Номер 2(97)   2018 года  
Культура

Евгений Беркович
Братья Манн в «Двадцатом веке». Страница биографии, о которой писатели предпочитали не вспоминать
При всей умеренности тона, которым Томас Манн говорит о евреях, нет никаких сомнений в том, что он во время работы в журнале «Двадцатый век» полностью разделял антиеврейские взгляды старшего брата. Мнение известного исследователя творчества автора «Будденброков» Генриха Детеринга (Heinrich Detering) о том, что отношение юного Томаса к евреям уже тогда было двойственным, как говорят психологи, амбивалентным, основывается на недоразумении.



Шуламит Шалит
Сюита жизни Йоэля Энгеля
В 1917 году Шаляпин на петербургской сцене, вслед за гимном «Ха-Тиква» исполнил сочинение Энгеля «Лежит дитя в колыбели». В 1920–21-м мы видим Энгеля в подмосковной Малаховке. Лучшие деятели еврейской культуры прибыли туда не на фестиваль, не на присуждение каких-либо премий или званий, а ради еврейских сирот, детей беженцев, собранных в Малаховском доме-колонии.


Иудейские древности

Сергей Чевычелов
История Иудеи I века
Ко времени создания первого греческого, и вообще первого, перевода Торы ученик Платона Ксенократ возвысил богов до полного личного невмешательства в дела мира, разделил демонов на злых и добрых, передав им функцию посредников между богами и людьми, списав также на счёт злых демонов всё скандальное и неблагопристойное, что говорилось в мифологии о богах.


Израильские хроники

Александр Шульман
Феликс Беатус — израильский танкист №1
Трагические судьбы советских евреев-добровольцев, решившихся принять участие в Войне за Независимость Израиля, полностью опровергают ложь и фальсификации о якобы «помощи сталинского СССР» молодому Еврейскому государству, получившие широкое распространение в сегодняшней России. Майор Феликс Беатус принимает решение совершить побег из Польши и добровольно примкнуть к еврейским боевым формированиям в Эрец Исраэль.


История

Яков Корман
Как погиб Александр Галич
Галич купил какую-то новую американскую радиоаппаратуру и копался в ее внутренностях. Ангелина Николаевна вышла за покупками, а когда вернулась, увидела мужа лежащим на полу со странными ссадинами на голове. Срочно вызванный врач попал в автомобильную пробку, а когда добрался до места, Галич был уже мертв. Он умер от удара электрическим током.



Яков Рабинер
«Жизнь прожить — не поле перейти». Документальная повесть
Всё круто изменилось для киевских евреев, когда Крещатик потряс мощный взрыв. Один, за ним — другой. И вот уже целая серия мощных взрывов. Забитые немецкими офицерами гостиницы, клубы, рестораны — всё, что отвела для себя в качестве наиболее лакомого кусочка Киева нацистская элита поднялось в воздух, упало в жаркие объятия высокого огня, осела пеплом на раскалённые чудовищным пожаром тротуары и мостовые.


Люди

Эдуард Скульский
Хаим Белый. История жизни и деятельности
Хаим Белый ― ветеран сионистского движения в России, узник Сиона, ветеран профсоюзного движения, «Хаганы», партии «Мапай» ― «Авода», участник борьбы с нацизмом, орденоносец, Почетный гражданин г. Петах-Тиквы, Почётный член Совета рабочих объединённого профсоюза Израиля, бывший член городского Совета и руководитель его подразделений.


Мемуары

Светлана Колокольцева
История семьи*
Бабка никогда не рассказывала про лагерную жизнь. Даже сам факт заключения держался в строжайшем секрете. Я узнала об этом случайно, когда уже после ее смерти разбирала горы старья, скопившиеся в нескольких фанерных чемоданах. Среди прочих бумаг лежала справка от 48-го года об освобождении из мест заключения Терман Лии Арии-Ейховны.



Марк Гинзбург
Успеть отдать долги
Но отряд, с которым связался Семен, остро нуждался в оружии, и в разведку вместе с Семеном был направлен парень из местных жителей, которому было приказано: «Удостовериться в наличии склада оружия, запомнить подходы к складу, а затем расстрелять Семена».


Опыты в стихах и прозе

Исаак Фридберг
Господин Мойше. Роман*чик*
Последний русский император тоже любил стрелять по воронам. Узнав об этом, Господин Мойше не удивился редкому пристрастию – видел в детстве, как это бывает.  Что могло быть общего у последнего императора – с молодым чекистом, приехавшим в Прибалтику утверждать советскую власть?



Илья Коган
Жизнь моя…
Восьмого мая с утра город бурлил, кипел, ликовал - война кончилась! Кто сказал? Все говорят! По радио - марши, песни… Нет, опять приказ - то ли Лейпциг, то ли Дрезден...! И только в четыре часа утра Девятого Мая закричал, загремел Левитан на весь Сталинград, на всю страну - ПОБЕДА!!!


* - дебют в журнале