©Альманах "Еврейская Старина"
   2020 года

125 просмотров всего, 5 просмотров сегодня

Общность русско-еврейских изданий с органами печати на еврейских языках говорит об определенной обособленности русско-еврейской прессы от общерусской периодики, о существенной разнице между русско-еврейскими и общерусскими изданиями. Наряду с этим трехъязычная система еврейской печати являлась составной частью более общей системы общерусской прессы.

Илья Печенин

ЕВРЕЙСКАЯ ПРЕССА В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

(продолжение. Начало в №3/2020)

Интересно отметить особенности оформления изданий. Как правило, издания на еврейских языках открывались справа налево, так как на иврите и на идише пишут и читают справа налево. «Фолксцайтунг» [«Народная газета», идиш] открывается по-разному: то слева направо, т.е. по-русски, то справа налево, в соответствии с направлением еврейского текста.

Также на обложках можно увидеть маген-довиды и другую символику, подчеркивавшую национальный характер прессы. Даже надписи в русско-еврейской прессе были набраны особым шрифтом, стилизованном под еврейскую письменность.

Рассматривая еврейскую печать как сложносоставную систему, нужно учитывать тот факт, что отдельные языковые подгруппы еврейской прессы также делились, в свою очередь, на подгруппы более низкого уровня. Речь идет о таких подгруппах, как детские, юношеские, спортивные и иного рода отраслевые издания. Как отмечают отечественные источниковеды,

«процесс возникновения новых групп и разновидностей внутри вида отражает более общую тенденцию дифференциации источников, рост их качественного многообразия»[1].

Особенно в этом отношении выделялась русско-еврейская печать, как наиболее развитая по сравнению с периодикой на еврейских языках. Она характеризуется большим разнообразием изданий, в том числе и узкоспециализированных. Среди такого рода изданий можно выделить педагогический журнал «Вестник еврейского просвещения» (1913–1916 гг.), медицинский журнал «Еврейский медицинский голос» (1908–1911 гг.). Несколько изданий были нацелены на еврейскую студенческую аудиторию. Выходило три журнала под одинаковым названием «Еврейский студент»: в 1909 г., в 1913–1914 гг. в Берлине и в 1915–1916 гг. в Петербурге. Журнал «Еврейское студенчество» выходил в Петербурге в 1914 г. Поэтому можно говорить о складывающихся специализированных подгруппах в системе русско-еврейской периодики.

В то же время и печать на идише, стремительно развиваясь, отличалась не меньшим разнообразием изданий и наличием узкоспециализированной периодики. Появлялись первые издания, адресованные женской аудитории. В истории еврейской прессы это было совершенно новым явлением. В Вильне в 1906 г. вышел один номер журнала «Ди моде» [«Мода»]. В Варшаве в 1914 г. была предпринята попытка издания журнала для женщин «Фроен ihban» [«Дамский мир»]. Также удалось выпустить лишь один номер. Как было указано выше, несколько изданий на идиш были посвящены театру.

Непродолжительными были лодзинские издания «Эрште идише шах-цайтунг» [«Первая еврейская шахматная газета»] и «Эрште идише спорт-цайтунг» [«Первая еврейская спортивная газета»]. А. Моргенштерн, редактор спортивной газеты, и Г. Сальве и М. Кришен, редакторы шахматной газеты, специально подчеркивали, что их издания являлись первыми органами еврейской печати такого рода. Многообещающий дебют «Эрште идише шах-цайтунг» неожиданно закончился. Газета просуществовала всего один год. Тем не менее, издание послужило катализатором всплеска интереса к шахматам среди широких слоев еврейства, впоследствии давшего миру множество выдающихся шахматистов. Наличие таких узкоспециализированных изданий свидетельствует о высокой степени развитости системы еврейской периодической печати, ее ориентации на разные слои населения.

В еврейской прессе рубежа XIX-XX вв. обращалось внимание на возрастную дифференциацию. Так, еврейский педагог А.М. Конштам в своей статье выделял детские еврейские издания[2]. Он рассмотрел два журнала: «Колосья» и «Грининке беймелех» [«Зелененькие деревца», идиш]. Последний журнал был назван по строчке из стихотворения Хаима-Нахмана Бялика о еврейских детях, которое и было напечатано на обложке журнала. В начале XX в. выпускалось несколько русско-еврейских детских изданий: «Юный Израиль» (1909–1912), «Цветник Иудеи» (1912–1913), «Колосья» (1913–1918). Можно говорить о формировании подгрупп еврейской прессы, ориентированных на определенный возрастной сегмент аудитории.

Еще одним из немаловажных признаков довольно значительного уровня развития еврейской прессы являлось наличие в изданиях специальных тематических рубрик, что было характерно практически для всех еврейских изданий, в особенности на идише и на русском. С начала ХХ века язык «Ди Арбейтер штиме» [«Голос рабочих», идиш] «очищается, становится более гибким. Содержание дифференцируется по отделам. С 19-го номера вводится особый отдел «Ди финстере велт» («темное царство») — ряд фельетонов-обзоров политики правительства[3]. Почти все партийные издания на идише и на русском языке открываются редакционными программными статьями-передовицами, насчитывают 7–10 публикаций, порой продолжающимися из номера в номер, и завершаются, как правило, корреспонденцией из провинции и из-за границы.

Многие номера газет и журналов из номера в номер воспроизводили свою структуру. Например, практически каждый номер «Восхода» открывался стихотворением, как правило, Семена Фруга, далее шли несколько статей по еврейской истории, перемежавшихся рассказами и фельетонами, либо публицистическими статьями, либо главами из романов, продолжавшихся из номера в номер. Обязательно было опубликовано еще одно стихотворение. Всего было 9–12 публикаций. Вторая часть номера «Современная летопись» выходила с отдельной пагинацией, порой ее продолжал еще один раздел «Литературная летопись» с дополнительной пагинацией[4]. Зачастую номер завершался специальным приложением. Это были довольно объемные публикации, печатавшиеся в течение нескольких лет, в частности «История еврейской литературы» Г. Карпелеса издавалась с 1887 по 1889 годы[5], перевод «Иудейской войны» и «Иудейских древностей» и Иосифа Флавия — с 1893 по 1899 годы[6].

Содержание изданий было известно заранее и анонсировалось в рекламных объявлениях. Неизменная структура рубрик говорит об устойчивой редакционной политике, об издательских традициях, о наличии материала, что позволяло заполнять рубрики из номера в номер. В этом отношении еврейская пресса была подобна общерусской печати, для которой также была характерна повсеместная рубрикация материала. Как в еврейской, так и в общерусской прессе была распространена практика размещения публикаций в так называемых «подвалах», расположенных в нижней части страницы и отделенных линиями от основного текста. Как правило, там располагались публикуемые из номера в номер значительные по объему художественные произведения. В некоторых еврейских и общерусских изданиях текст на страницах был разделен на две колонки, с пагинацией каждой колонки, как, например, в «Нашей трибуне».

Наряду с дифференциацией еврейской печати следует отметить и тот факт, что для нее в то же время была характерна и определенная общность. Она проявлялась в нескольких аспектах: общность авторско-редакторского коллектива разных изданий; единая тематика; ссылки одних изданий на другие; публикация объявлений о подписке в одних изданиях на другие; даже в наименованиях еврейских изданий прослеживается определенная общность, свойственная системе еврейской печати.

Одной из особенностей еврейской печати была явная общность авторско-редакторских коллективов отдельных изданий, т. к. одни и те же журналисты сотрудничали и в русскоязычных изданиях, и в прессе на еврейских языках. Значительное количество фактов подобного рода наблюдалось во второй половине XIX в., в эпоху, когда еврейская печать только переживала период своего становления. И в дальнейшем еврейские публицисты одновременно сотрудничали в различных еврейских газетах и журналах или переходили из одного печатного органа в другой. Языковой преграды в таких случаях не существовало, так как значительное количество авторов писало и на идише, и на иврите, а также на русском языке.

