©Альманах "Еврейская Старина"
   2022 года

 655 total views,  6 views today

Мои поиски были сродни настоящему детективному расследованию. Иногда я заходила в тупик, но чаще мне неожиданно везло. Мне пришлось расшифровывать сложночитаемые списки колонистов на иврите, разбирать записи в Метрических книгах XIX века, перечитывать множество статей в интернете, искать однофамильцев в соцсетях…

Елизавета Гиллер

МОИ ПОИСКИ И НАХОДКИ
СЕМЬЯ ЛУКЕР ИЗ ЗАТИШЬЯ

Елизавета ГиллерБолее десятилетия назад в Славяногорском лесу у костра собралась небольшая еврейская компания из Донецка. Разговаривали о том, о сем. И вдруг из разговора выяснилось, что у троих из нас бабушки были родом из еврейской колонии Затишье, а у двоих (меня и еще одного человека) бабушки носили фамилию Лукер. Родственники? Наверное. Но никто из нас не знал достаточно об этой семье, чтобы определить степень родства. Мне стало ужасно интересно докопаться до истины.

С тех пор я начала заниматься семейной историей.

Наиболее удачно и интересно поиски складывались именно по семье Лукеров, семье маминой мамы.

Мои поиски были сродни настоящему детективному расследованию. Иногда я заходила в тупик, но чаще мне неожиданно везло. Мне пришлось расшифровывать сложночитаемые списки колонистов на иврите, разбирать записи в Метрических книгах XIX века, перечитывать множество статей в интернете, искать однофамильцев в соцсетях… Процесс поисков был увлекательным, а результаты его приносили удовлетворение и радость. Неожиданные находки добавляли адреналин. Очень приятно вспомнить это насыщенное время. Я использовала самые разные направления поисков. Рассказы о своих удачах я отражала на семейном сайте, благодаря этому меня находили однофамильцы, которые после анализа данных зачастую оказывались родственниками.

Дерево Лукеров росло. Оно включает семь поколений, начиная с шести братьев, прибывших из Ковно на донецкую землю в середине XIX века и кончая поколением моих внуков. Cреди потомков Лукеров — ученые и учителя, режиссеры и артисты, инженеры и врачи, журналисты и программисты, только кузнецов в трех последних поколениях найти не удалось J. В большинстве своем, найденные родственники — это очень интересные люди. Я очень рада, что мне удалось познакомиться с ними.

Хочу рассказать о наиболее интересных эпизодах моих поисков.

О фамилии Ликер (Лукер, Луккер)

Основным помощником в поисках был Его Величество интернет. Я довольно быстро освоилась, нашла разные генеалогические ресурсы и, главное, Всемирный сайт еврейской генеалогии. Среди прочего, на нем был раздел, посвященный еврейским колониям. В списке колонистов юга Украины из этого раздела встретилась фамилия Ликер из колонии Затишье. Вспомнилось, что диалекты идиш отличаются по произношению. В Литве и Белоруссии говорят: «Гит йомтев, Гита», а в Украине: «Гут йомтев, Гута». Влияние украинского диалекта, я думаю, привело к изменению фамилии. И действительно, в списке Затишья от 1872 года мои предки числятся под фамилией Ликер, а в списке 1890 года — уже Лукер.

Каковы истоки этой фамилии? Она была распространена в некоторых районах Польши (Августов, Ломзь, Мазовецк, Честохова, Лодзь, Варшава), Литвы (Ковенская губерния) и Белоруссии. Наибольший авторитет по еврейским именам и фамилиям Александр Бейдер утверждает, что фамилия произошла от названия сладкого алкогольного напитка ликёра. У меня эта версия вызывает некоторое сомнение. В противовес этому мнению есть и другая (неподтвержденная) версия, которая мне нравится больше. На северо-востоке Польши есть город Элк. На идиш он назывался Лик. Вполне может быть, что Ликер — это выходец из городка Лика.

К сожалению, в наших семьях по разным причинам сохранилось не слишком много носителей этой фамилии. Виной тому войны и преобладание дочерей у некоторых из потомков Лукеров. Один из вариантов фамилии — Луккер.

Ликер — фамилия, скорее всего, не моногенетическая, т.е. носители ее не являются потомками одного человека. Но все носители фамилии Лукер-Луккер, которых мне удалось найти на территории бывшего СССР, оказались родственниками, потомками шести братьев из Затишья, выходцев из Литвы.

Начало поисков

За информацией я обратилась к своему дяде, Борису Герценову. Вот отрывок из его рассказа:

«Маминому дедушке Лукеру (имя его неизвестно) «повезло». Он прошел многотрудный путь кантониста, как называли солдатских сыновей, которых со дня рождения числили за военным ведомством. Кроме тяжести самой солдатчины, юные души из еврейских семей испытывали на себе постоянную угрозу крещения, насильственного перехода от родного им иудаизма в православие. Предок наш с честью выстоял. Завершив свой двадцатилетний срок пребывания в кантонистах, он совершил полугодовое путешествие в повозке, запряженной парой лошадей, и добрался от берегов Балтики почти до самого Азовского моря. Примерно в шестидесяти километрах от него получил согласно указу Екатерины II земельный надел и вкупе с другими такими же, как и он, переселенцами основал в нынешнем Волновахском районе колонию Бахер-хутор, или Затишье».

Как во всякой легенде, и в этой, скорее всего, не все правда. Во-первых, Затишье было основано значительно позже царствования Екатерины II. Во-вторых, был ли мой прапрадед кантонистом или просто отслужил срок в армии пока неизвестно. Но, главное, земельный надел на юге Украины в 19 веке евреи получали без какой-либо связи с военной службой.

Дядя рассказал также, что Лукеры владели кузнечным ремеслом, и что в Затишье еще в 70-е годы он видел кузницу, сложенную нашими предками.

Кроме этого, почти ничего не было известно о далеком прошлом семьи Лукер. Я начала собирать все сведения об этом семействе.

