Архив автора: Editor_Bella

Серафима Лаптева: День Рождения зимой 1941 года

 1,684 total views,  2 views today

В эвакопункте их зарегистрировали, то есть записали имя отчество и фамилию, сколько лет, откуда они прибыли. Мама ― Рахиль Львовна Каган, родом из города Николаева. Трое детей, муж на фронте. Выдали талоны на продукты, в баню и записали в очередь на пароход в город Красноводск. Очередь, объяснили, подойдет через полтора месяца. А пока идите в порт и ищите себе место.
Читать далее

Дмитрий Жаботинский: Воспоминания, факты, образы. страницы из жизни еврейского актёра

 2,708 total views

Я уже давно знаю, что в Москве существует еврейский театр под руководством А. Грановского. Ходят слухи о талантливом актёре С. Михоэлсе. Я пишу туда письмо и получаю ответ, что я могу поступить только в студию при театре, где нужно учиться три года. Я уже решил ехать туда экзаменоваться. Но… колесо моей судьбы повернулось иначе…
Читать далее

Эдуард Скульский: Мы не с Луны свалились

 1,638 total views

Обманчив вид томов, напоминающих скучные бухгалтерские книги. Но как только коснется их рука неравнодушного человека, первое ощущение отступает. Читатель входит в другое время. Тексты вновь приводят в движение прошлую жизнь, людей. В строках оживают их слова и дела, их помыслы, заблуждения и прозрения, их надежды и разочарования, их любовь и ненависть.
Читать далее

Инна Кушнер: «Наш Лёвушка…». Лев Лунц, 1901–1924

 5,037 total views,  3 views today

Левушка же, которому в 1921 г. только что исполнилось 20 лет, категорически отказался покинуть Россию. Он не представлял себе жизни без той литературной среды, в которой тогда вращался, без прекрасных педагогов, у которых занимался и учился мастерству, без своих друзей по группе «Серапионовы братья», без университета, который ему надо было окончить, и, наконец, без любимого Петербурга.
Читать далее

Шуламит Шалит: Тель-Авив ― его любовь

 3,175 total views,  3 views today

Разумеется, не только Нахум Гутман любил Тель-Авив. Когда в начале 1930-х годов начали сносить уже «немодные» дома, в том числе гимназию «Герцлия», чтобы строить на их месте высотные здания, поэт Н. Альтерман почти плакал (стихотворение «Лишний», 1934).
Читать далее

Фауст Миндлин: Лия Бугова и Одесский Госет

 2,413 total views

Обида за еврейское искусство вела к единственно возможному: не потакать стремлению выжить за счёт национального унижения. Конъюнктурные прыжки и ужимки, потеря достоинства и трусость становились для Буговой невыносимыми, не оправдывались никакими обстоятельствами. Позиция актрисы требовала рассмотрения возможностей её дальнейшего использования. Драматургия и режиссура здесь были монополией партии.


Читать далее

Сергей Чевычелов: История Иудеи I века

 3,722 total views,  1 views today

Ба влетала в гробницу и опускалась у западной стены, около изображения двери в потусторонний мир. Через эту дверь навстречу Ба выходил Ка. По их зову к саркофагу с мумией собирались боги. Торжественно воздев руки, они произносили волшебные заклинания, и человек воскресал из мёртвых. Воскресший египтянин ― это одновременно его загробное (метафизическое) тело, его душа Ба и его дух Ка, причём тело и мумия ― не одно и то же. Читать далее

Йеѓуда Векслер: Перевод песни Зюскинда из Тримберга

 1,304 total views

В стихах Зюскинда ясно обнаруживаются реминисценции из Священного Писания и Талмуда, а их пессимизм свидетельствует о том, что и он испытал унижения и преследования.
Читать далее

Лев Медынцев: Письма с фронта

 1,729 total views

И есть одна вещь, которая объединяет прошлое и настоящее ― память о Холокосте, поднимающийся гнев, не утихающий со временем. Многие считают Холокост признаком того, что Бог отвернулся от своего народа. Нет, нет и нет! Если бы он отвернулся, Гитлеру удалось бы нас уничтожить, а народ уцелел, выжил, стал сильнее, мудрее, вернулся на свою обетованную землю.
Читать далее

Ганс Гюнтер Адлер: Стихи из концлагеря. 1942–1945

 3,277 total views

Уходит память о Терезине, о Колыме, некоторые уже представляют это как нечто пожалуй что и полезное, необходимое, упорядочивающее. А какая была в 1930-е, в 1940-е боль, когда узнавали о тех, кто только что стал лагерной пылью! И как больно сейчас, когда вот-вот окажется, что мучились они даже ни для чьей памяти.
Читать далее