Еврейский поэт С.Г. Фруг публиковался в газете «Фрайнд». (1903–1913) на идише, а также в русскоязычных изданиях: «Восход» (1881–1906), «Будущность» (1899–1904) и других.

С. Ан-ский (Ш. Раппопорт) (1863–1920) в молодости был увлечен народнической идеологией, писал свои статьи в журналах «Еврейская старина» (1909–1930), «Еврейский мир» (1909–1911) на русском языке, и в то же время его стихотворение на идише «Ди швуе» [«Клятва»] стало гимном Бунда. Оно неоднократно исполнялось по окончании партийных собраний, о чем упоминается в «Последних известиях» Заграничного комитета Бунда[7]. Вместе с тем С. Ан-ский испытывал определенные симпатии и к социалистической сионистской идеологии. Вот что писал поалей-сионист Шлимович[8] о нем:

«У меня есть данные, что Ан-ский чувствует себя теперь очень близко к нам <…>. Нельзя ли было бы войти с ним в контакт и пригласить его в качестве гостя (частным образом) на партейтаг. Он нам мог бы впоследствии массу ценных услуг оказать. Что касается с.-р.-овства, то он слишком стар, чтобы оказать определенное влияние, да он вообще не интересуется теперь теоретическими обоснованиями»[9].

С. Ан-ский сменил не только язык творчества, но свои взгляды, что для среды еврейских интеллигентов отнюдь не было исключительным случаем.

Сионистский деятель М.М. Усышкин писал в русскоязычных изданиях «Будущность» (1899–1904 гг.), «Еврейская жизнь» (1904–1907 гг.)[10], «Еврейская мысль» (1906–1907 гг.), а также на иврите в «Гашилоах» [«Послание»] (1896–1910 гг.) и «Гаолам» [«Мир»] (1908–1914 гг.).

Шолом-Янкев Абрамович, более известный как Менделе Мойхер Сфорим, был одним из первых, кто начал публиковать художественные произведения в периодике на идише. До 1864 г. он был маскилом — приверженцем иврита, и ему было непросто решиться разместить свою рукопись на идише «Дос кляйне менчеле» [«Маленький человечек»] на страницах «жаргонного» журнала «Коль-Мевассер»[11].

Художественно-публицистические произведения отдельных авторов, в том числе и в переводах, появлялись на страницах изданий разных языковых подгрупп. Например, рассказы Шолома Аша, Шолом-Алейхема и других авторов публиковались как в оригинале в прессе на идише, так и в переводах в русско-еврейской периодике[12]. В статье «Печальный юмор. К приезду Шолом-Алейхема в Россию» в русскоязычном журнале «Еврейское студенчество» приведены стихи Шолом-Алейхема на идише в транскипции латинскими буквами[13].

Среди редакторов еврейских газет и журналов также фигурируют одни и те же лица. В то время как один печатный орган закрывался, его издатель основывал другой. Например, Шмуэль-Яков Яцкан (1875–1936) в качестве редактора и издателя был причастен к выпуску многочисленных газет и журналов на идише: «Ди бин» [«Пчела»] (1906), «Идишес вохнблат» [«Еврейская еженедельная газета»] (1906–1914), «Идишес тагеблат» [«Еврейская ежедневная газета»] (1906–1911), «Идишес фольксблат» [«Еврейский народный листок»] (1906–1911), «Унзер лебен» [«Наша жизнь»] (1906–1917), «Гайнт» [«Сегодня»] (1908–1939), «Дер идишер гайз-доктор» [«Еврейский домашний врач»] (1912–1914). Еврейский поэт, публицист и писатель Авром Рейзен (1876–1953) был редактором журналов и сборников-альманахов на идише «Прогрес» [«Прогресс»] (1904), «Дос идише ворт» [«Еврейское слово»] (1905), «Кунст ун лебен» [«Искусство и жизнь»] (1908–1909), «Фрайе тег» [«Свободные дни»] (1910) и литературного отдела журнала «Эйропеише литератур» [«Европейская литература»] (1910), при этом его произведения были размещены также в альманахе «Файерлах» [«Огоньки»] (1910). Как правило, редакторы ограничивались лишь одной языковой подгруппой еврейской прессы. А.Е. Ландау, например, был издателем и редактором русскоязычных журналов «Еврейская библиотека» (1871–1880, 1901–1903), «Восход» (1881–1906) и газеты-приложения к нему под названием «Недельная хроника Восхода» (1882–1897). Лишь изредка редакторы заведовали изданиями на разных языках. Например, Александр Цедербаум (1816–1893) являлся основателем первых газет на иврите «Гамелиц» [«Заступник» («Посредник»] (1860–1904) и на идише «Коль Мевасер» [«Голос возвещающий», иврит] (1862–1873). Также он выпускал газету на идише «Идишес фольксблат» [«Еврейский народный листок»] (1881–1890). Еврейский историк С.М. Дубнов был редактором журнала на русском языке «Еврейский мир» (1909–1911), его продолжения на идише «Ди идише велт» [«Еврейский мир»] (1912–1913), а также русскоязычного журнала «Еврейская старина» (1909–1930). Хотя подобных примеров редакторов изданий на разных языках не так уж много, тем не менее можно говорить об определенной общности не только авторского, но и редакторского коллективов всех трех подгрупп еврейской прессы.

Взаимосвязи еврейской прессы обусловила общая тематика публикаций. Их внимание было сосредоточено почти исключительно на еврейском вопросе в самых разных его проявлениях, начиная от наиболее общих проблем дальнейшего развития еврейского общества (модернизации, аккультурации) и кончая злободневными вопросами отмены черты оседлости, кровавого навета, службы евреев в царской армии и т. п. По словам еврейского поэта и публициста Семена Фруга,

«положение еврейского органа печати в России вообще представляет собой нечто крайне типическое и резко отличается от общей физиономии периодических изданий. Ни одному из существующих изданий на русском языке не приходится разбираться каждую данную минуту в такой массе разнородных и разнообразных «задач» и «интересов», не приходится дробить свой труд и свое внимание на сумму таких забот и невзгод общественного и социального характера, как именно еврейскому изданию»[14].

Общность системы еврейской периодики проявлялась в многочисленных ссылках одних изданий на другие, несмотря на идеологические и языковые расхождения между ними. Обычно издания одной политической направленности ссылались друг на друга, хотя это не исключало возможности ссылок и на политических противников. Так, бундовское «Наше слово» цитировало сионистскую «Хронику еврейской жизни»[15], рассматривая вопрос о классовых и национальных интересах еврейских масс.

Издания различных языковых подгрупп также ссылались друг на друга и писали друг о друге. К примеру, Я. Каценельсон в своей библиографии, напечатанной в журнале «Книжки Восхода» в июне 1900 г, с большой любовью и вниманием разбирал многие издания на иврите: «Гашахар» [«Утренняя заря»], «Габокер-Ор» [«Утренний свет»], «Гашилоах» [«Послание»], «Гаасиф» [«Жатва»], «Сефер га-шана» [«Годовая книга»][16]. В частности, он писал: «Гаасиф» пользовался в публике весьма хорошей репутацией и являл собой пример интересного и серьезного литературного еврейского периодического издания, послужившего образцом и для некоторых других, вышедших впоследствии сборников на еврейском языке»[17]. В начале 1906 г. Н.А. Переферкович на страницах «Книжек Восхода» приветствовал появление очередного номера «Гашилоах» [«Послание», иврит][18]. Различные издания цитировали друг друга. Так, русскоязычный «Рассвет» ссылался на польско-еврейскую газету «Israelita»[19]. В русскоязычном журнале «Кадима» [«Вперед», иврит] приводилась цитата из статьи Б. Бруцкуса о социально-экономических отношениях в еврейском обществе, опубликованной в «Книжках Восхода»[20], причем на той же странице читателям дан совет ознакомиться также со статьей на эту тему в «Еврейской жизни»[21]. В журнале «Еврейское студенчество» при обсуждении вопросов школьного образования цитируется идишистское издание «Ди Цайт» [«Время»][22]. В русскоязычных изданиях встречаются цитаты на иврите и на идише, что придавало русско-еврейской печати национальную специфику.

О тесной связи между еврейскими изданиями красноречиво свидетельствует постоянный раздел «Отзывы о книгах», публиковавшийся на страницах «Вестника еврейского просвещения», начиная с № 29 за 1914 г. В этой рубрике помещались отзывы еврейских органов прессы об изданиях различного рода. Среди наименований периодических органов фигурируют: «Вестник еврейского просвещения», «Еврейская старина», «Еврейское студенчество», «Новый Восход», «Рассвет», «Газман» [«Время», иврит], «Гаолам» [«Мир», иврит], «Гацефира» [«Рассвет», иврит], «Ди идише велт» [«Еврейский мир», идиш], «Дос лебен» [«Жизнь», идиш], «Ди цукунфт» [«Будущее», идиш], и др.[23] Назван широкий круг изданий, выходивших на разных языках и составлявший основное ядро еврейской прессы в то время. В «Еврейской жизни» также встретить перечисление целой плеяды изданий: «Еврейская пресса на обоих языках сделала за последние 15 лет гигантские шаги. На место «Гамелица» и «Гацефиры» времен Слонимского, с их ограниченным кругом читателей, выросли новые и обновленные газеты и журналы с крупным тиражом. «Газман», «Гацефира», «Гаолам» и «Гашилоах» имели десятки тысяч подписчиков; «Гайнт», «Момент», «Унзер лебен», «Ди Юдише велт», провинциальные газеты и журналы были распространены в количестве сотен тысяч»[24]. Вопрос о читателях еврейской прессы будет рассмотрен ниже, а сейчас остановимся на проблеме единства еврейской прессы.

В журнале «Восход» в январском-февральском номере 1883 г. была продолжена публикация Г.И. Богрова «Былое», начатая в только что закрывшемся петербургском «Рассвете». А в июне 1881 г. в «Восходе» появилась статья Л. Леванды о первом русско-еврейском издании «Рассвет». Примеров, подтверждающих мои тезисы, огромное количество, я останавливаюсь лишь на наиболее типичных, отражающих общую картину. Разумеется, и в других изданиях встречается масса подобных ссылок и таких публикаций, в которых публицисты оглядываются на опыт своих соратников по перу.

Свидетельством определенной общности еврейской прессы является публикация во всех еврейских органах печати объявлений о подписке на другие еврейские издания в рекламных целях. Здесь также не существовало языковой преграды: в русскоязычных журналах можно встретить набранные на еврейских языках объявления о подписке на издания, выходившие на идише или иврите[25]. Соответственно, в журналах на иврите публиковались набранные по-русски объявления на русскоязычные издания и объявления о «жаргонных» изданиях, набранные на идише[26]. Существовала практика предварительной публикации содержания первого номера. Так, например, в журнале «Гамоин» [«Масса»] было размещено весьма подробное объявление о подписке на журнал «Гашахар» [«Утренняя заря»][27].

Объявления касались не только подписки — на рубеже XIX–XX вв. в периодических изданиях все чаще можно было встретить коммерческую рекламу: страховых обществ, различных технических новинок, товаров широкого потребления и т.п. В русско-еврейскомжурнале «Восход» публиковалась реклама не только печатной продукции, но и, например, реклама страхового общества «Эквитебль», основанного в Нью-Йорке и действовавшего через свои «многочисленные агентства во всей Империи»[28]. На страницах «Восхода» можно встретить объявления самого разнообразного содержания: например, рекламу страхового общества «Россия»[29], виноводочных заводов Е. Рейделя в г. Кишиневе[30], типолитографского агентства Я. Эльмана[31], оптового винного склада И. Махлиса в г. Симферополе[32], Юго-Западной железной дороги[33]. В газете «Дер голцгендлер» [«Лесоторговец»] дано объявление на русском языке о продаже деревообрабатывающих станков[34]. Последние страницы изданий на идише заполнены массой подобных объявлений: реклама различных продовольственных товаров, предметов быта, средств гигиены и т.п.

Обычно издания одного идеологического направления предпочитали публиковать объявления о подписке на издания того же направления. Между ними налаживались устойчивые связи. В качестве примера можно привести публикацию в «Еврейской рабочей хронике» объявления о подписке на журнал «Молот»[35]. Оба издания были органами Поалей-Цион и выходили на русском языке. Еще один пример: в издававшемся в Москве Д.Ш. Кумановым журнале «Война и евреи» (1914–1915 гг.) было помещено объявление о подписке на его же журнал «Русский еврей» (3-е издание, 1915 г.)[36]. В газете «Дос идише фолк» [«Еврейский народ»] было размещено объявление о подписке на русскоязычные журнал «Еврейская жизнь» и газету «Хроника еврейской жизни». Все три издания были сионистскими, у них был один редактор — Авраам Идельсон (1865–1921) — видный теоретик сионистского движения и публицист. Примечательно, что подписка на «Еврейскую жизнь» стоила 4 рубля, на «Хронику еврейской жизни» — 6 рублей, на оба издания вместе давалась скидка и стоила всего 9 рублей.

По аналогии между отдельными подгруппами еврейской печати, наблюдаются перманентные связи еврейской прессы с общерусской периодикой. Они проявляются, в частности, в общности авторских коллективов. Зачастую русско-еврейские интеллигенты сотрудничали и в общерусских изданиях. Так, А.Г. Горнфельд был критик в «Русском богатстве» и одновременно литературным обозревателем в русско-еврейской печати[37]. Как правило, тот или иной еврейский поэт, писатель или публицист начинал свою профессиональную деятельность в общерусских изданиях, а затем переходил в русско-еврейские.

Еще один важный показатель общности — объявления о подписке в еврейских изданиях на общероссийские и наоборот, в общероссийских изданиях на еврейские, что встречалось довольно часто. В 1885 году в «Восходе» печаталась реклама о подписке на журналы «Изящная литература», «Художественный журнал», «Нива»[38], а в № XII за 1897 год «Восхода» в качестве приложения помещены объявления о подписке на следующие общерусские периодические издания:

Таганрогский вестник (газета)
Волжский вестник (газета)
Одесский листок (газета)
С.—Петербургские ведомости (газета)
Мировые отголоски (газета)
Виленский вестник (газета)
Екатеринославские губернские ведомости (газета)
Бессрабец (газета)
Орловский вестник (газета)
Одесская газета (газета)
Новое слово (журнал)
Труды киевской духовной академии (журнал)
Курские губернские ведомости (газета)
Русское богатство (журнал)
Южное обозрение (газета)
Мир божий (журнал)
Киевская старина (журнал)
Новости (газета)
Петербургская жизнь (журнал).

Даже в изданиях на идише и иврите, как правило, на последних страницах, можно увидеть подобные объявления на русском языке. Редакции еврейских органов стремились предоставить своим подписчикам информацию о большом количестве общерусских изданий, познакомить их с произведениями известных писателей. Тем самым выполнялась изначальная маскильская задача еврейской прессы, характерная для XIX в. — приобщать российское еврейство к русской культуре, просвещать его. И действительно, к концу столетия некоторые из еврейских читателей, как будет показано ниже, были знакомы и с общерусской прессой.

Наиболее наглядно общность еврейской и общерусской печати проявлялась в текстах: цитатах, ссылках одних изданий на другие, причем как еврейские издания заимствовали тексты из общерусских, так и наоборот, российские издания ссылались и цитировали еврейские. Например, Р.М. Кантор отмечал, что газета «Арбайтер Цайтунг» [«Рабочая газета», идиш] представляла собой переработанный перевод народовольческой газеты «Рабочая газета», выходившей под редакцией А.И. Желябова. Р.М. Кантор приводит параллельные тексты передовиц и других текстов обеих газет, совпадающие почти дословно[39]. Еврейская партийная печать была известна русским левым политическим партиям и связана с их партийной прессой. Так, в сборнике «Народоволец» № 4 1903 г., в статье Бурцева «За террор» цитировалась статья из официального органа Бунда «Арбейтер-штиме» [«Голос рабочих», идиш], в которой говорилось о методах революционной борьбы[40].

Все приведенные выше примеры наглядно говорят о том, что еврейская пресса была неразрывно связана с общерусской периодикой и являлась ее частью.

Исходя из всех отмеченных выше аспектов, система еврейской печати представляется пронизанной многочисленными внутренними связями, игравшими немаловажную роль и определявшими как внутреннюю структуру еврейской печати, так и ее место в системе общерусской прессы. Мы рассматриваем еврейскую печать в рамках системного подхода, то есть представляем ее как саморазвивающуюся систему, имевшую трехчленную структуру, базировавшуюся на трех языках: идиш, иврит и русский. Вместе с тем такое разделение не означает отсутствие связей между этими тремя группами печати. Напротив, постоянное развитие системы еврейской прессы сопровождалось непрерывным взаимодействием трех вышеуказанных групп, и соответственно их со всей системой российской периодики. Это взаимодействие осуществлялось в разных формах и на разных уровнях.

Общность русско-еврейских изданий с органами печати на еврейских языках говорит об определенной обособленности русско-еврейской прессы от общерусской периодики, о существенной разнице между русско-еврейскими и общерусскими изданиями. Наряду с этим трехъязычная система еврейской печати являлась составной частью более общей системы общерусской прессы. Между системами печати разных уровней существовали различные связи, что выражалось в определенной общности авторско-редакторского коллектива, обоюдных ссылках и объявлениях о подписке на газеты и журналы.

При систематизации мы прежде всего учитывали политическую направленность издания. Однако в отдельных случаях ее сложно определить, так как она отсутствовала или была нечетко выражена. Например, такие русскоязычные органы печати, как «Еврейская старина», издававшаяся в 1909–1930 гг., и «Вестник еврейского просвещения», возобновившийся в 1913–1916 гг., были сугубо научно-литературными изданиями, ориентированными на интеллигенцию, и не декларировали открыто какую-либо политическую доктрину. Журнал «Еврейская старина» рассматривался его создателями, членами Еврейского Историко-этнографического общества, как журнал для академической ученой аудитории[41], однако современный американский профессор Д. Вейдлингер отмечает, что это издание все же имело националистический характер[42]. Ярко выраженная идеологическая направленность отсутствовала в детских журналах на иврите, к примеру «Га-Ярден» [«Иордан»], 1911 г., «Га-шахар» [«Утро»], 1911 г., «Га-прахим» [«Цветы»], 1907 г. На идише в 1914–1917 гг. выходил первый детский журнал «Ди грининке беймелех» [«Зелененькие деревца»], также не имевший четко заявленной идеологической программы. Таким образом, вследствие специфичности их читательской аудитории некоторые издания были аполитичными.

Для большей части еврейских изданий, выходивших с середины 1890-х гг., была все-таки характерна четко выраженная политическая направленность. На шпигелях газет и журналов открыто указывалась их принадлежность определенным политическим партиям. Так, в 1906 г. в Полтаве выходила русскоязычная «Еврейская рабочая хроника» — орган Поалей-Цион, под редакцией Бера Борохова, лидера этой партии. В 1905 г. в Двинске выпускался ежемесячный «Бюллетень Двинского комитета Бунда и Двинского комитета РСДРП», идеологическая направленность которого определялась самим названием. Среди изданий на иврите выделяется несколько ярко выраженных сионистских органов печати: журналы «Гашилоах» [«Послание»], 1896–1910 гг., «Гаолам» [«Мир»], 1908–1914 гг., и др. При рассмотрении изданий на идише бросается в глаза обилие органов Бунда: «Дер идишер арбейтер» [«Еврейский рабочий»], 1896–1904 гг., «Дер Кампф» [«Борьба»], 1900–1901 гг., «Дер Бунд» [«Бунд»], 1904–1905 гг., «Дер векер» [«Будильник»], 1905–1906 гг., «Хофнунг» [«Надежда»], 1906–1908 гг., и др. Некоторые газеты на идише имели четко выраженную сионистскую направленность: «Унзер лебен» [«Наша жизнь»], 1907–1912 гг., «Гайнт» [«Сегодня»], 1908–1928 гг., и др.

О политической направленности сообщалось в самих изданиях и их анонсах.

«В середине декабря начнет выходить в Вильне большая ежедневная газета социал-демократическая газета на разговорно-еврейском языке «Дер векер». Наши принципы — принципы международной социал-демократии. Наша программа — программа Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России («Бунда»). Наша цель — содействие развитию классового самосознания еврейского пролетариата»[43].

«Дер векер» [«Будильник»], «Классенкампф» [«Классовая борьба»], «Фрейгайтс-глок» [«Колокол свободы»] и другие органы Бунда

«были окрашены в яркий политический цвет и ставили себе целью на конкретных фактах городской жизни, близкой и знакомой каждому рабочему, разъяснять ему общее политическое положение и задачи рабочего класса. Они выхватывали животрепещущие, волнующие вопросы момента и претворяли их в доступный агитационный материал»[44].

Даже в условиях цензурных запретов и нелегального на тот момент положения социал-демократической прессы с ее страниц звучали революционные призывы.

О политической направленности издания недвусмысленно говорят лозунги, под которыми выходили печатные органы. По-видимому, еврейская пресса шла вслед за подобными русскими изданиями и манифестировала таким образом свое политическое кредо. Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — заключительную фразу из «Манифеста коммунистической партии» К. Маркса — можно увидеть на шпигелях следующих изданий: «Дер арбейтер» [«Рабочий»], «Ди геверкшафт» [«Профсоюз»], «Дер идишер арбейтер» [«Еврейский рабочий»], «Ди ройте фон» [«Красное знамя»], «Арбейтер блеттер» [«Листки рабочих»], «Дер глок» [«Колокол»], «Флугблеттел» [«Летучие листки»], «Дер фрайгайтс-глок» [«Колокол свободы»] и многих других. Хотя по какой-то причине на газете Бунда «Фун партай лебен» [«Из партийной жизни»] и ряда других партийных изданий, на которых следовало бы ожидать его увидеть, подобного лозунга нет.

Порой лозунг немного видоизменен. Лозунг «Рабочие всех стран, соединяйтесь!» — на газете «Ди арбейтер штиме» [«Голос рабочих»]. Там же дан еще один лозунг «Единство — это власть рабочих!». На первом номере «Дер идишер арбейтер» [«Еврейский рабочий»] дан лозунг «Рабочие всех стран, соединяйтесь!», а на № 2-3 «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Так или иначе, все эти лозунги недвусмысленно говорят о социал-демократической либо социалистической направленности изданий.

Сионистские идеологи стремились выйти за рамки ортодоксальной марксистской идеологии, сместить акцент на более важную для них национальную составляющую. В журнале «Дер идишер пролетариер» [«Еврейский пролетарий»] и в двух сионистских социалистических газетах «Функен» [«Искры»] и «Хроник фун ционистиш-социалистиш бевегунг» [«Хроника сионистского социалистического движения»] напечатан лозунг «Пролетарии всех народов, соединяйтесь!». «Пролетарии всех наций, объединяйтесь!»[45] — именно так был сформулирован лозунг в русскоязычной газете «Еврейская рабочая хроника», в отличие от общего марксистского лозунга «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!». Ниже дан еще один лозунг: «Еврейские пролетарии всех стран, соединяйтесь под знаменем Поалей-Цион!».