Обратившись к Хаиму Фридману, который ведет раздел, посвященный еврейским колониям, на сайте Jewishgen.org, я попросила прислать документ, из которого он выписал фамилии колонистов Затишья. Это оказался большой список евреев, пожертвовавших деньги на благотворительные цели, опубликованный в газете «Гамаггид» в 1872 году на иврите на трудночитаемом шрифте Раши. Из него я узнала имена четырех братьев Ликеров (Лукеров): Цви Ликер и его жена, Моше Ликер и его жена Рейзл, реб Шмуэль Ликер и Зеев Ликер.

фото 1: Фрагмент списка. Красным подчеркнуты имена членов семьи Ликер.

фото 1: Фрагмент списка. Красным подчеркнуты имена членов семьи Ликер.

Из Списка избирателей колонии Затишье за 1863 г. я получила еще два имени: Абрам и Яков Ликеры.

Итак, в Украину прибыли шесть братьев Ликеров (Лукеров). И мне предстояло разобраться в их родословной. Начало положено.

Трое старших братьев (Абрам, Яков и Зеев) были искусными кузнецами и научили своих сыновей этому мастерству. Их дети разъехались в разные стороны: дети Абрама оказались на юге, в Мариуполе. Дети Якова переселились в села немного севернее Затишья. Зеев (Вольф) с семьей отправился в Ростов-на-Дону, двое из его сыновей обосновались в Ногайске (ныне г. Приморск Запорожской области). Позже некоторые из потомков Абрама и Якова поселились в Юзовке. Все это я узнала в результате кропотливых поисков.

Потомки Абрама

Я начала интенсивно «прочесывать» интернет в поисках упоминаний о Лукерах и нашла рассказ, в котором упоминалась Софья Лукер. Благодаря этой публикации, мне удалось связаться с внучкой Софьи, Татьяной Анатольевной Савицкой, и ее дочерью Светланой и получить от них фотографию родственников и небольшое нарисованное от руки генеалогическое дерево.

фото 2: Дерево семьи Лукеров-Савицких

фото 2: Дерево семьи Лукеров-Савицких

В этом дереве я увидела имена, которые мне попадались в Метрических записях Мариупольской синагоги: семью Иты Нисоновой и Вигдора (Виктора) Лукеров.

  1. 25 Марта (11 Нисана) 1884 г. В колонии Затишье Мариупольского уезда у мариупольского мещанина Вигдора Лейба Абрамова Лукера и Иты Нисоновой родилась дочь Нехама Удес.
  2. 3 августа 1909 г. В Мариуполе у мариупольского мещанина Абрама Вигдорова Лейбова Лукера и Перлы Лейбовны родилась дочь Хая.

Софья Лукер из дерева семьи Лукеров-Савицких оказалась сестрой Нехамы Удес из первой записи и Абрама Вигдорова Лейбова Лукера, упоминаемого во второй записи.

Татьяна Савицкая рассказала о потомках Иты и Вигдора Лукеров. В их семье было четыре сына и две дочери.

Двое старших сыновей уехали в Америку. Запись об их эмиграции удалось найти на сайте Familysearch.org: Абрам с женой Перл и годовалой дочкой Хаей (см. запись 2) и семнадцатилетний брат Ицхок (Исаак) прибыли в Америку в 1910 году.

Я нашла эту же семью в переписи 1920 года: дочь Хая, видимо, умерла, у пары родилось еще двое детей: Ида (1911) и Натан (1915). А дальше что-то пошло не так: судя по переписи 1930 года, Натан уже жил в приемной семье. Что сталось с остальными выяснить не удалось… Известно, что один из братьев (видимо, Ицхак-Исаак) приезжал к родным после революции, но предпочел вернуться в Штаты…

Семья Вигдора Лейба Абрамова Лукера и Иты Нисоновой с четырьмя детьми со временем оказалась в Юзовке. Не позже 1919 года, судя по документам, Ита овдовела, но сумела дать своим детям высшее образование: Анна, Борис и Софья учились в Ростове и стали врачами. Матвей учился в Сталино и получил специальность инженера-строителя..

фото 3: Справа налево: Софья Лукер, Владимир Савицкий( ее муж), их сын — Виктор Савицкий. Анна Лукер и ее сын Иосиф Розовский, Борис Лукер, Матвей Лукер.

фото 3: Справа налево: Софья Лукер, Владимир Савицкий( ее муж), их сын — Виктор Савицкий. Анна Лукер и ее сын Иосиф Розовский, Борис Лукер, Матвей Лукер.

Борис Лукер жил в Сталино (Донецке) и работал врачом-невропатологом, был женат на Евгении Соломоновне Лукер. Их единственный сын Виктор погиб под Сталинградом в годы ВОВ.

Софья (Шифра) Викторовна (1906-1977) стала врачом-микробиологом. Она вышла замуж за Владимира Савицкого. У них было двое сыновей: Виктор и Анатолий. Владимир учился в Донецком горном институте и получил специальность горняка. В 1932 году он был приглашен на строительство метрополитена. Следом за молодой семьей Лукеров-Савицких в Москву переехали сестра и брат Софьи, Анна и Матвей. Ита Нисоновна поехала с детьми.

Матвей Викторович работал инженером-строителем, был женат на Клавдии Петровне Лукер. Они вырастили пятерых детей: Анатолия, Розу, Иду, Раю и Виктора.

Анна Викторовна Лукер стала врачом гинекологом, она была замужем за Соломоном Розовским. Их старший сын, Иосиф Соломонович Розовский (1922-2014) — знаменитый врач-гинеколог, по его учебникам и сейчас учатся будущие врачи. Он жил и работал в Москве, переехал с семьей в Штаты в 1988 году. Второй сын — Виктор Соломонович Розовский, инженер-электроник, уехал в США в середине семидесятых.

Потомки Якова

О потомках Якова сохранилось значительно больше метрических записей, что дало мне возможность с большим успехом исследовать его родословную.
Именно из метрических записей Мариупольской синагоги стали известны имена двух сыновей Якова: Меер и Мордух.

