. Это действительно потрясающая книжка!

Не нервничай из-за экзаменов. Поверь мне, что через минуту после экзаменов тебе уже будет неважно, получишь ли ты 8,9 или 10. Оценки не главное, употреби это время для изучения того, что тебе больше всего интересно. Я, например, использовал подготовку к экзамену по истории Израиля для чтения огромного количества материалов о сионизме, который вообще не был важен для экзаменов, но был мне очень интересен и важен. Я рад, что не ограничил себя только информацией, нужной для экзаменов, а использовал это время для расширения своего кругозора. Думаю, что такой подход к выпускным экзаменам помог мне преодолеть этот период без травмы и даже с определенным удовольствием.

На следующей неделе нас переводят на остров Тиран. Это маленький остров на Красном море, напротив Шарм аш-Шейха. Мы будем блики к Шарму, и я верю, что мы сможем встретиться. Дай мне знать, где вы точно будете, и я постараюсь туда приехать. Буду рад использовать эту возможность для урока или беседы со всем твоим классом. Вероятно, что-нибудь на тему Синая в ТАНАХе или о пути евреев в пустыне после выхода из Египта. Думаю, что это может быть интересно для путешествующих по Синаю.

Жду встречи с вами.

С дружбой, Дов.

3.07.73. Тиран

Здравствуй, Талья!

Послушай, это было просто потрясающе, невероятно! Сейчас расскажу все с самого начала. В воскресенье ночью мы прибыли в Шарм Марас-Судар. Благодаря тому, что судно на остров Тиран отплывает только после полудня, мы смогли использовать утренние часы следующего дня для того, чтоб понырять у берегов Рас-Ум-Сид, что около Шарма. В клубе для подводного плавания за копейки смогли достать все снаряжение для ныряния — маски, трубки, очки. Берег очень красивый — чистый, желтый песок, огромное количество интересных ракушек, тихое и спокойное голубое море, прямо как зеркало. Вода на поверхности выглядит зеленовато-синеватой, и даже невозможно себе представить, что находится на глубине. Мы зашли в воду и начали плыть лицом вниз. Вначале, ближе к берегу были только серые скалы, среди которых проплывали рыбы. Ничего особенного. Но через несколько минут я услышал возглас. Я поднял голову и увидел, что кто-то из ребят зовет меня. Когда я к нему подплыл, он дал мне знак опустить голову в воду. И в тот момент у меня случился был шок. Подо мной оказалась отвесная стена, уходящая на сотни метров в глубину. Это была коралловая стена таких цветов, которые невозможно вообразить. Любой цвет, который только всплывал в памяти, был наяву. А между кораллами проплывали огромные стаи рыб, всевозможных цветов и форм, какие можно только себе вообразить.

Это было невероятное зрелище — как будто меня поместили в какой-то волшебный мир, в котором бесконечное количество быстро движущихся красок, то соединяющихся, то отталкивающихся друг от друга. Все было в движении — рыбы, кораллы, водоросли. На пять-десять минут я просто замер на месте. Я не мог отвести глаз от этого невероятного зрелища. Какая красота, какая красота! Через несколько минут я высунул из воды голову и закричал во всю мощь: «Как велики творения твои, Всев-ний!». Я снова и снова кричал эти слова, которые выражали все то, что я испытывал в эти минуты. Один из ребят подплыл ко мне и спросил, не нужна ли мне помощь. Я очень напугал его своим криком. Мы продолжали ныряние целый час не в силах покинуть это место. Командир должен был вытаскивать нас оттуда силой и угрозами, что тот, кто опоздает на судно, будет сидеть в тюрьме.

Короче, на судно мы не опоздали и уже сутки находимся на острове Тиран. Это маленький очаровательный островок, на котором находятся наши военные установки и которые мы охраняем. Эта удивительная коралловая картина не выходит у меня из головы ни на секунду. Каждый раз, закрывая глаза, я вижу коралловую стену и огромное количество различных разноцветных рыб, движущихся во всех направлениях. Теперь скажи мне, Талья, возможно ли после такого впечатления, чтобы кто-то сомневался в существовании Всев-него, который сотворил этот мир; чтобы кто-то сомневался в высшей силе, создавшей все эти удивительные вещи вокруг нас. Что, это все случайно? Это появилось само по себе? Как можно не понимать, как можно не верить? «Как велики творения твои, Господи! Все мудростью Твоей сотворены! Вся Земля — Твоя собственность!».

Видишь, я послушался твоего совета и не упустил случая понырять в Шарме. Если будет у меня еще такая возможность, обязательно ее использую. Спасибо!

Я еще не получил от тебя письма и сообщения, когда и где точно вы будете в Синае. Мне важно узнать об этом как можно раньше, чтобы знать, когда взять увольнительную.

Жду вас.

С дружбой, Дов.

5.07.73

Здравствуй, Дов!

Все! Есть!  Сегодня был последний экзамен — по ТАНАХу! Выпускные экзамены позади! Я свободный человек! Есть надежда! Есть будущее!

Как раз к экзамену по ТАНАХу я готовилась больше всего. После двухгодичной переписки с тобой мне хотелось тебе доказать, что светские тоже учат и знают ТАНАХ. Майя вообще сошла с ума. Она решила учить отдельные части ТАНАХа с комментариями Раши. У нас в классе никто не умеет читать шрифт Раши. Она пыталась читать сама (обратилась за помощью к одному из членов кибуца, который в детстве учился в ешиве), но вскоре сдалась. В конце концов поехала к какой-то рабанит в хасидскую деревню, и та помогала ей учить ТАНАХ с комментариями Раши. Майя сказала всем, что на экзамене будет писать комментарии Раши, а не основываться на библейской критике, ей вообще неважно, какую оценку она получит. Ей важно учить ТАНАХ так, как евреи учили Тору на протяжении многих поколений — с разъяснениями и комментариями Раши. Короче, все предупреждения и угрозы учителя и ее родителей, что она провалит экзамен не изменили ее решения. Как б то ни было, на экзамене она писала, как считала нужным. Делая это на экзамене, она каждый раз поворачивалась ко мне и подмигивала. Теперь посмотрим, что из этого выйдет. Майе все это абсолютно безразлично потому, что она чувствует себя уже принадлежащей совершенно другому миру — миру религиозных. В начале августа после поездки в Синай она идет в армию с группой «Бней-Акива». Я уже сейчас начинаю по ней скучать.

Мы выезжаем в Синай 15 июля и в Шарме будем 18, потому что один день мы будем в Нуэбе и один день — в Даhаве. Может быть, сможешь провести с нами шаббат 21 июля. Это было бы замечательно. Проведешь нам кидуш и, может быть, проведешь урок. Постарайся!

С дружбой, Талья.

2.08.73

Привет, Дов!

Сегодня Майя призвалась в армию. До последней минуты было много волнений, так как раббанит из соседней деревни сказала, что девушки не должны служить. Она очень огорчилась и стала звонить всем подружкам из «Бней-Акивы», которые поддерживали ее. В конце концов она позвонила Ханану Порату. Он сказал, что если она призывается в подразделение «Нахаль» в рамках «Бней-Акивы», то это нормально. Только после разговора с Х. Поратом она успокоилась и с умиротворенной душой пошла в армию. Я и ее родители провожали ее до призывного пункта. Ты не представляешь себе, как я плакала, пока она садилась в автобус. Я чувствовала, что это не просто расставание на несколько недель; это, как видно, расставание с своей лучшей подругой, которая уходит в другую жизнь. Пусть ей будет всегда так хорошо, как сейчас! Она прекрасно влилась в группу «Бней-Акивы». До того, как поднялись в автобус, все танцевали и пели песни из репертуара «Бней-Акивы». Майя по-настоящему слилась с этой группой. Господи, сделай так, чтобы мы навсегда остались лучшими подругами и были близки даже, если она будет жить в религиозном поселении.

Как здорово, что ты приехал навестить нас в Шарм! Все получили огромное удовольствие от твоего урока «Синайская гора в ТАНАХе». До сих пор ребята продолжают дискутировать на эту тему. Но знай, что некоторые очень обиделись на тебя за то, что ты не захотел есть с нами. Мы приготовили для тебя специальную еду, которую купили в супермаркете в Шарме. Я не понимаю, что не так в еде, которую мы для тебя приготовили. Мне очень больно, что религиозные и светские не могут делить общую трапезу. В конечном счете мы все — евреи.

Я тоже начинаю готовится к своей волонтерской работе в Бейт-Шеане. Следующая неделя будет подготовительной, где мы узнаем о жизни в городах развития и научимся разным методам работы. У меня уже нет терпения, я очень взволнована предстоящим выходом в самостоятельную жизнь. Я полна любопытства и не могу дождаться встречи с новыми людьми и новым миром. Здесь мы прожили 18 лет, как в теплице. А сейчас пришло время выйти в новый мир и познакомиться с реальной жизнью.

Следи за собой, солдат, на вашем маленьком симпатичном острове! Пищи почаще.

С дружбой, Талья!

10.08.73. Тиран

Здравствуй, Талья!

Пишу тебе в последние минуты перед шабатом. Вид, открывающийся мне с позиции, которую я охраняю, просто потрясающий. Над горами Синая садится солнце, и Красное море стало действительно красным. Теперь я понимаю, почему это море называется Красным. Настолько тихо и красиво вокруг, как будто весь мир наряжается в честь субботы. Такое ощущение, что я один нахожусь во всем мире, окруженный водами Красного моря и черными горами. Трудно поверить, что в таком красивом мире есть войны, смерть, страдания. Иногда я представляю се6я строящим дом на этом маленьком острове, где ращу своих детей. Может ли быть место более красивое, чем это? Очень жаль, что в Синае нет религиозных поселений. Может быть, после окончания программы ешиват-эсдер попробую организовать ядро, которое поднимет в этом удивительном месте религиозное поселение с серьезной ешивой. Может быть, назовем это поселение Таршиш (аквамарин или хризолит). Ладно, хватит, меня понесло с моими мечтами, а шаббат вот-вот начнется.

Поверь мне, Талья, что и мне было очень обидно, что я не мог есть вместе с вами. Я полностью доверяю кошерности главного раввината, и все продукты были с печатью кашрута. Но были две проблемы, о которых вы в курсе. Вы подогрели мясо в вашей кастрюле, и подали его в посуде, в кошерности которых я не уверен. В следующий раз, когда буду у вас гостить, знайте: 1. Подавать еду надо холодной (в армии мы тоже часто едим не подогретую еду; 2. Подавать еду в одноразовой посуде. Хаги рассказывал мне, что, когда он находится у своего брата, который не религиозный, его жена научилась соблюдает эти два правила. Самым счастливым в моей жизни будет тот день, когда я смогу гостить у любого еврея и есть без опасения нарушить кашрут. Да, я верю, что такой день с Б-жьей помощью настанет. Когда мы все объединимся вокруг веры и Торы, то будет полный мир между всеми нами. Харедим научатся не перегибать палку при выполнении мицвот, из-за чего евреи, выполняющие заповеди Торы, не могут есть один у другого. Митнагдим (это течение у харедим) не едят у хасидов, хасиды не едят у митнагдим. Есть даже хасиды, которые не едят у других хасидов, поскольку они принадлежат к другим течениям. И это очень больно и обидно. Ведь кашрут направлен на единение всего народа.

Солнце приближается к вершинам гор, и это знак того, что наступает суббота. Поэтому я заканчиваю с пожеланием благословения: «Шаббат шалом!» из самой южной точки Эрец-Исраэль.

С дружбой, Дов.

19.08.73. Бейт-Шаан

Привет, солдат!

Твои письма пробуждают во мне сильную тоску по Синаю — по великим просторам, по удивительным берегам, по ландшафту, который не похож ни на что в мире. Все настолько большое в Синае и настолько отличное от всего того, к чему мы привыкли в нашей маленькой стране. Есть замечательная песня — «Песня о стране Синай». Как только я слышу эту песню по радио, я всех прошу не шуметь: «Как велики просторы, которые я видел в Синае, такие, как в жизни не видел…».

Поверь мне, не может быть лучшего места для дарования Торы! У кого не раскроется сердце при виде такой красоты!? Кто не почувствует себя маленьким и ничтожным пред величием Синая!

Сегодня мы начали работать в Бейт-Шаане. Меня послали в среднюю школу, где я помогаю детям, которым трудно читать и писать. Мы прибыли в четверг и расположились в квартире, которую нам выделили. Нас восемь человек из разных кибуцев. Мы получили меблированную квартиру, которую мы хотим приспособить по нашему вкусу. Мы все готовим сами, и это очень здорово. В субботу мы были приглашены в семьи жителей города. В пятницу вечером я гостила в марокканской семье, еда там была ужасно острая. Хотя для меня она была совсем не вкусная, я ела ее, потому что хозяева очень настаивали. Но ночью я за это расплатилась — все время бегала в туалет и выдала все, что съела за последний год! Это было ужасно! Напевы, которые поют во время субботней трапезы, мне были незнакомы. Даже слова я тоже не могла понять из-за странного акцента хозяев. И вдобавок произошло еще что-то — когда вышла из туалета, потушила свет, и они на меня немного рассердились (они религиозные, и не включают в субботу свет). Короче, я опозорилась по всем статьям и не думаю, что я произвела на них хорошее впечатление.

Скажи, Дов, для чего этот странный обычай не зажигать свет по субботам? Я понимаю, что раз в неделю каждому человеку полагается отдых. Это прекрасная идея (это евреи начали этот субботний обычай или у других народов было что-то похожее?). Но я не понимаю, почему нельзя зажигать свет по субботам; ведь речь идет всего лишь о легком нажатии на выключатель? Это действие, которое не нуждается ни в каком усилии. Зато шаббат становится более приятным. Сейчас я уверена, что в этот раз ты не сможешь найти какое-то убедительное объяснение, потому что это очень странная вещь, которую даже и ты со всей своей философией не сможешь мне объяснить. Пожалуйста, не говори, что так написано в Торе, потому что для меня этого недостаточно. Кроме того, во времена ТАНАХа электричества не было, и поэтому нельзя сказать, что так написано в Торе. Короче, последние дни в Синае используй для обдумывания ответа на этот вопрос. Может быть, на этот раз ты сможешь сказать, что я права. Получай удовольствие от каждой минуты, проведенной в Синае. И если у тебя будет возможность еще понырять, не упускай ее.

Береги себя, солдат, и возвращайся домой с миром.

До свидания, Талья.

(окончание следует)

Print Friendly, PDF & Email

Дов Индиг: Письма к Талье: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *