Номер 2(93)   2017 года  
Герои, праведники и другие люди. Из истории Холокоста и Второй мировой войны

Яков Рухман
Моя жизнь. Главы из книги
Война началась в воскресенье, и уже на следующий день папа и дядя Абрам были вызваны в военкомат и через несколько дней вместе с другими военнообязанными местечка отправлены на барже в Витебск. Мы остались без мужчин.


Иудейские древности

Дан Берг
Не уклоняй сердце твое
Несчастен и беден Иерусалим. Яков благоразумно не выставляет на обозрение свое богатство, укрывая его от завидущих глаз христиан и мусульман, да и своих единоверцев тоже. Нехорошие слухи доходят из-за моря, будто крестоносцы готовят новый поход. Франки опять ожесточились к иудейству, и мусульмане в волнении, и знают многоопытные евреи злой смысл знамений этих.


История

Моше Черняев
Хазарская переписка: домыслы и предположения*
Трактовка давно прошедших событий — вещь всегда в чем-то спорная, то, что нам иногда преподносится как историческая истина в последней инстанции, может являться отполированной схемой, сделанной в угоду политической конъюнктуре на определенном историческом этапе или частным взглядом исследователя.



Сергей Чевычелов
История Иудеи I века
Только мягкой уступчивости школы Гилеля нужно приписать тот факт, что разногласия между школами не привели к нарушению внутреннего мира, и между сторонниками обоих Домов, отличных друг от друга по многим основаниям, сохранились дружеские отношения.


Люди

Шуламит Шалит
В полночь с Бяликом
Проследить историю создания того или иного произведения, дружбу с Агноном, с художником Х. Гликсбергом, историю взаимоотношений, творческих и житейских, с его друзьями и просто современниками, осмыслить роль поэта в жизни его народа ― всё это темы, интересные необыкновенно, и все они увлекательны.



Элиэзер Рабинович
Георгий Демидов — неизвестный великий русский писатель
Не было у Сталина ни идеологии, ни цели иной, кроме достижения, сохранения и поддержания ничем неограниченной личной власти. Правда, этого можно было достичь куда меньшими репрессиями. Но ни он, ни Робеспьер не могли остановиться.


Мемуары

Марк Гинзбург
Пока мы помним
Жизнь наших дедов и прадедов продолжают помнящие и почитающие их потомки. Собиратели и хранители бесценных документов, фотографий, писем, записей, бережно передаваемых из поколения в поколение.


Опыты в стихах и прозе

Ури-Цви Гринберг
Евгений Дубнов
Ури Цви Гринберг: Стихи. Перевод с иврита Евгения Дубнова
Рана каждая, Времени врезка в меня, Ему вход открывает;
Скрытый огонь вырывается в искрах мгновений.
И это моя судьба, приговор мой, доколе закат не пришел




Борис Геллер
Спущенное колесо, или Похождения конторщика Рабиновича
Разведки разных стран дружат и соперничают одновременно. Это такая любовь на расстоянии вытянутой руки: я тебя не трогаю, а ты — меня, но давай поговорим по душам. Как там сказал Генри Киссинджер? "Не бывает дружественных разведок, бывают только разведки дружественных нам стран".