Дети Меера Яковлевича

У Меера, судя по найденным метрическим записям Мариупольской синагоги, была дочь Пася (Пая), сыновья Вигдор и Мовша. Ветку Мовши исследовать не удалось. А поиск потомков Паси и Вигдора был довольно успешным.

Одна из найденных Метрических записей гласила, что

  1. 3 июня 1897 Бахмутский мещ. Йоэль Долмацин, холостой, вступил в брак с девицей Мариуп. Мещ. Пасей Мееровой Лукер (Пая).

Мне удалось в социальной сети найти правнучку Йоэля и Паси, Юлию Долмацину, которая поделилась сведениями их потомках. Интересно, что среди друзей Юлии в этой сети оказалась наша общая родственница, тоже из Лукеров. Одна из них приехала в Израиль из Москвы, другая из Казахстана. Они подружились, не зная, что они пятиюродные сестры.

Пася (Пая) Долмацина (Лукер) и Йоэль Долмацины умерли в 1919 году: Йоэль от тифа, а жена Пася отсидела шиву (7 дней), слегла от сердечного приступа и вскоре умерла. У них было 8 детей. Два старших мальчика умерли в детстве, предположительно утонули. Остальных звали Эля (Этя), Евгения, Яков, Циля, Моисей и Роман.

В конце 20-х годов двадцатого века в СССР началась индустриализация. По всей стране началось строительство заводов, фабрик и ГЭС, которым требовались рабочие руки.

Трое сестер Долмациных отправились на новостройки.

Евгения Долмацина с мужем Григорием Вердниковым уехали на Магнитку. У них родилось трое детей: Лена, Илья и Анна.

Циля и Эля отправились на строительство Днепростроя.

Позже Циля поехала в Москву учиться, там вышла замуж и родила двоих детей: Михаила и Полину (названную в честь бабушки Паи). Семья жила в Москве, а в 90-е репатриировалась в Израиль. Юлия Долмацина, которая мне помогла разобраться в родстве, — внучка Цили.

Судьба Эли трагична.

В Запорожье она вышла замуж за Лазаря Фридмана. У них было двое детей: Лина и Илья. Лазарь в начале войны был призван в армию. Эля осталась в Запорожье. Она устроилась на работу в немецкий госпиталь и выносила из госпиталя медикаменты для партизан. Кто-то на нее донес, и ее с детьми расстреляли. Муж пропал без вести.

Семья Якова тоже пострадала во время войны. Яков Долмацкий (так он изменил свою фамилию) работал жестянщиком. До войны имел жену и троих детей. Он участвовал в боях на Малой земле, был очень тяжело ранен, но остался жив. Вернувшись в родной город он узнал, что вся его семья погибла в Сталино. После войны он женился на Александре Кац и воспитывал ее ребенка. Внук этого ребенка нашел меня через мой сайт и прислал фото своего названного прадеда.

Моисей погиб во время войны.

Роман был военным метеорологом. Всю войну он служил на Крайнем Севере. Детей у него не было. Он умер в возрасте 90 лет в Хайфе.

Фото 4: Роман Долмацин, Яков Долмацкий, Полина и Циля Долмацины, Эля Долмацина

Фото 4: Роман Долмацин, Яков Долмацкий, Полина и Циля Долмацины, Эля Долмацина

Еще одна ветвь потомков Меера, которую мне удалось исследовать на основании Метрических записей Мариупольской синагоги — это дети Вигдора Мееровича Лукера и Ципы Израилевны Березиной, которые поженились в 1902 году и жили на ст. Еленовка:

  1. 12 мая 1902 г. на ст. Еленовка Мариупольский мещанин Вигдор Мееров Лукер вступил в брак с девицей Бахмутской мещ. Ципой Израилевной Березиной.

Один за другим у пары родились трое сыновей:

  1. 26 августа 1905г. на ст. Еленовка у Мариупольского мещанина Вигдора Меерова Лукера и матери Ципы Израилевны родился сын Израиль.
  2. 18 августа 1907 г. на ст. Еленовка у Мариупольского мещанина Вигдора Меерова Лукера и матери Ципы Израилевны родился сын Рувим.
  3. 17 ноября 1908 г. на ст. Еленовка у Мариупольского мещанина Вигдора Меерова Лукера и матери Ципы Израилевны родился сын Абрам.

Выяснить данные об этой семье мне помогли найденные через соцсети мои родственницы Вероника Луккер (Мехтиева) и Галина Лукер (Шубина).

Вероника мне рассказала о Леониде Викторовиче Луккере, известном режиссере, которому принадлежала честь создания знаменитого Свердловского (Екатеринбургского) театра оперетты. В интернете нашлась небольшая биографическая справка, в которой сказано, что отец режиссера Луккера — потомственный кузнец. Известно было, что Леонид Луккер вначале пошел по стопам отца. С 12 лет он трудился в частных слесарных мастерских. Потом учился в профессионально-технической школе в г. Бахмуте, а позже в г. Таганроге. С 1924 по 1926 работал в качестве слесаря. Все детские и юношеские годы был связан с художественной самодеятельностью, а с 1927 года он вышел на профессиональную сцену.

Леониду Викторовичу было всего 28 лет, когда весной 1933 года первый секретарь Уральского обкома партии Иван Кабаков вызвал его к себе и поручил сформировать труппу создающегося в Свердловске театра музыкальной комедии: «Кадры для театра ищи по всей стране. Приглашай всё лучшее, что сумеешь найти. Помни, театр создается для такого могучего края, как Урал». Луккер блестяще справился с заданием: Свердловский театр оперетты долгие годы считался одним из лучших в СССР. На сцене молодого театра в 1934 году Леонид Викторович поставил одну из первых советских оперетт — «Миллион терзаний» И. Дунаевского.

Некоторые детали биографии режиссера совпали с деталями в метрической записи о рождении Израиля Луккера: дата рождения (26.05.1905 г.) и созвучные имена отцов — Виктор и Вигдор. Было известно, что у Леонида Луккера отец был кузнецом, а этим ремеслом владели и наши Лукеры.