В еврейской прессе встречаются и декларативные сионистские лозунги. На идише в журнале «Идише найе лебен» [«Еврейская новая жизнь»] дан лозунг «Сионизм — наш идеал!», вписанный в маген-довид, наряду с цитатой из пророка Захарии «Любите истину и мир!» [8:19], а также в журнале «Идише фолк» [«Еврейский народ»] приведена ключевая фраза из Базельской программы: «Сионизм стремится создать для еврейского народа обеспеченное законом убежище в Палестине». Характерная особенность многих сионистских изданий на русском языке: «Хроника еврейской жизни» [Петербург, 1905–1906 гг.], «Еврейский народ» [Петербург, 1906 г.], «Кадима» [Одесса, 1906–1907 гг.], «Еврейская жизнь» [Москва, 1915–1916 гг.], «Даркейну» [Чита, 1917 г.], — заключалась в том, что они выходили под одинаковым лозунгом — «Сионизм стремится создать для еврейского народа правоохраненное убежище в Палестине». Этот лозунг был отличительным лейблом сионистской периодики. На обложке сионистского журнала на иврите «Гаолам» [«Мир»], правда, не в дореволюционный период, а только начиная с 1919 г. дан сходный девиз — «Сионизм стремится к созданию защищенного международным законом безопасного убежища для еврейского народа на Земле Израиля», который являлся выдержкой из Базельской программы сионистов. Изначальный вариант, сформулированный Теодором Герцлем, выглядел именно так — «обеспеченное законом», но делегаты Лев Моцкин и Фабиус Шах настаивали на гарантиях международного права для будущего еврейского государства, и в «Гаоламе» лозунг дан в новой редакции. В газете «Еврейский голос», издававшейся в Белостоке и Одессе в 1906–1907 гг., в подзаголовке был помещен лозунг «Самобытности и земли для еврейского народа!». Ниже еще один лозунг призывал: «Еврейские пролетарии всех стран, соединяйтесь под знаменем Поалей-Цион!» — такой же, как в отмеченной выше «Еврейской рабочей хронике» 1917 г.

Социалистические печатные органы, адресованные еврейским рабочим, активно использовали новую символику. Так, на обложке Дер идишер арбейтер» [«Еврейский рабочий»] с № 9 за 1900 г. стал изображаться плакат — рабочие с красным знаменем. Еврейская рабочая пресса отмечала новый пролетарский праздник — 1 мая. Номер «Дер арбейтер» [«Рабочий»] за 30 апреля 1906 г. в честь грядущего праздника 1 мая напечатан красной краской. Передовица посвящена 1 мая. В № 32 газеты «Ди арбейтер штиме» [«Голос рабочих»] за март 1903 г. на всю первую страницу напечатано красной краской поздравление с 1 мая. По словам Иосифа Неймана, уже

«с 1900 г. начинает занимать особенно почетное место в бундовской прессе празднование первого мая. В апреле 1900 г. был выпущен очередной (17-й) номер «Арбейтер штиме» (на красной бумаге) в виде летучего листка, всецело посвященного празднику первого мая… Майская агитация и обзор связанных с первым мая выступлений занимает с этого времени немалое место в литературном материале»[46].

Значительная часть еврейской периодики была представлена партийной прессой. Так или иначе, практически все еврейские печатные органы можно классифицировать по политико-идеологической направленности. Издание, даже будучи сугубо литературным, все же не могло не иметь определенную социально-политическую ориентацию, проявляющуюся в тематике публикуемых произведений, их языке, ориентации на определенную читательскую аудиторию и т.д. Как отмечают современные исследователи,

«…когда мы, например, читаем романы В. Жаботинского или стихи раннего С. Маршака, то обнаруживаем ярко выраженную подчиненность эстетического фактора идеологическому — сионистской идеологии…»[47].

Даже в сугубо научных неполитических изданиях проступают определенные идеологические установки. В том же «Вестнике еврейского просвещения» мы встречаем такую фразу:

«По мере того, как мы срываем завесу сверхъестественности с нашей истории, все рельефнее выступает самобытность и оригинальность народа нашего, и все большее значение приобретают в наших глазах его культурные ценности; поскольку мы докажем деятельное участие народа в созидании наших материальных и духовных богатств, постольку мы возбудим в потомстве его уважение к национальному гению»[48].

Эти рассуждения близки сионистским идеалам: доказывается самобытность, самостоятельность еврейского народа, его право на собственную историю и культуру, приоритет еврейской национальности.

Остановимся на критерии периодичности, который является основным признаком повременной печати[49]. Для русскоязычной еврейской периодики характерны совершенно разные сроки выхода в свет, начиная от годовых альманахов, например, «Еврейская библиотека», издававшаяся в 1871–1880 гг. и возобновившаяся в 1901–1903 гг., и кончая ежедневными газетами, такими как «Еврейский телеграф», выходившей в Одессе в 1914 г. Также имелись многочисленные ежемесячные издания, еженедельные и несколько изданий, выходивших раз в две недели, т.е. два раза в месяц. К последним относился, в частности, «Вестник московского еврейского общества помощи жертвам войны», издававшийся в 1916–1917 гг.

Помимо этого, встречаются и нестандартные сроки выхода. Так, газета «Еврейский избиратель» (1906–1907 гг.) выходила 2 раза в неделю, «Еврейский медицинский голос» (1908–1911 гг.) выходил 4 раза в год. «Вестник еврейского просвещения», издававшийся в 1913–1916 гг., выпускался ежемесячно, однако в летние месяцы (с мая по август) издание прекращалось. Издание было ориентировано на учителей, поэтому журнал выходил только во время учебного года. Журнал «Еврейские известия» (1907–1911) его издатель-редактор Д.Л. Грейс предполагал выпускать еженедельно, однако издание осуществлялось нерегулярно, по мере накопления материала. Чрезвычайно много изданий выходило нерегулярно. Значительное их количество удалось напечатать всего в нескольких выпусках. Например, в 1912 г. вышел один номер «Известий общества распространения правильных сведений о евреях и еврействе», в 1914 г. был издан лишь один номер «Еврейского слова», в 1915 г. вышел один выпуск издания «Кооперация среди евреев». Приостановка издания случалась весьма часто. Мы не собираемся приводить здесь все примеры. Данные по конкретным изданиям можно уточнить ниже, в справочных таблицах.

Подобное разнообразие периодичности было наиболее характерно именно для русско-еврейской и идишистской прессы. На иврите нами выявлено гораздо меньше нерегулярных изданий, для которых характерна бóльшая однотипность: встречаются только ежедневные, еженедельные, ежемесячные и ежегодные издания. Исключение составляет газета «Газман» [«Время»] (1903–1906 гг.), выходившая 2 раза в неделю с ежеквартальным пр-иложением. Также журнал «Га-Керем» [«Виноградник»] в Бердичеве в 1896–1897 гг. выходил один раз в полгода. «Гамелиц» [«Заступник» («Посредник»)] и «Га-Модиа» [«Новости»] (в 1886 г. и в 1914–1915 гг. соответственно) непродолжительное время выходили два раза в неделю. Журнал «Шахарит» [«Утро»] печатался в 1913–1914 гг. два раза в месяц. По словам публициста Я. Каценельсона,

«характерной внешней особенностью современной еврейской литературы является все возрастающее число ежегодных и иных сборников-альманахов на древне-еврейском языке при полном почти отсутствии у нас обычных на других языках ежемесячных [выделено в тексте — И.П.] периодических изданий. Впрочем, последние и раньше собственно не получили у нас сколько-нибудь значительного развития и никогда как-то не признавались нами необходимым элементом или обязательным, так сказать, видом повременно-еврейской литературы»[50].

На идише выходили два раза в месяц «Ди гарбер штиме» [«Голос кожевника»] (1908) и «Ди грининке беймелех» [«Зелененькие деревца»] (1914–1917 и позже); Ицхок-Лейбуш Перец планировал выпускать два раза в год солидный журнал «Идише библиотек» [«Еврейская библиотека»], посвященный литературе на идише. Издание отличалось крайней нерегулярностью. В 1891, 1895 и в 1904 гг. вышло три выпуска журнала. В связи с этим бывает подчас трудно провести границу между журналами и сборниками-альманахами, к разряду которых относятся, в частности, варшавские пасхальные издания «Кол-хамиро» [«Все квасное», арамейский] (1895 г.), «Фрайе тег» [«Свободные дни»] (1910 г.), «Писом верамсес» [«Питом и Рамсес»] (1912 г.), «Маце шмуре» [«Сохраненная маца»] (1914 г.). К ним же можно отнести «Минскер сейдер» [«Минский седер»] (1912 г.). Это образцы подлинно народной печати, издаваемой для самых широких слоев еврейского населения. Их рассмотрение наряду с другими периодическими изданиями даже можно посчитать не вполне правомерным, так как они представляют собой особый переходный тип изданий, отчасти книжный и отчасти периодический. Также среди прессы на идише можно встретить более значительные, но также выходившие нерегулярно литературные альманахи: «Хойзфрайнд» [«Домашний друг»] (1909 г.), «Файерлах» [«Огоньки»] (1910 г.).

Таким образом, можно утверждать, что подгруппа русско-еврейских изданий, будучи наиболее развитой и весьма многочисленной, отличалась бóльшим разнообразием периодичности выхода, по сравнению с прессой на иврите. Подгруппа печати на идише, стремительно развивавшаяся в начале ХХ в., также отличается значительным разнообразием периодичности.

Такое разнообразие периодичности выхода изданий свидетельствует не только о степени развития той или иной системы печати. Этот показатель имеет под собой более глубокие основания. Стоит обратить внимание на периодичность выхода изданий, связанную с еврейским времяисчислением. Издатели учитывали, что выходным днем у евреев была суббота, и стремились напечатать еженедельные газеты и журналы ближе к субботе, чтобы читатели могли вовремя купить их и на досуге почитать. Как правило, это касалось именно еженедельных изданий. Еженедельная «Еврейская мысль» выходила по пятницам, а журнал «Русский еврей» выходил по субботам и еврейским праздникам, как было указано на их шпигелях. «Еврейская рабочая хроника», выпускавшаяся в Петрограде один раз в две недели, выходила по субботам[51]. Журнал Бунда «Наше слово» издавался по четвергам[52]. Журнал «Дер шекер-шильдер» [«Маляр»] выходил каждый четверг. «Дер арбейтер» [«Рабочий»] выходил по пятницам, «Дер глок» [«Колокол»] и «Дер хохем» [«Мудрец»] также выходили по пятницам. Еженедельный журнал «Дер юд» [«Еврей»] выходил по субботам. Исключение составляла сионистская газета «Еврейская жизнь», издававшаяся по воскресеньям[53]. Выход двухнедельнной газеты «Йедиот фун комитет цу организирен дем алрусландишн идишен цузаменфар» [«Новости комитета по организации Всероссийского еврейского съезда] в октябре-декабре 1917 г. не был четко привязан к определенному дню недели. Газета выходила по вторникам, средам либо по пятницам[54].

В связи с этим стоит учесть особенности датировки отдельных еврейских изданий. В русскоязычных изданиях встречаются исключительно русские даты. Прогрессивная русско-еврейская интеллигенция пользовалась в основном общепринятым календарем. Также следует иметь в виду, что первые русско-еврейские издания «Рассвет», «Сион», «День», а также журнал «Восход» были рассчитаны, хотя бы декларативно, в том числе и на русского читателя[55], и поэтому у них не было иной альтернативы, кроме как употреблять общепринятую датировку. Тот факт, что российские маскилы пользовались юлианским календарем, распространенным в Российской империи, представляется вполне закономерным и оправданным.

Печать на еврейских языках имела совсем иной характер. Она была рассчитана исключительно на еврейскую аудиторию, во многом еще остававшуюся в лоне традиции, но в то же время подверженную веяниям современной жизни. Поэтому в изданиях на еврейских языках употребляется преимущественно иудейское летоисчисление со своими датами «от сотворения мира» и своими названиями лунных месяцев. Например, в идишистском журнале «Дер хохем» [«Мудрец»] указаны три даты: 19 июля, 1 августа 1913 г. и 27 таммуза 5673 г. В номере газеты «Дер голцгендлер» [«Лесоторговец»] указаны три даты: 16(29) апреля 1914 г., 3 ияра 5614 г. В русско-еврейской прессе приведен интересный вариант даты рождения Л.С. Каценельсона: 10 Кислева 1846 г[56].

В некоторых изданиях на иврите, в частности, в журнале «Гаолам» [«Мир»] приводится тройная датировка: по Юлианскому календарю, по Григорианскому и в традиционном еврейском исчислении[57]. Подобную тройную датировку можно объяснить тем фактом, что данный журнал начал издаваться в 1907 г. в Кельне. Целый ряд изданий печатался в европейских странах, где в то время использовался григорианский календарь: в Лондоне, Женеве, Вене, Берлине, Лемберге (Львове), поэтому такая датировка вполне объяснима. Некоторые периодические издания имели хождение не только в Российской империи, но и за границей, поэтому для удобства почтальонов и читателей приводились все три даты. Даты по новому стилю в газете «Фольксфайтунг» [«Народную газету»] даны на польском языке. В Царстве Польском отчасти использовался Григорианский календарь, и, хотя сама газета выходила в Вильне, видимо, для ее распространения в польских губерниях применялся новый стиль. Впрочем, и в некоторых общерусских изданиях, например в газете «Копейка», на рубеже XIX–XX вв. также применялась двойная датировка: по новому и по старому стилю[58].

Обычно даты указывались на шпигеле, гораздо реже — в конце номера, как например, в «Флугблеттел» [«Летучих листках»], издававшихся в Ковно, Гродно и Вильне.

При типологизации еврейских изданий были учтены данные об их тиражах. В нашем распоряжении имеется информация о тиражах 15 русско-еврейских изданий, 26 органов печати на идише и 8 — на иврите. Несмотря на ограниченность сведений, можно говорить об определенной картине, достаточно адекватно отражающей степень распространенности отдельных подсистем печати в читательской аудитории.

Вопрос о степени распространенности еврейской прессы до сих пор остается дискуссионным. Ученые по-разному смотрят на эту проблему, руководствуясь различными данными, приводят те или иные цифры и суждения. По утверждению одной современной исследовательницы, в 1903 г. общий тираж изданий, предназначенных для еврейских читателей в России, составлял 20 тысяч экземпляров[59]. 

Табл. № 2. Тиражи изданий на иврите: 

Наименование издания Годы издания Место издания Тип издания Тираж
1. «Гаасиф» [«Жатва»] 1884–1888, 1893 Варшава Ежегодный журнал 7 000 экз.
2. «Газман» [«Время»] 1903–1915 Петербург, с 1904 г. Вильна Газета, выходила 2 раза в неделю, с 1904 г. — ежедневно 8 000 экз.
3. «Гаолам» [«Мир»] 1907–1914 В 1907 г. Кельн, с 1908 г. — Вильна, в 1912–1914 гг. Одесса Еженедельный журнал 3 000 экз.
4. «Гамагид» [«Проповедник»] 1856–1903 Лыка (Пруссия), ныне Элк, Польша, Берлин Еженедельный журнал 1 800 экз.
5. «Гамелиц» [«Заступник» («Посредник»)] 1860–1904 Одесса, с 1871 г. —
С.-Петербург
Еженедельная газета 1 500 экз.
6. «Гацефира»

[«Рассвет»]

1862–1915 Варшава (в 1874–1875 гг. — Берлин) Еженедельная, с 1886 г. ежедневная газета 10 000 экз.
7. «Гашахар» [«Утренняя заря»] 1868–1884 Вена Ежемесячный журнал 800–1 000 экз. (в России)
8. «Минхат Бикурим» [«Первые плоды»] 1834 Вильна Альманах 300 экз.

Показательно, что о тиражах периодических изданий на иврите мы знаем меньше всего. Эта подгруппа еврейской прессы была сравнительно малораспространенной, по сути — элитарной. Особенно бросаются в глаза слишком малые тиражи маскильских изданий XIX в.: «Минхат Бикурим» [«Первые плоды»], рукописный альманах, выпущенный С. Фином в Вильне, насчитывал только лишь 300 экземпляров; тираж ежемесячного журнала «Гашахар», издававшегося П. Смоленскиным в Вене, но распространявшегося преимущественно в России, составлял всего от 800 до 1 000 экземпляров. На общем фоне выделяются газеты «Газман» [«Время»] и «Гацефира» [«Рассвет»], тиражи которых достигали, соответственно, 8 и 10 тысяч экземпляров, а также почти не уступавший им журнал «Гаасиф» [«Жатва»] с 7 тысячами подписчиков. Эти тиражи вполне соответствовали норме, характерной для уровня развития периодики рубежа XIX—XX вв.

О русскоязычных изданиях, как о наиболее изученных, мы располагаем достаточно подробной информацией.

Табл. № 3. Тиражи изданий на русском языке:

Наименование издания Годы издания Место издания Тип издания Тираж
1.

 

«Будущность» 1900–1904 Петербург Еженедельный журнал 2 100 экз.
2. «Вестник
еврейского
просвещения»
1913–1916 Петербург Ежемесячный
журнал
1 000 экз.
3. «Восход» 1881–1899 Петербург Ежемесячный
журнал
2 600 —
4 000 экз.
4. «Еврейская библиотека» 1871–1880 Петербург Ежегодный альманах 400 экз.
5. «Еврейская рабочая
хроника»
1905–1906 Полтава Газета, выходила 2 раза в месяц 6 000 экз.
6. «Еврейская старина» 1909–1930 Петербург Ежеквартальный
журнал
500 экз.
7. «Еврейский народ» 1906 Петербург Еженедельная газета 4 500 экз.
8. «Книжки Восхода» 1899–1906 Петербург Ежемесячный
журнал
4 000 экз.
9. «Молот» 1906 Симферополь Ежемесячный
журнал
2 400 экз.
10. «Рассвет» (I) 1860–1861 Одесса Еженедельный
журнал
600 экз.
11. «Рассвет» (II) 1879–1883 Петербург Еженедельный
журнал
Более 3 500 экз.
12. «Рассвет» (III) 1907–1915 Петербург Еженедельный
журнал
Более 10 000 экз.
13. «Рассвет» (IV) 1917 Петроград Газета 25 тыс. экз.
14. «Свобода и равенство» 1907 Петербург Еженедельная газета 2 000 экз.
15. «Хроника еврейской жизни» 1905–1906 Петербург Еженедельная газета 5 000 экз.

Судя по приведенным данным, тиражи русско-еврейской периодики были достаточно скромными, не превышали десятитысячный предел. Лишь газета «Рассвет» уже в июле 1917 г. достигла тиража 25 тыс. экземпляров, но это единственное исключение. Такое специальное издание, как «Еврейская старина», рассчитанное на узких круг специалистов — еврейских ученых-гуманитариев — выходило в 1912 г. тиражом всего лишь около 500 экземпляров[60].

Тиражи изданий на идише были более высокими. Минимальный тираж— до 3 тыс. экз. имели 8 изданий из 26, средний тираж — от 4 до 20 тыс. экз. — 11 изданий, наиболее высокие тиражи — от 20 до 150 тыс. экз. — 6 изданий.

Табл. № 4. Тиражи изданий на идише:

Наименование издания Годы
издания
Место издания Тип издания Тираж
1. «Дер арбейтер»
[«Рабочий»]
1898–1907 Варшава Еженедельный журнал 20 000 экз.
2. «Ди арбейтер штиме» [«Голос рабочих»] 1896–1905 Зап. Европа Газета 2 500 — 3 000 экз.
3. «Варшауэр идише
цайтунг» [«Варшавская еврейская газета»]
1867–1868 Варшава Еженедельная газета 180 экз.
4. «Дер вег» [«Путь»] 1905–1907 Варшава Ежедневная
газета
9 000 экз.
5. «Гайнт» [«Сегодня»] 1908–1928 Варшава Ежедневная
газета
100 000 экз.
6. «Дер глок» [«Колокол»] 1906 Варшава Еженедельная
газета
10 000 экз.
7. «Дер идишер арбейтер»
[«Еврейский рабочий»]
1896–1904 Зап. Европа Журнал 1 000 экз.
8. «Идише библиотек»
[«Еврейская
библиотека»]
1891–1895 Варшава Журнал, выходивший 2 раза в год 2 000 экз.
9. «Дер идишер
пролетариер»
[«Еврейский пролетарий»]
1906 Екатеринослав Журнал 8 000 экз.
10. «Идишес тагеблат»
[«Еврейская ежедневная
газета»]
1906–1911 Варшава Ежедневная газета 54 000 — 70 000 экз.
11. «Идише фольк»
[«Еврейский народ»]
1906–1908 Вильна Еженедельная
газета
2 800 — 4 000 экз.
12. «Идишес фольксблат»
[«Еврейский народный
листок»]
1906–1911 ? Ежедневная
газета
80 000 экз.
13. «А илюстрирте копейке»
[«Иллюстрированная копейка»]
1914 Варшава Юмористическая ежедневная
газета
6 000 экз.
14. «Дер кампф» [«Борьба»] 1906 Вильна Газета 4 000 экз.
15. «Коль мевашер» [«Голос
возвещающий», иврит]
1892 Одесса Журнал 6 000 экз.
16. «Кол-Хамиро»
[«Все квасное», арамейский]
1895 Варшава Сборник 900 экз.
17. «Маце шмуре»
[«Сохраненная маца»]
1914 Варшава Сатирико-
юмористический
листок
5 000 экз.
18. «Минскер сейдер»
[«Минский седер»]
1912 Минск Листок 2 500 экз.
19. «Дер момент»
[«Момент»]
1910–1939 Варшава Ежедневная
газета
150 000 экз.
20. «Ди рускиш-ипонише милхоме»
[«Русско-японская война»]
1904 Варшава Газета 3 000 экз.
21. «Социалистиш флугблат»
[«социалистический летучий листок»]
1906 Вильна Газета 5 000 экз.
22. «Файерлах» [«Огоньки»] 1910 Лодзь Сборник 2 000 экз.
23. Флугблеттел. Ковно 1903–1904 Ковно Газета 1 200 — 1500 экз.
24 «Фолксцайтунг» [«Народная газета»] 1906–1907 Вильна Ежедневная газета 10 000 экз.
25. «Фрайнд» [«Друг»] 1903–1914 Петербург, с 1909 г. Варшава Ежедневная газета 50 000 экз.
26. «Дер эндик» [«Индюк»] 1912 Варшава Журнал 6 000 экз.

Тиражи периодических изданий, как правило, росли из года в год, поэтому иногда сведения в разных источниках могут отличаться друг от друга. При сравнении тиражей следует иметь в виду, что в таблицах приведены сведения об изданиях разного рода, между тем сопоставление, скажем, высоких тиражей юмористических изданий с не столь значительными тиражами изданий аналитического характера не вполне правомерно. Также следует учитывать, что некоторые органы печати выходили нелегально за границей и затем распространялись в царской России в непростых условиях, поэтому их сравнение с легальными изданиями также не может быть объективным. Неимоверно малые тиражи первых еврейских изданий начала и середины XIXв. не идут ни в какое сравнение с многотысячными тиражами крупнейших газет предреволюционной эпохи.

О тиражах еврейских изданий мы можем косвенным образом узнать и из других источников. На некоторых номерах «Фолксфайтунг» [«Народной газеты»] (II), хранящихся в ЦСПИ ГПИБ, имеются цензурные расписки, прикрепленные печатями к первой странице (№ 345, № 370, 386, 394, 430). Они гласят

«Расписка канцелярии Виленского инспектора по делам печати. Узаконенное число экземпляров отпечатанной в типографии И.М. Баскинда в Вильне без предварительной цензуры ежедневной газеты «Volkszeitung» № 1449 в количестве 9 000 экземпляров и заключающей в себе 1 лист в 1 долю листа канцелярией Виленского инспектора по делам печати получено. г. Вильна. Мая 2-я дня 1907 г.».

На последующих расписках указано другое количество экземпляров — 10 000, 9 600, 9 300, 8 000.

Имеющиеся данные говорят о многом. Несмотря на то, что количество русско-еврейских изданий было чрезвычайно велико, их тиражи заметно уступали прессе на идише. Это вполне объяснимо, так как идиш был наиболее распространенным языком в еврейской среде. Согласно переписи 1897 г., он был родным для 97% еврейского населения[61]. В то же время, справедливо отмечает Д. Вейдлингер, «для многих еврейских мужчин, особенно тех, кто разделял просвещенческие наклонности и притязания, идиш был прежде всего разговорным языком, в то время как иврит был языком письменности. В течение девятнадцатого столетия, однако, русский язык оспаривал позиции иврита как языка знания, власти и авторитета»[62].

(продолжение следует)

Литература

[1] Архангельская И.Д., Воронкова С.В., Воронцова Е.А., Орлова Е.В. Периодическая печать России начала XX века. М., 1992. С. 8.

[2] Конштам А.М. Журналы для еврейских детей // Вестник еврейского просвещения. 1915. № 32. С. 27-46.

[3] РГАСПИ, Ф. 271. Оп. 1. Д. 211. Л. 16.

[4] «Восход»-«Книжки Восхода», роспись содержания., СПб, 2001, С. 51.

[5] Там же, С. 88, 110.

[6] Там же, С. 136, 200.

[7] Последние известия. 1905. № 207. С. 5; № 209. С. 4; № 213. С. 7.

[8] Псеводоним Аврома Ревуцкого (1889–1946).

[9] РГАСПИ, Ф. 272. Оп. 1. Д. 69. Л. 52.

[10] В данном случае имеется в виду журнал «Еврейская жизнь», выходивший в Петербурге в 1904–1907 гг. Существовала еще и газета «Еврейская жизнь», выпускавшаяся в Москве в 1915–1916 гг.

[11] Cohen N. The Yiddish Press and Yiddish Literature: a fertile but complex relationship // Modern Judaism. 2008. № 2(28). P. 150.

[12] Пример публикаций переводов с идиш в русско-еврейской печати: Из рассказов Шолома Аша. Перев. с жаргона. Ю. Б. // Еврейская жизнь. 1905. № 1. С. 34-46; Шолом-Алейхем. Годель: Совершенно новая история молочника Тевье, приключившаяся с ним в самое последнее время и пересказанная дословно Шолом-Алейхемом // Книжки Восхода. 1906. № 3. С. 101–115.

[13] Еврейское студенчество. 1914. № 3-4. С. 9.

[14] Фруг С.Г. Иудейская смоковница. Воспоминания. Очерки. Фельетоны. Иерусалим, 1995, С. 209.

[15] Наше слово. 1906. № 7. С. 10.

[16] Каценельсон Я. Библиография // Книжки Восхода. 1900. № 6. С. 121–123.

[17] Там же. С. 122.

[18] Переферкович Н.А. Библиография // Книжки Восхода. 1906. № 3. С. 162.

[19] Рассвет. 1882. № 13. С. 489.

[20] Кадима. 1906. № 3. С. 3.

[21] Там же. С. 3.

[22] Л. М. Мысли об идишизме // Еврейское студенчество. 1914. № 3-4. С. 25.

[23] Отзывы о книгах // Вестник еврейского просвещения. 1914. № 29. Ч. II. Еврейское библиотечное дело. С. 21-30.

[24] Чернович С. Литература в бегах // Еврейская жизнь, 1915, №5, 2 августа 1915, С. 10.

[25] См., напр.: Еврейская старина. 1913. № 2.

[26] См. напр.: Гаолам. 1908. № 2. Передний форзац — объявление о подписке на газету «Рассвет»; Гаолам. 1908. № 2. С. 14 — объявление на газету «Унзер лебен» [«Наша жизнь»]. Все указанные издания были сионистскими.

[27] Дер Гамоин, 1903. № 1. С. 83.

[28] «Восход», 1893, № XII, часть II, С. 80.

[29] «Восход», 1894, № XII, часть III, С. 28.

[30] Там же, С. 27.

[31] Там же, С. 27.

[32] Там же, С. 25.

[33] Там же, С. 30.

[34] Дер гольцгендлер. 16(29) апреля 1914 г., С. 18.

[35] Еврейская рабочая хроника. 1906. № 3.

[36] Война и евреи. 1915. № 12. последний форзац.

[37] Львов—Рогачевский В. Русско-еврейская литература. М., 1922. С.159.

[38] Восход. 1885. № 1, ч. II. С. 57-60.

[39] Кантор Р.М. «Арбейтер Цайтунг» 1881 года // Еврейская летопись. Т. 3. М.-Л., 1924. С. 197-204.

[40] Geifman A. Thou shalt kill. Revolutionary terrorism in Russia. 1894 — 1917. New Jersey, 1993. P. 89, 289.

[41] Veidlinger J. Jewish public culture in the late Russian empire. Bloomington, 2009. P. 249.

[42] Ibid. P. 247.

[43] Дер векер, 1900. № 3. С. 12.

[44] РГАСПИ, Ф. 271. Оп. 1. Д. 211. Л. 31.

[45] Еврейская рабочая хроника (II). 1917. № 1. С. 1.

[46] РГАСПИ, Ф. 271. Оп. 1. Д. 211. Л. 16.

[47] Кобринский А. К вопросу о критериях понятия «русско-еврейская литература» // Вестник Еврейского университета в Москве. 1994. № 1. С. 107.

[48] Магазаник А.Л. Библия и еврейская школа // Вестник еврейского просвещения. 1913. № 24. С. 14.

[49] Thiele M. Geschichtsvermittlung in Zeitungen // Geschichte und Öffentlichkeit. Göttingen. 2009. S. 186–187.

[50] Каценельсон Я. Библиография // Книжки Восхода. 1900. № 6. С. 121.

[51] Еврейская рабочая хроника. 1917. № 1. С. 1.

[52] Наше слово. 1906. № 9. С. 1.

[53] Еврейская жизнь. № 9. Воскресенье, 30 августа 1915 г,

Еврейская жизнь. № 10–11. Воскресенье, 6 сентября 1915 г.

Еврейская жизнь. № 12. Воскресенье, 20 сентября 1915 г.

[54] Йедиот фун комитет цу организирен дем алрусландишн идишен цузаменфар,

№ 1, 4 (17) октября 1917 г. (среда)

№ 2, 17(30) октября 1917 г. (вторник)

№ 5, 6 декабря 1917 г. (среда)

№ 6, 20 декабря 1917 г. (среда)

№ 7, 29 декабря 1917 г. (пятница)

[55] Цинберг С.Л. История еврейской печати в России в связи с общественными течениями. Пг., 1915. С. 47.

[56] Гинзбург С.М. К 35-летию литературной деятельности д-ра Л.С.Каценельсона // Вестник еврейского просвещения, 1915, № 32, C. 55.

[57] На шпигеле одного из номеров этой газеты указаны три даты: 22 января 1913 г. (по юлианскому календарю), 4 февраля 1913 г. (по григорианскому календарю) и 14 швата 5673 г. (по иудейскому летоисчислению).

[58] Подробнее о датировке еврейских изданий смотри: Печенин И.В. Восприятие времени на страницах дореволюционной еврейской печати в Российской империи // Тирош. Труды по иудаике. Вып. 12. М., 2012. С. 168–176.

[59] Abrevaja Stein S. Faces of protest: Yiddish cartoons of the 1905 revolution // Slavic Review. 2002. № 4(61). P. 735.

[60]Armborst K. Die Zeitschrift „Evrejskaja Starina“. Wissenschaftlicher Kommunikationsort und Sprachrohr der Jüdischen Historisch-Ethnographischen Gesellschaft in St. Petersburg // Zeitschrift für Religions- und Geistgeschichte. 2006. № 1(58). S. 42.

[61] Veidlinger J. Jewish public culture in the late Russian empire. Bloomington, 2009. P. 77.

[62] Ibid. P. 77-78.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math