Появилась надежда: не из наших ли родственников Леонид Луккер? Благодаря Галине Лукер (Шубиной) и ее сыну, из театрального музея Бахрушина я получила автобиографическую справку режиссера, в которой говорилось, что Леонид Луккер родился на Донетчине. Возможно, Израиль поменял имя и стал Леонидом?

Рассказ о своих находках я поместила на своем сайте, и, благодаря этому, меня нашла дочь Леонида Луккера, Наталья Беннет, которая проживает в США. Она подтвердила мои догадки о смене имени ее отцом с Израиля на Леонид. Наталья дала адрес своей сводной сестры Елены, которая поделилась со мной интересными семейными фотографиями.

фото 5: права налево: сидят Вигдор Меерович Луккер и Леонид Викторович Луккер. Стоят: Надежда Огонь-Догановская (первая жена Леонида Луккера) и его мать Ципа Израилевна Луккер.

фото 5: права налево: сидят Вигдор Меерович Луккер и Леонид Викторович Луккер. Стоят: Надежда Огонь-Догановская (первая жена Леонида Луккера) и его мать Ципа Израилевна Луккер.

Это фото сделано в Гадяче, до войны.

Когда началась Великая Отечественная война, Леонид Викторович занимался эвакуацией Николаевского драматического театра, где он тогда работал. Он не смог вырваться, чтобы забрать родителей. Они погибли от рук фашистов. До конца своей жизни Л. Лукер очень сожалел, что не смог спасти родителей.

Л.В. Луккер прожил долгую жизнь (96 лет) и умер в Калифорнии. Потомки первой его жены Надежды Огонь-Догановской живут в г. Николаеве в Украине.

Из метрических записей видно, что у Израиля (Леонида) было еще два брата: Абрам и Рувим. Об Абраме я прочитала на сайте одного из Челябинских заводов. Он прошел всю войну и окончил ее в звании младшего лейтенанта. Его манил театр, как и брата, но ранение не давало осуществиться этим надеждам. Абрам Луккер нашел для себя другой путь к сцене: в 70-е он организовал детский кукольный театр в Челябинске. Абрам был прекрасным мастером-кукольником. Каждый его персонаж готовился им собственноручно и поэтому был очень точным и ярким. В сам процесс подготовки спектакля были вовлечены все от мала до велика, и артистами могли быть тоже все. Представления были интересными и увлекательными. Их с удовольствием смотрели и взрослые, и дети.

Фото 6: Абрам Луккер

Фото 6: Абрам Луккер

Дети Мордуха Яковлевича

Еще одну ветку потомков Якова, потомков его сына Мордуха, я нашла через интернет. Одной из откликнувшихся на мои поиски была Галина Лукер, правнучка Якова и внучка Мордуха. Из воспоминаний Галины:

«Всего в семье деда было 9 детей, старшего брата, родившегося еще в 19 веке, звали Яков. Он проживал до войны в Алма-Ате. После Михаила, моего деда, родившегося в 1903 году, известен еще Самуил, который был младше его, и в 1941 году жил в Мелитополе (он погиб во время войны). А старики-родители их погибли в 20-м или 21-м году во время петлюровского погрома в Мариуполе…».

Фото 6а: М.М. Лукер

Фото 6а: М.М. Лукер

Дед Галины, Михаил Маркович (Мордухович) Лукер, жил в Казахстане, служил в НКВД, а в 1937 году сам попал в мясорубку репрессий. Арест Михаила Лукера оставил навсегда глубокую рану в сердце его малолетнего сына Леонида.

Известно, что кто-то еще из потомков Мордуха до войны жил в Казахстане, но сведений о них найти не удалось… Потомки этой ветви живут в Москве, Екатеринбурге и Израиле. 

Семья Зеева (Вольфа) Луккера

Исследование этой ветви более всего было похоже на собирание пазла из отдельных разрозненных кусочков. И эти кусочки приходилось разыскивать разными способами из разных источников.

Вероника Луккер (Мехтиева), найденная в соцсетях, написала о своих предках:

«Мой дедушка Луккер Яков Львович (Янкель Лейбович) и бабушка Луккер (в девичестве Пейсахович) Сарра Мордуховна родились и жили в Ногайске, сейчас — г.Приморск Запорожской области. Прадедушка Лейб был кузнецом, его жену звали Роза (урожденная Рахинштейн). Мой дедушка Яков вместе со своими родителями переехали в Ростов-на-Дону примерно в 1918-1920, мой папа родился в Ростове в 1921. У моего деда были братья и сестры, у одного из его братьев был сын — Семен Луккер, военный, жил в Омске. Мой отец Луккер Марк Яковлевич тоже был офицером СА, последнее место службы — Томск (1962-1970), он переписывался с Семеном».

Фото 12: Роза и Лейб Луккеры. Сара и Яков Луккеры

Фото 12: Роза и Лейб Луккеры. Сара и Яков Луккеры

Вероника рассказала, что видела на подписях к семейным фотографиям фамилию Лукер, написанную с одной буквой «к». Это подтверждало, что мы можем быть родственниками.

На сайте «Память народа» я нашла несколько Луккеров, которые могли быть членами этой семьи:

Луккер Яков Львович, ст. лейтенант администр. службы, 1899 г.р. Украинская ССР, Запорожская обл., г. Ногайск, место службы: ГПЭП 209 56 А.

Луккер Марк Яковлевич, подполковник технической службы, 1921 г.р. Ростовская обл., г. Ростов-на-Дону, место службы: 471 ап РГК КарФ.

Сопоставив эти данные с письмом Вероники, я поняла, что Яков Львович — это дед Вероники Луккер. Марк Яковлевич — ее отец.

Но было двое Луккеров, которые напрямую не удавалось связать с этой семьей, хотя они были родом из Ногайска, где жили предки Вероники:

Лукер Илья Самойлович, красноармеец, 1890 г.р. Украинская ССР, Запорожская обл., г. Ногайск, место службы: 130 стрелковая дивизия.

Луккер Соломон Самойлович, гв. полковник, 1907 г.р. Украинская ССР, Запорожская обл., г. Ногайск, место службы: 11 гв. А 3 БелФ, УТ 16 А, УТ 11 гв. А, штаб 16 А ЗапФ

Как выяснить, кто такие Илья Самойлович и Соломон Самойлович Луккеры? Информации о них у меня информации не было.

На ловца, как известно, и зверь бежит. Я получила письмо от Марии Луккер, адресованное на мой сайт. Она рассказала, что ее дед, Соломон (Семен) Луккер, младший из 9 детей Самуила Луккера и его жены Анны (Ханы). Отчество Самуила — Владимирович (Владимирович — обычная русификация имен Зеев и Вольф, которые на иврите и идиш означают «волк»).

Получается, что Самуил — сын Зеева(Вольфа) Луккера. Самуил был кузнецом. Во время Гражданской войны его семья покинула Ногайск и переехала в Ростов.

То, что стало известно о семье Самуила, совпало практически до мелочей с тем, что написала Вероника Луккер о семье своего прадеда Лейба: одна фамилия, одно ремесло, жили в одном городке, Ногайске, оба переехали в Ростов в 1918-20 году. Очевидно, Лейб и Самуил — родные братья, дети Зеева Вольфа. Это подтверждают и некоторые другие детали.

У Марии Луккер сохранилась автобиография деда Семена-Соломона Луккера, написанная в 1958 году. В ней автор рассказывает, что родился 17 октября 1907 года в г. Ногайске. В 1914 году он поступил учиться в 4-х классное городское училище, которое окончил в 1918 году.

Фото 11: Соломон (Семен) Луккер

Фото 11: Соломон (Семен) Луккер

После переезда семьи в Ростов Соломон-Семен начинает рабочую жизнь. Из-за болезни врачи советуют поменять климат, и молодой человек переезжает в Москву к старшему брату, который там находится на излечении после тяжелого ранения. В Москве Соломон меняет несколько мест работы, а в 1928 году по комсомольскому набору вступает в объединенную школу имени ВЦИК и с этого времени до 1955 года его жизнь связана со службой в Красной Армии.

В автобиографии Семена-Соломона указаны имена родителей и всех его братьев и сестер. Из детей Самуила и Анны выжило только шестеро: Залман-Зиновий (1892-1942), Шейна (1894-1949), Таубе-Татьяна (1898-?), Илья (1900-1942), Лея-Елизавета (1904-1956) и Соломон-Семен (1907-?).

Илья Самойлович Луккер из списков на сайте «Память народа» — это один из сыновей Самуила Владимировича Луккера.

Использовав поиск по интернету, я нашла Анну Ильиничну Луккер, проживавшую в Москве. Там же был указан ее адрес. Я написала ей письмо, рассказала о том, что мне известно о семействе Луккер и попросила дополнить данные о семье. К сожалению, Анны Ильиничны уже не было с нами. Мое письмо передали ее двоюродной сестре Асе Соломоновой, с которой мы подружились. Мы много с ней общались по мэйлу и Скайпу. Она была очень интересным человеком, энергичным и любознательным. Ася Соломонова покинула нас в 2020 году.

Ася с удовольствием включилась в работу по изучению истории своей ветви семьи и поведала мне очень много интересного о своих родственниках. Фрагменты ее рассказов я вставила в свое повествование. Они добавили к фактам из биографии дополнительные краски.

Самуил Вольфович Луккер родился в 1861 году в сельскохозяйственной колонии Затишье (а значит, он, действительно, из «наших» Лукеров). Он научился у отца кузнечному ремеслу и уехал в г. Ногайск (сейчас — г.Приморск, Запорожская область). Там он женился на Анне Козинцевой.

Фото 7: Самуил и Хана (Анна) Луккер

Фото 7: Самуил и Хана (Анна) Луккер

Самуил работал кузнецом до 1915 года, когда у него начались проблемы со зрением. Во время Гражданской войны семья переехала в Ростов. Анна умерла от болезни в 1923 году. Позже Самуил жил у дочери Шейны в Москве. Как рассказала мне Ася Соломонова, Самуил, уезжая в начале войны в Ростов, сказал: «Эту войну я не переживу и хочу быть после смерти рядом с Ханой». Он умер в Ростове-на-Дону в день первого захвата города немцами.

И снова слово Асе Соломоновой:

«Мой дед Самуил был человеком религиозным и продолжал соблюдать все традиции в той довоенной Москве, где прошло моё детство. И я теперь с огромным уважением отношусь к его убеждениям. Мама, как могла, помогала ему в соблюдении обрядов, что в Москве было очень непросто. Да она, к тому же, была человеком совершенно других взглядов».

Старший сын Самуила — Залман-Зиновий во время Гражданской войны служил в Красной Армии. Он был тяжело ранен, перенес несколько операций, но это не принесло ему облегчения. Он умер в Москве.

Слово Асе Соломоновой:

«За Зиновием идёт Шейна Самуиловна, моя мама. Она получила образование фельдшера и, кроме того, закончила Донскую филармонию по классу скрипки. Какое то время она играла в оркестре театра Мейерхольда в Москве. Всю жизнь, включая эвакуацию, работала педиатром в разных больницах. В Москве она встретила моего отца Шолома Яковлевича Соломонова (он тоже был с Украины, из Орехова). Они очень любили друг друга и прожили счастливо до маминой смерти от инфаркта 18 декабря 1949 г.

Раннего своего детства я почти не помню. Семья жила в общей квартире в комнате 22 кв м. Были ещё две соседки, одинокие женщины. Отношения были дружескими. Квартира представляла собой помещение, в котором до революции жили конюхи, поэтому там не было туалета, а только маленькая раковина в углу крошечной прихожей, которая служила и кухней.Там стоял небольшой стол и на нём 3 керосинки (по количеству жильцов). А два соседние помещения, в которых до революции были лошади (это была бывшая конюшня купца Земина) были тоже превращены в квартиры, в каждой из которых жило по 3-5 человек. Моя мама прожила в этой квартире до самой смерти. Папа и я переехали в нормальные условия только после 1964 года».

Фото 8: Соломоновы Шейна, Шолом, Ася

Фото 8: Соломоновы Шейна, Шолом, Ася

Семьи сестер Леи(Лизы), Шейны и их брата Ильи и жили неподалеку друг от друга, часто встречались и очень дружили между собой. Эту дружбу продолжили их дети: Анночка, дочь Ревекки и Ильи Луккера, и Сева, сын Леи (Лизы) и Эммануила Рогачевских. Следующее поколение продолжило эту традицию, хотя жизнь их разбросала в разные концы света: в Канаду, Испанию, Израиль, — они всегда между собой на связи.

Фото 10 aa: Рогачевские Эммануил и Лея. Луккеры Анна, Илья и Ревекка

Фото 10 aa: Рогачевские Эммануил и Лея. Луккеры Анна, Илья и Ревекка

Из шести выживших детей Самуила была неизвестна судьба только одной дочери Таубе-Татьяны. Она жила в Ростове, и связь с ней была давно утеряна. Ее потомки — внучка Ирина и правнук Борис, нашли меня совсем недавно через мой сайт. Я помогла им связаться с родными и получила от них семейные фотографии.

Фото 11а: Татьяна и Наум Рисины и их внучка Ирина

Фото 11а: Татьяна и Наум Рисины и их внучка Ирина

Интересно было узнать, когда семья Зеева-Вольфа покинула Затишье?

Имя Зеева Ликера (Лукера) встречалось в списке колонистов Затишья 1872 года, но в списке 1890 года его уже не было. В Метрических книгах Мариуполя это имя не встречалось.

Ответ я получила в «Алфавите евреев, проживающих в Ростове-на-Дону», изданном в 1897 году (данные на 1895) год, где нашлась запись о Шевеле-Вигдоре Вульфове Лукере, в которой указывался год прибытия в Ростов-на-Дону — 1880, приписка — земледелец колонии Затишье Мариупольского уезда Екатеринославской губернии, занятие — торговля рыбой, возраст членов семьи: Шевелю-Вигдору — 27 лет, а его жене Алте — 23 года и их адрес (Соляной спуск, д.№5).

После внимательного анализа этой информации, можно понять, что на момент переселения Шевелю-Вигдору было 12 лет. Конечно же, он уехал с родителями. Т.е. семья Зеева Лукера переехала в Ростов в 1880 году.

Еще три брата Лукера

В 1890 году вышла книга Л. Улейникова «Еврейские земледельческие колонии в Екатеринославской губернии», в которой не только приводился список колонистов каждой из 17 колоний, но и краткая характеристика хозяйства каждой семьи.

Фото 14: Фрагмент из книги Л. Улейникова

Фото 14: Фрагмент из книги Л. Улейникова

В табличке данные о семье Герша, Шмуля и Моше Лукеров: 5 детей мужского пола и 2 женского. Из них рабочих — двое. У семьи дом, крытый соломой, в две комнаты в порядочном состоянии. Имеется веялка, два двухлемешных плуга, одна борона, четыре лошади, 6 коров, 2 теленка. Обрабатывают только свой надел.

Хозяйство получило аттестацию от образцовых немцев — порядочное.

Получается, что к 1890 году в колонии Затишье остались только три брата: Герш, Шмуль и Моше.

На мой взгляд семья жила неплохо: дом, конечно, маловат для трех семей. Но наличие коров, лошадей, инвентаря для обработки земли и характеристика хозяйства — порядочное, говорит о том, что эти три брата с семьями жили безбедно.

В результате моих исследований стали известны четыре имени сыновей Самуила, Моше и Герша: Бенцион, Меер, Арон и Хаим.

Семья Герша

Изучением семьи Герша я занялась в самом начале моего поиска. С этой ветвью, как оказалось, разобраться было довольно легко: Герш был младшим из братьев Лукеров, и его сыновья дожили до второй половины 20 века. Но все по порядку.

В семейном альбоме я нашла маленькую фотографию, на которой были изображены два молодых человека.

Фото 15: Григорий (справа)

Фото 15: Григорий (справа)

 На фото была надпись : «На долгую память моим дорогим Яше и Годе (Яша и Года — мои дедушка и бабушка) от Гриши Лукера». Я решила, что на фотографии —родной брат бабушки, имени которого я тогда не знала. Но мой дядя, Борис Герценов, рассказал, что это фотография бабушкиного дальнего родственника, которого мой дед Яша обучил сапожному ремеслу. На сайте «Подвиг народа» я нашла запись о награждении Григория Луккера медалью «За боевые заслуги». Пригодилось сапожное ремесло:

фото 16: Фрагмент документа о награждении

фото 16: Фрагмент документа о награждении

Но Григорий не был удовлетворен карьерой сапожника. Молодой парень успешно освоил новую военную специальность «топовычислитель» и за отличную службу получил орден «Красной Звезды».

Но вернемся к Гершу (Цви), одному из братьев семейства Лукеров, в честь которого, по-видимому, и был назван Григорий Лукер.

Постепенно мне удалось узнать все подробности истории этой ветви. У Герша было два сына: Бенцион и Меер.

Фото 17: Эстер и Бенцион Лукер

Фото 17: Эстер и Бенцион Лукер

Бенцион Григорьевич (Гершевич) родился в Затишье в 1876 году, прожил долгую жизнь и умер в 1955 году. Его жена — Эстер Давидовна Исраэлит, родом из Вильно. У них было восемь детей: Сарра (1901 г.р.), Самуил (1904 г.р.), Григорий (1908 г.р.), Соломон (1911 г.р.), Анна (1913 г.р.), Софья (1916 г.р.), Маня (1918 г.р.), Меир (1921 г.р.).

Самуил Лукер до войны переехал в Крым, участвовал в создании еврейских сельскохозяйственных колоний на Крымском полуострове. В начале войны он был мобилизован, а его жена и две дочери погибли от рук гитлеровцев. Он, как и его два брата, Григорий и Соломон, пропал без вести во время войны.

Фото 18: Меер и Кейла Лукер

Фото 18: Меер и Кейла Лукер

Брата Бенциона звали Меер (1883-1963). Жену звали Кейла. У них была дочь Хая (Анна) и два сына — Григорий ( с которого начался рассказ о потомках Герша) и Моше. Оба сражались на фронте, но вернулся с войны только Григорий.

Потомки Герша живут в Израиле, Канаде, в Киеве, Москве, Донецке и Луганске.

Семья Арона, сына Моше

Счастливая случайность позволила получить более полную информацию о семье Арона. В Донецком архиве в свое время использовали страницы Метрической книги Затишья на иврите… для подклейки разорванных страниц одной из церквей. Благодаря этому сохранилось несколько метрических записей на иврите, в том числе и запись о рождении у «Земл. из Затишья Ахарона бен Моше Лукер и его жены Земл. из Затишья Хиены бат Гешиль дочери Гени».

Геня со временем стала Евгенией.

Из семи дочерей Арона и Хины выжило только трое: Гута-Арыся, которую позже стали звать Катей (1898-1993), Геня (Женя) (1903-1980) и Ида (…-1941).

Как рассказала мне Ольга Шкейрова, внучка Жени:

«Бабушка все время говорила, что они были бедные, и перечисляла, сколько коров, лошадей и прочей живности у них было. И что в доме было 5 комнат. И когда я недоуменно спрашивала, почему они были бедные, она говорила, что у них не было земли, землю давали только на мальчиков, а в семье было 3 девочки.

Бабушка рассказывала, что девочек грамоте не учили, но она сидела в соседней комнате, когда к ее отцу-меламеду приходили мальчики, и все слушала, и поэтому научилась читать и писать, она до 5 класса превосходно решала со мной задачи по математике. И слово раввин я от нее слышала. Но самое смешное, что она рассказывала, что в доме была кружка, в нее собирали деньги на покупку земли в Израиле. Когда я читала об этом у Голды Меир, я сразу ощутила, что я про эту кружку уже где-то слышала. И вспомнила, что слышала от бабушки».

Арон и Хена умерли во время Гражданской войны. После смерти родителей их дочери перебрались в Юзовку.

Фото 23: Женя и Катя

Фото 23: Женя и Катя

Катя прожила долгую тяжелую жизнь. В ней было все: счастливое замужество (она вышла замуж за Исаака Кричевского), рождение двоих детей (Белла и Аркадий), потеря мужа во время войны, тяжелые дни эвакуации в суровом Казахстане, смерть дочери и новорожденной внучки… С 1963 года она жила с нашей семьей. Я любила смотреть, как она ловко управляется с тестом для ументашн или делает лапшу, вспоминаю вкус ее тейгелах и фаршированной рыбы. Она до последних дней была на своих ногах. Очень жаль, что мой интерес к истории семьи проснулся через много лет после ее смерти…

Вторая сестра, Женя, в 1927 году вступила в комсомол, и была направлена вместе с подругой в украинскую деревню для привлечения «темного» крестьянского населения к светлой новой жизни. Организовали в деревне детский сад, ходили по дворам, уговаривая матерей отдавать в него своих малышей, а самим вступать в колхоз и выходить на работу.

Слышала за спиной шепот, что «эта ж**овка детей потравит», но буквально через месяц в группе было уже 10 детей, а когда через полгода уезжала из села, провожали ее со слезами.

Женя вышла замуж за Даниила Шкейрова, секретаря райисполкома. Он был пламенным оратором, соратником Бухарина.

8 декабря 1932 года у них родилась дочь, которой дали имя Анна. А через три года Даниил был убит «кулаками». Жене «повезло»: ранняя смерть мужа избавила семью от возможных будущих репрессий. Она закончила курсы бухгалтеров, работала в мединституте, где и познакомилась с Абрамом Гершуни, отцом своей второй дочери Фаины. Осенью 1941 года Женя вместе с детьми успела эвакуироваться в Казахстан, в город Семипалатинск. После окончания войны они в Сталино не вернулись, связали свою жизнь с Казахстаном…

О третьей сестре Иде известно только то, что накануне войны она уехала отдыхать и погибла от рук фашистов.

Семья Хаима Лукера

Мой прадед Хаим тоже был меламедом, обучал мальчишек в колонии. Его жену звали Перл. В 1912 году, готовясь к Песаху, она пошла набрать белой глины для домашних нужд. Неожиданный обвал оборвал ее жизнь. В детстве я почти ничего не знала о детях Хаима и Перл, кроме моей бабушки Цирель-Годы и ее сестры Блюмы (Любы): наши семьи тесно общались.

Блюма могла стать первой обладательницей высшего образования из ближайших родственников. Смышленую девушку после революции послали учиться в университет, на физико-математический факультет. После нескольких лет обучения ей пришлось бросить учебу: в стране царил голод, без поддержки родных (отец умер в 1918 году) продолжать учебу она не могла. Блюма приехала в Юзовку, где жили ее сестры, и вышла замуж за Михаила Мархасина.

Фото 19: Блюма (Любовь) и Михаил Мархасины

Фото 19: Блюма (Любовь) и Михаил Мархасины

У них родились три дочери: Полина, Вителла и Марина. Девочки исполнили мечту их мамы, получили образование: одна стала врачом, другая — инженером, третья— экономистом.

Рассказы моего дяди, Бориса Герценова и фотографии в семейном альбоме Помогли узнать о судьбах остальных братьев и сестер бабушки. Фактически, все они — оборванные ветви семейного дерева. Постепенно выяснялись все новые и новые подробности жизни давно умерших родственников.

Фото 20: Нахман и Хая Лукер

Фото 20: Нахман и Хая Лукер

В семейном альбоме я нашла фотографию красивого юноши с печальными глазами, на фото была надпись «Н. Лукер». Дядя узнал парня и рассказал, что Нахману было лет шестнадцать, когда несчастный случай оборвал его жизнь: он ехал на подножке трамвая, ударился о дерево и погиб…

На одной из семейных фотографий 30-х годов оказалась его мать, вдова старшего брата бабушки, которую звали Хая. Она зарабатывала тем, что готовила еду для свадебных застолий и изготовляла на продажу фарфелех. На эти деньги они и жили с сыном. После смерти сына Хая осталась одна. В начале войны она уехала к родным в Затишье и там погибла вместе с односельчанами.

О судьбе ее мужа я узнала из метрической записи, которую мне помогли найти коллеги с форума «Еврейские корни». Израиль Хаимович Лукер (1889-1918) из Затишья, умер от воспаления легких в селе Яблоновка Александровского уезда. Родственники подтвердили, что старшего бабушкиного брата действительно звали Израиль.

Перебирая семейные фотографии, я нашла фото милой девочки, подписанное именем Аня Лукер. Кто она, я не знала и мой дядя Борис Герценов, который помогал мне разбирать фотографии, не смог вспомнить это имя.
Я заглянула на сайт Яд-Вашем и нашла запись об Анне Лукер. Вполне может быть, что речь идет об одной и той же девочке. Но как это выяснить?

На сайте было указано, что Анна Лукер родилась в 1925 или в 1929 году. Жила в Сталино. Родители Самуил и Люба…

Фото 21: Аня Лукер, 1940г.

Фото 21: Аня Лукер, 1940г.

Самуил— это имя бабушкиного брата. Я была знакома с его дочерью, Евгенией Самойловной Лукер (1923-1999). Но умерла она, к сожалению, задолго до того, как я начала изучать семейную историю.

В интернете я познакомилась с Леонидом Трахтманом. Его предки тоже были жителями колонии Затишье. Мы обменивались данными о Затишье, его жителях и их потомках. И вдруг он спрашивает, была ли у меня родственница Женя Лукер?

Оказалось, что он ее троюродный брат, с другой стороны, со стороны ее матери. От него я узнала, что маму Жени звали Любовь Розенберг. Она умерла в 1936 году, оставив двух дочерей: Женю и Аню. Накануне войны Аня поехала в Ровеньки к своей тете, сестре ее мамы, Розе Розенберг, и вместе с ней погибла в страшные дни войны…

Позже я узнала, что Самуил в 1937 году женился во второй раз, но вскоре умер, оставив еще одну дочь, Ирину. К сожалению, связь с ней потеряна.

И еще одна фотография дала отправную точку для поиска. На фото — милая женщина, ее муж и ребенок с венчиком светлых кудрявых волос. Борис Герценов объяснил, что на фото — сестра бабушки Голда, ее муж Абрам и их сын Хаим. Хаим был призван в армию в 1940 году. Пропал без вести в 1941… Родственники утверждают, что в этой семье был еще один, младший сын. Ни имя, ни судьбу его узнать не удалось. Абрам Добкин скоропостижно скончался в поезде вскоре после войны. Голда жила одиноко. Умерла в 60-х.

Фото 22: Абрам, Хаим и Голда Добкины, 1923г.

Фото 22: Абрам, Хаим и Голда Добкины, 1923г.

За время своих исследований я познакомилась с очень интересными и отзывчивыми людьми — моими дальними и не очень родственниками, которые делились со мной сведениями о предках и их фотографиями. Они очень были заинтересованы моими исследованиями и искренне желали мне успеха. С некоторыми я подружилась, мы продолжаем общаться не только на генеалогические темы.
Возможно, мои исследования о Лукерах продолжатся в Каунасском архиве, где должны храниться сведения о выехавших в Украину предках. Это будет новая глава семейной истории…

Print Friendly, PDF & Email

Елизавета Гиллер: Мои поиски и находки. Семья Лукер из Затишья: 8 комментариев

  1. Юрий Засельский Луккер

    Спасибо, Лизочка! Сижу и плачу, мамы нет, брата Ильи нет, тёти Аси нет, дяди Севы нет, дедушек-бабушек нет. Вот и остались мы с братьями и сёстрами старшими Луккерами.

    1. Елизавета

      Да, Юрий, конечно. Мы приходим к тому возрасту, что становимся старшими. Жизнь идет. Надо радоваться, что есть дети и внуки, для которых мы- старшие.
      Вы — молодцы, поддерживаете связи с родными по всей земле.
      Так держать!

  2. Наталья

    Очень интересно читать. Написано увлекательно. Но грустно, что революции, войны, гонения на евреев оборвали многие ветви. Грустно, что столько трагизма в судьбах. Жду продолжения.

    1. Елизавета

      Спасибо, Наталья!
      Да, судьбы многих моих родных трагичны, какова правда жизни.

  3. Раиса

    Лиза, мне очень интересно все, что вы пишете. Я тоже много узнала о своих предках, занимаясь генеалогией, и о семье мужа. Но многого так и не смогла узнать. Спасибо вам. Я думаю, что это интересно многим)

    1. Елизавета

      Спасибо, Раиса!
      Я думаю, каждому должно быть интересно: А кто был до меня? чем занимались, как жили? Почему уезжали в другие края?
      Я думаю, очень важно передавать эти знания новому поколению. Даже если сегодня их не очень интересует, завтра у них могут возникнуть те же вопросы о прошлом.
      Как я жалею, что не все догадалась или успела расспросить у старших….

  4. Светлана Амитина

    Здорово! Проделана колоссальная работа, но при этом текст написан увлекательно и легко. Хочется пожелать автору новых идей и успешной их реализации. Такие произведения вызывают у читателей интерес к собственному семейному древу, но также позволяют лучше понимать всю еврейскую историю, как и историю земли, на которой мы живём.

    1. Елизавета

      Спасибо, Светлана!
      Приятно ощутить интерес к моей работе и поддержку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *