©Альманах "Еврейская Старина"
   2019 года

448 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Ерушалаим, сердце моё!
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слёз?

Юлий Ким, Игорь Бяльский

Юлий Ким           

ВРЕМЯ СКЛАДЫВАТЬ КАМНИ

(Либретто мюзикла в двух актах)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПРОРОК
ВАЛТАСАР, последний царь Вавилона, КИР, ДАРИЙ  — Персидские цари

ЗРУБАВЕЛЬ, НИСИМ, ЙОНА, НЕХАМА — иудеи

РАХЕЛЬ (ее дочь), ТАМАР (красавица) — иудеи

ШИМШАЙ, предводитель Шомрона

Пролог пророка

Реет над бездной дух, катится круг времён
Реки текут к морям, в небо глядятся души.
И восстает из тьмы огненный Вавилон —
Сто покорит племён, сто городов порушит.

В небе гудит набат, миг— и уже дрожит
Вовсе не горний свет, а серебра и злата.
Солнце летит в закат, ворон во тьме кружит.
Миг — и любимый брат возненавидит брата.

И загорится дом, и запылает Храм,
И разметает жар камни Ерусалима.
Стелется чёрный дым, реки текут к морям.
Бездна полна времён, духом одним хранима.

Может, и сладок плен, но и чужбине — срок.
У вавилонских рек слёзы не лить веками.
В мире, где всё течёт, всё-таки есть отсчёт —
Отчего края лад, краеугольный камень.

Скальных его пород не сокрушить царям.
Даже царям царей с места его не стронуть.
Вечер ползёт угрюм, ветер свистит упрям.
И возродится род, чтобы любить и строить.

Вот он — во мраке бед, вот он — во тьме разрух,
Вновь поднимает Храм, чтобы стоял веками.
Катится круг времён, реет над бездной дух
И озаряет нам краеугольный камень.

Хор:

Ерушалаим, сердце моё!..
Что я спою вдали от тебя,
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слёз?

1
В Вавилоне в своем дворце пирует царь Валтасар в кругу гостей и приближенных. Поодаль жмется группа иудеев.

Гости:

Наполним веселием наши сердца,
Нальем эти чаши полней,
И грянем погромче на все голоса
Во славу твою, царь царей!
Будь славен, Валтасар!
И днесь и вовеки веков!
Пусть кончатся крахом, развеются прахом
Козни проклятых врагов!

1 гость:

Великий воин Кир
Пришел под Вавилон,
И только лишней суеты
Себе подбавил он!
Великий воин Кир
Стоит у наших стен,
Зачем пришел, куда пришел —
Забыл уже совсем!

Валтасар:

Кир! Кир!
Ты слышишь ли, о, мой надменный Кир?
Кир! Кир!
Как любим мы тебя, почтенный Кир!
Кир!
Премудрый Кир!
Царь баранов и ослов кумир!

2 гость:

Великий воин Кир!
Скажи своим ослам,
Что наш могучий Вавилон
Ослам не по зубам!
Когда же там у вас
Закончится припас,
Дерьма кусок и сена клок
Всегда найдем для вас!
Валтасар: Кир! Кир!
Ну, где же ты, о, мой упрямый Кир?
Кир! Кир!
Иди сюда на этот пьяный пир!
Кир!
Давай не стой!
К нам не хочешь — так пошел домой!

Гости:

Великий воин Кир!
Давай шагай, не стой!
А ну, давай, а ну, шагай,
А ну, пошел домой!
А мы уж как-нибудь
И выпьем, и споем,
Как жили раньше без тебя,
Так дальше проживем!
Будь славен, Валтасар!
Днесь и вовеки веков!
Пусть кончатся крахом, развеются прахом
Козни проклятых врагов!

Валтасар (к иудеям):

Иудейские пленники! Разве вы в самом деле
До сих пор всё скучаете о своей Иудее?
О своем Ерусалиме? О разрушенном храме?
Уж полвека прошло, как живете вы с нами.
Дети ваших детей родились в Вавилоне.
Разве могут они тосковать о Сионе?

(к юной Рахели):

Эй, ты! Поди сюда. Не бойся, спой.
Спой что-нибудь такое, ваше,
Что вы поете меж собой
В застолье, осушая чаши.
Пой! Веселей! Потешь царя —
И он вознаградит тебя.

Рахель (поет, одна):

Там, возле рек Вавилонских
Как мы сидели и плакали.
К нам приходили смеяться:
«Что вы сидите и плачете?
Что не поете, не пляшете?»

Ерушалаим, сердце мое —
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слез?..

Валтасар:

Молчать!
Чему вы учите своих детей?
Я не затем созвал моих гостей,
Чтоб слушать эту вашу дребедень!
Эй!
Подайте плеть:
Я научу её плясать и петь!

Но тут за дочь вступается НЕХАМА

Нехама

Ай-ай-ай-ай, Валтасар, Валтасар!
Ты протри свои глазёнки — что ты хочешь от девчонки?
Перед ней владыка мира — сердце в пятки, ум затмило,
Тут любой с ума поедет — вот она стоит и бредит,
Плачет о Ерусалиме — хоть не видела в помине,
Хоть вокруг со всех сторон — славный город Вавилон!
Друг народов и племен…

Иудеи:

Славный город Вавилон!

Нехама:                                Иудеи:

Светоч мира, главный трон —                 Славный город Вавилон!
Пьян, и весел, и влюблен —                   Славный город Вавилон!

Все:

Славный Вавилон! Чудный Вавилон! Дивный Вавилон!
Лучший и любимый!
Ай да Вавилон! Вот так Вавилон! Это Вавилон, наш неповторимый!

ПЕСНЯ О ВАВИЛОНЕ

Нехама:

Славный город Вавилон!
Он не сеет и не пашет,
День и ночь поет и пляшет
Славный город Вавилон!
Свистопляс и пустозвон,
Он хохочет, он гуляет,
Никаких забот не знает,
Пьян, и весел, и влюблен!

Хор:

Эй! Эй! Эй! Эй!
До заката пей, пей!
До рассвета пой, пой!
Ой-ой-ой-ой!

Нисим:

Вавилонский наш народ
Ни добра, ни зла не копит,
Он в вине тебя утопит
И с вином же отпоет!
А уж сколько здесь любви —
Столько в мире не бывает!
И ее на всех хватает, —
Только пальцем позови!

Тамар:

Не зови меня! Не зови меня!
Я сама найду — я сама окликну.
Будешь обо мне — думать и мечтать,
Будешь повторять — имя, как молитву!

Валтасар:

Я тебя люблю! Я тебя зову!
Посажу на трон! Награжу по-царски!

Зрубавель и Нисим (оттирают его от Тамар):

Ай да государь! Ай да Валтасар!
Хорошо живем! Как в волшебной сказке!

Зрубавель:

Славный город Вавилон!
Где-то там солдаты скачут,
Смерть гуляет, дети плачут,
Кровь и пламя, крик и стон…

Нисим:

Но ведь это где-то там,
Это там далеко где-то,
Ну, а здесь зачем нам это?
Это здесь не надо нам!

Иудеи (с гостями):

Эй! Эй! Эй! Эй!
До заката пей, пей!
До рассвета пой, пой!
Ой! Ой! Ой! Ой!
Славный Вавилон! Чудный Вавилон! Дивный Вавилон!
Лучший и любимый!
Ай да Вавилон! Вот так Вавилон! Это Вавилон — наш неповторимый!
Вавилон! Вавилон! Вавилон!

Валтасар (в восторге):

Иудеи! Ах, иудеи!
Вы не пленники здесь — вы желанные гости!
Эй, несите сюда золотые сосуды!
Позабудьте заботы! Печалиться бросьте!
Пусть быстрее затянется старая рана!
Ешьте! Пейте из этой бесценной посуды —
Она вся из любимого вашего храма!

Иудеи (отшатнувшись):

Ах!..

Зрубавель:

Царь! Эти сосуды бесценны,
Потому что они священны.
Посреди пиров и земных утех
Пить и есть из них — величайший грех.
А на что Господь наложил запрет,
То на то у нас разрешенья нет.

Валтасар:

Пей! Я тебе разрешаю.

Зрубавель:

Царь! Я сказал.

Валтасар:

Пей! Я тебе предлагаю!

Зрубавель:

Царь! Я сказал.

Валтасар:

Пей — я тебе повелеваю!

Зрубавель:

Царь… Я сказал.

Валтасар:

О, племя дерзкое! Как скучно мне с тобой.
Будь прокляты и храм и город твой.
Пей, я сказал! Пока ты не подох,
Пей, иудей — здесь я твой бог!

(Зрубавель взял кубок, выплеснул вино и поставил его на стол).

Валтасар:

Иудеи… Ах, иудеи!..
Протянешь палец — руку оторвут.
Протянешь руку — голову свернут.
Я вижу, знаю вас, как никого:
Вы ждете Кира, друга своего…
Да только не дождетесь вы его!

(Страже):

Взять! Этих! Всех — и сбросить в ров,
Где я держу голодных львов.

тража теснит иудеев в разверзшийся ров.
На стене вспыхивают знаки).

Все:

Ах!

Хор (читает в ужасе):

«Мене… мене… текел… фарес…»

Валтасар:

«Мене… мене… текел… фарес…»

Что означают эти письмена?
Раз я понять их не могу,
То, верно, это не ко мне?

(Те же и Пророк)

Пророк:

К тебе, Валтасар, к тебе.

Валтасар:

Так. Это ты их начертал?

Пророк:

Ты знаешь сам, что нет.
Их начертали небеса,
И мне их внятен смысл.

Валтасар:

И что ж мне пишут небеса?

(Хор: «Мене… мене… текел… фарес…«)

Пророк:

Завершился срок заветный…

(Хор: «Мене… мене… текел… фарес…»)

Началась эпоха персов…

(Хор: «Мене… мене… текел… фарес…»)

Днесь грядет их государь.

Валтасар:

Кир!.. Кир?!

Пророк:

Ты так усердно звал его.
Кир у порога твоего!

Валтасар (бросается к пророку):

Нет! Нет!
Прошу тебя, прошу:
Ты можешь, ты пророк —
Скажи им, чтобы мне продлили срок!
Нельзя же сразу так!
Ведь я же человек!
А что если иначе я не мог?
Над каждой головой
Сидит начальник свой,
И каждый должен слушаться его.
Но Тот, Кто надо мной,
Вот сколько я живу,
Ни разу не сказал мне ничего!
И сразу приговор?
И сходу под топор?
Буквально — ни с того и ни с сего?
А как мне было знать,
Что я такой плохой?
Когда молчали все до одного?
Прошу тебя, прошу,
Ты можешь, ты пророк,
Скажи, чтоб небеса
Меня простили в долг.
Отсрочки я прошу!
А я тогда зато
Все сделаю для них —
Пусть только скажут — что!
Сокровища — раздам!
Налоги — отменю!
Могу построить храм,
Могу предать огню!
И этих, этих всех,
Которые в плену,
На родину верну!
И ценности верну!
Ты только небесам
Скажи о чем прошу,
И я тебя на трон
С собою посажу!
Святые небеса!
Я умоляю слезно:
Взгляните на меня
Не так темно и грозно!
Не надо так серьезно!
Не надо так серьезно,
Святые небеса!

Пророк:

Поздно, Валтасар.
Поздно.
Поздно, Валтасар…

Трубы. Во дворец вступает Кир.
Валтасара сбрасывают в ров с голодными львами.

Кир:

Царь Вавилона, сгинь во тьме времен.
Да утвердится новый Вавилон!
И да взойдут на достославный трон
Мощь,
Разум,
Милосердье
и Закон!

Хор:

Будь славен, гордый Кир!
Днесь и вовеки веков!
Пусть кончатся крахом, развеются прахом
Козни твоих врагов!

Хор иудеев (смятение):

Кир — нас — отпустит
Кир — нас — прогонит
Кир — нас — оставит
Кир — нас — не тронет
Кир — нас — возлюбит
Кир — нас — погубит
Что с нами будет?
Что с нами будет?

Нехама:

Что ты себе думаешь, родная моя дочь?
В Вавилоне Кир — он вряд ли нас полюбит.
С нами что-то будет, с нами снова что-то будет.
Мать переживает — ты не хочешь ей помочь.
Мать переживает — ты не хочешь ей помочь!

Рахель:

Мама, о чем ты?

Нехама:

Или ты не видишь — я уже немолода.
В Вавилоне Кир — продукты дорожают,
Ноги еле ходят, голова не соображает,
Слава Богу, ты при мне — а без меня куда?
Я сегодня здесь, а завтра — там, а ты куда?

Рахель:

Что же мне делать?

Нехама:

Замуж! Замуж! Замуж выходи!
В твои годы все — давно уже выходят,
Или ты не видишь, мои ноги еле ходят,
В Вавилоне Кир — хорошего не жди.
Замуж выходи! Замуж выходи!

Рахель:

За кого, мама?

Нехама:

Будто ты не знаешь? Замечательный вопрос!
Йони! Йони! Лучше не бывает!
Все его с руками и с ногами отрывают!
Нет, моя красавица одна воротит нос!
Он строитель! Мастер! Он каменотес!
Все его хватают — нет, она воротит нос!

Рахель:

о ведь сначала надо полюбить…

Нехама:

а причем здесь любовь?!! Когда речь о семье!
Как же плохо ты жизнь представляешь себе!
Ты неправильно жизнь представляешь себе,
Дочь моя!
Ведь любовь — это сон, а семья — это явь,
И тут надо не спать, а стеною стоять,
Чтоб напрасно потом на себя не пенять,
Дочь моя!
А любовь — это страшное дело!
Это наш постоянный обман.
Сколько я от нее претерпела
Но тебе обмануться не дам.
Стой здесь — я сейчас.

(Уходит. Показался ЗРУБАВЕЛЬ)

Рахель:

Зрубавель! Отчего ты идешь веселый такой?

Зрубавель:

Оттого, что вот-вот нашему плену конец.

Рахель:

Зрубавель! Ты надеешься, Кир нас отпустит домой?

Зрубавель:

Да об этом все время весь город гудит и дворец!

Рахель:

Зрубавель будет нашим царем?

Зрубавель:

Похоже на то.

Рахель:

У царя должна быть царица.

Зрубавель:

Должна быть царица.

Рахель:

Ты решил уже — кто?

Зрубавель:

Да, я решил уже, кто.

Рахель:

Если только она согласится.

Зрубавель:

Она согласится.

Рахель:

Может быть, это я?

Зрубавель:

О, Рахель! Это было бы славно.

Рахель:

Но куда же тогда ты идешь?

Зрубавель:

Чем же Йони тебе не хорош?

Рахель:

Йони очень хорош.

Зрубавель:

А ты для него и подавно.
Будьте счастливы оба!
(Уходит)

Рахель:

Напрасно туда ты идешь… О, Зрубавель!..
О, как судьба бывает
Безжалостно груба!
О, как душа бывает
Беспомощно слепа!
А все равно надежда,
Как тонкая свеча,
Все теплится и светит
У левого плеча!
Боже мой!
Всей душой заклинаю тебя и молю:
Не гаси!
Соверши и исполни надежду мою!

Тамар:

Еще на море волны
Опасны и страшны,
Еще на небе тучи
По-прежнему мрачны,
А все равно надежда
Сияет как маяк,
И полон веры прежней
Недремлющий моряк:
Боже мой!
Всей душой заклинаю тебя и молю:
Не гаси!
Соверши и исполни надежду мою!

Вдвоем:

Она всегда расправит
Упавшее крыло,
Опомниться заставит
И взяться за весло,
Над бездною удержит,
В пустыне напоит —
Пока жива надежда,
Нам гибель не грозит!
Боже мой!
Всей душой заклинаю тебя и молю:
Не гаси,
Соверши и исполни надежду мою!

(ЗРУБАВЕЛЬ пришел к ТАМАР)

Зрубавель:

Тамар! Тамар, любовь моя!
Бегут уже последние недели.
Готовься быть царицей Иудеи.

Тамар:

Как смело ты решаешь за меня!
Но ты пока что вавилонский пленник
И у тебя ни царства нет, ни денег,
И многого еще не знаю я.

ДУЭТ

Тамар: О, мой храбрый Зрубавель! Вот придем мы в край пустынный.
Чем займемся, позаботимся о чем?

Зрубавель:

Мы придем, любовь моя, раздобудем камень с глиной,
Да помолимся и строиться начнем

Тамар:

О, мой славный Зрубавель! Глина есть и камень дОбыт,
Что же первое ты станешь строить там?

Зрубавель:

Мы придем, любовь моя, и воздвигнем целый город,
Но сначала мы построим Божий Храм.

Тамар:

О, мой мудрый Зрубавель! Но не лучше ли сначала
Возвести и обустроить царский дом?
Пусть над миром и страной вознесется величаво,
Чтобы каждый понимал, чье величие и слава…

Зрубавель:

Нет, сначала будет Храм, дворец потом.
Так устроил мир Господь и заповедал нам:
В теле сердце, в небе солнце, в доме печь, в столице Храм.
Я люблю тебя, Тамар! Будь во всем моей опорой,
Песней сердца моего, усладой глаз!
Тамар: Я не знаю, Зрубавель… Я тебе отвечу скоро:
В день, когда — и если — Кир отпустит нас.

Хор:

Кир — нас — отпустит
Кир — нас — прогонит
Кир — нас — оставит
Кир — нас — не тронет
Кир — нас — возлюбит
Кир — нас — погубит
Что с нами будет?
Что с нами будет?

Рахель (по поводу Тамар и Зрубавеля):

Она его не любит… Она не любит его!

Нехама (тащит за собой Йону):

Йони, Йони — ах ты Боже мой!
Она любит, любит — любит, чтоб мне сдохнуть!
Лучший мастер в мире — сколько можно сохнуть?
Хоть бы заикнулся — нет, он ходит как немой!
Ну, скажи ей слово — вот она перед тобой!
(подсказывает):
«Здравствуй, Рахель!»

Йона:

Здравствуй, Рахель

Нехама (Рахели):

«Здравствуй, Йони».

Рахель:

Здравствуй, Йони.

Нехама (Йоне):

«Я вижу, ты одна».

Йона:

Я вижу, ты одна.

Нехама (Йоне):

«И тебе не скучно?»

Йона:

Может, тебе скучно?

Рахель:

Мне не скучно ничуть!

Нехама:

Ну вот же и скажи ей что-нибудь!!!
Йона:

Рахель…
Рахель:

Лучший мастер в мире — ты не мастер нежных фраз.
Глина, камень, кедр — тебе легче с ними.
Йони, я тебе отвечу — но не в Вавилоне,
Я тебе отвечу — в Иерусалиме.

Йона:

Ты думаешь, что Кир отпустит нас?

Рахель:

А если отпустит — пойдешь?

Йона:

Мое дело строить, а где — все равно.
Мне, сказать по чести, главное — одно:
Чтобы камень с глиной были под рукой,
Лишь бы только ты была со мной!
Отпустит власть — не отпустит власть,
А нам с тобою нигде не пропасть.
В Ерусалиме так в Ерусалиме.

Нехама:

И так всю жизнь — гляди за ними!
(ТАМАР у НИСИМА)

Нисим:

Кир не отпустит нас, поверь!
Как глуп однако Зрубавель:
Что значит Вавилон без иудеев —
Без мастеров, юристов, книгочеев,
Без медиков, актеров, брадобреев,
Без прорицателей и мудрецов?
Да не дурак же Кир в конце концов!
Но если даже отпустит —
То тебе-то зачем это нужно?
Ты потащишься в пыльное пекло
Поднимать Иудею из пепла?
Ну признайся: тебе это чуждо!

Тамар:

Но однажды в пустыне бесплодной
Встанет белый дворец превосходный,
Процветет и прославится всюду —
Но не я в нем хозяйкою буду..?

Нисим:

В Вавилоне с твоей красотою
Ты всегда будешь первой звездою,
И знатнейшие провинциалки
Пред тобой будут мелки и жалки.
О, царица моя! Будь со мною!
Ты увидишь, я этого стою.
Пусть идет Зрубавель куда хочет,
Но других-то зачем он морочит?

(к публике):

Вавилон — наша жизнь, Вавилон — наша песнь,
Вавилон — наша юность и детство,
И дома наши здесь, и сады наши здесь,
Для чего же нам трогаться с места?
Вавилон — пуп земли! Вы подумайте, как
Расцветет он при новом укладе!
И должны мы лишать себя будущих благ…
Извините, чего это ради?

Зрубавель:

Это сорняк цветет, где бы он ни пророс,
Он и в жару, и в мороз — вывернется, прогнется,
Но человек живой — помнит очаг родной,
Если он человек — значит, домой вернется.
Где бы ни проживал, чей бы хлеб ни жевал,
Бей по плечу царей, вешайся им на шею —
Но помни, что каждый миг может раздаться крик:
— Эй, иудей, а ну — марш в свою Иудею!

Нисим:

Да от злых языков и завистливых глаз
Ни в какой Иудее не скрыться!
А зато Вавилон невозможен без нас,
А ведь он — всего мира столица!
Нас Господь зачерпнул и с размаха швырнул
В этот Мир, как бродильные дрожжи,
Чтобы жизни вино этот Мир пробрало
До восторга и сладостной дрожи!

Зрубавель:

Мы потому народ, что у нас есть она,
Скорбная от потерь, скудная от лишений,
Но все равно земля, но все равно — страна,
И возродить ее — нету мечты священней!
Боже мой! — всей душой заклинаю Тебя и молю:
Воплоти! Соверши и исполни надежду мою!

Нехама и Йона:

Боже мой! — всей душой заклинаю Тебя и молю:
Воплоти! Соверши и исполни надежду мою!

Рахель и Нисим:

Боже мой! — всей душой заклинаю Тебя и молю:
Воплоти! Соверши и исполни надежду мою!

Все шестеро (без Тамар):

О, как судьба бывает безжалостно груба!
О, как душа бывает беспомощно слепа!
А все равно надежда сияет как звезда,
И нам во тьме кромешной понятно, плыть куда!

(Те же и Кир)

Кир:

Иудеи! Властью моею
Отпускаю вас в Иудею.
Возвращаю уклад богатый
В свое время у вас изъятый.
Поднимайте, не зная страха,
Храм и град из руин и праха.
Все, что дóлжно, устройте сами.
За усердие вам воздастся.
И ваш Бог да пребудет с вами.

(Хор:

«Бог Господь да пребудет с нами!»)

Кто желает — может остаться.

Хор:

Будь славен, гордый Кир!
Днесь и вовеки веков!
Пусть кончатся крахом, развеются прахом
Козни твоих врагов!

Нисим:

Кто желает — может остаться…
Кто желает — может остаться!

(Ищет Тамар, но не видит ее)

Зрубавель, Рахель, Йона, Нехама и часть иудеев собираются в путь

Рахель:

Там, возле рек Вавилонских
Нет нам покоя и радости…
Там, под плакучею ивой,
Арфы свои изломали мы,
Струны свои изодрали мы —

(с хором):

Ерушалаим — сердце моё!
Что я спою вдали от тебя,
Что я увижу вдали от тебя
Глазами полными слёз!..
Тамар (она выбрала идти с ними):
Там, возле рек Вавилонских,
Жив я единственной памятью.
Пусть задохнусь и ослепну,
Если забуду когда-нибудь
Камни, объятые пламенем,
Белые камни твои!

(с хором):

Ерушалаим — сердце моё!
Что я спою вдали от тебя,
Что я увижу вдали от тебя
Глазами полными слёз!..

Конец первого акта

АКТ 2
В Иерусалиме полным ходом идет строительство Храма.
Звучит песня строителей.

А вот камень, белый камень,
А вот камень, белый камень,
А вот новый рядом ляжет,
Камень с камнем глина свяжет,
А вот камень новый рядом,
И вот так вот ряд за рядом,
И вот так вот ряд за рядом
Сложится стена.
Давай же, брат и сосед,
Давай подставляй плечо,
Вот этот камень, сосед
И этот камень ещё.
Закончим вот этот ряд,
И новый ряд впереди.
Клади этот камень, брат,
И этот камень клади.
А вот Адам, чудный парень,
А вот Ева, чудо-дева.
«Здравствуй, Адам, — Ева скажет, —
Ложись рядом», — Адам ляжет,
Ева слева, Адам рядом,
И вот так вот между делом
Сложится семья.
Камням потерялся счёт.
И что же нам делать, брат?
Никто их не соберёт,
Никто не уложит в ряд.
Клади и ровняй на глаз
До самой до темноты.
Когда же, если не счас?
И кто же, если не ты?
А вот камень, белый камень,
А вот камень, белый камень!

Нехама:

Ну, и что ты себе думаешь, родная моя дочь?
Все и вышло, как ты говорила:
Мы в Ерусалиме — это просто день и ночь
По сравненью с тем, что было!
Ну конечно, Вавилон побогаче и почище,
И получше с едой и водой.
Но хоть буду я голой, голодной и нищей,
Зато я вернулась домой!
Дома — небо синий шелк,
воздух слаще мёда,
Дома тучи не мрачны
ночи не страшны
Отдыхай, моя душа
после долгого похода
Господи — спасибо, что пришли!
Далека была дорога
До родимого порога,
Непроста она была,
Но к порогу привела.
Дома — дома еще нет,
все лежит в разрухе,
Вместо леса из земли
камни проросли,
Словно весь родимый край
к нам протягивает руки:
«Господи! Спасибо, что пришли!»
Край родимый! По тебе
как душа скучала!
Хоть пред Богом и тобой
вечно мы грешны —
Ну так пусть же наша жизнь
здесь продолжится сначала —
Господи!
Спасибо!
Мы пришли!
Далека была дорога
До родимого порога,
Непроста она была,
Но к порогу привела!
Ну, и что ты себе думаешь, родная моя дочь?
Мы в Ерусалиме, как ты и хотела.
Ты кому-то что-то обещала, было дело.
Если ты не помнишь — я могу помочь.

Рахель:

Йони…

Йона:

Рахель…

Рахель:

Я все помню.

Йона:

Рахель!..

Рахель:

Ты еще не передумал?

Йона:

Рахель!

Рахель:

Закончишь эту стену — назначай свадьбу.

Йона:

Рахель… Рахель! (поет) Рахель-Рахель-Рахель! (К ЗРУБАВЕЛЮ) Она согласна, Зрубавель, она согласна!

Зрубавель:

Поздравляю. С ней будешь ты счастливее меня.

Йона:

Она согласна, люди! Она сказала «да»!
Спасибо, Господи, что мы пришли сюда!

ТАМАР приводит ШИМШАЯ к 3РУБАВЕЛЮ

Тамар:

Зрубавель! Посольство от Шомрона.
Принимай достойного соседа.
Пусть взаимовыгодным союзом
Завершится важная беседа.

Шимшай:

Итак, Зрубавель, благородный Шомрон
На помощь пришел к Иудее,
Поскольку желает способствовать он
Успеху великой затеи.
Мы видим, какой воздвигается храм,
Какие ведутся работы,
Какие на это отпущены вам
Щедроты, кредиты и льготы.
И чтобы все это не рухнуло зря,
Шомрон под крыло принимает тебя.

Зрубавель:

И что же благородный Шомрон предлагает?

Шимшай:

Наш храм вознесется и, словно магнит,
Притянет и торг и ремесла,
И скоро такой тут котел закипит,
Что это представить не просто!
Обложим торговлю, умножим казну,
Проложим дороги — и вскоре
Мы выиграть сможем любую войну
В пределах от моря до моря.
А всякий предел нам дается затем,
Что можно его и раздвинуть затем.

Зрубавель:

А что на это скажет Вавилон?

Шимшай:

Пред нашей мощью онемеет он!

Зрубавель:

Благодарю тебя, доблестный мой сосед.
Ты хорошо расчел выгоды и доходы.
Но на твои слова я отвечаю «нет»,
Пусть даже мне грозят тяготы и невзгоды.
Нам за грехи Господь счет предъявляет Свой:
Он взял у нас в залог город и Храм и землю,
И заплатить должны мы — и никто другой,
Вот почему ничьей помощи не приемлю!
Надо поставить Храм, надо построить дом,
Чтоб не забыть потом, кто мы, зачем и где мы.
Это приказ небес. В нем ничего о том,
Как Вавилон пугать и расширять пределы.
Такой приказ дается не затем,
Чтоб мы его нарушили затем,

Шимшай:

Смотри,
Гордый Зрубавель,
дерзкий Зрубавель,
хитрый Зрубавель!
Без нас
Каши не сварить,
храма не сложить,
долго не прожить.
Нельзя
Так дерзить соседу своему.
Господь
Завещал нам ближнего любить,
Но ты,
Видно, нерадивый ученик.
Ну что ж,
Жизнь тебя проучит и без книг.
Смотри!..

(Уходит)

Тамар:

О, мой мудрый Зрубавель! Он хотел быть с нами дружен,
Почему врага ты сделал из него?

Зрубавель:

Это злой и хищный зверь. Храм ему для власти нужен,
Мне же власть нужна для Храма моего.
Тамар:

О, мой скромный Зрубавель! Тебе нужно так немного.
В чем же мощь твоя и слава, Зрубавель?

Зрубавель:

Я хочу, чтоб мой народ сеял хлеб и помнил Бога
И для славы не искал чужих земель.

Тамар:

К нам приходил Шомрон, и он приходил с добром,
Он предлагал союз, как я и хотела.
Что ж ты его отверг, гордый мой человек?
Гордость — это не то, что нужно для дела!
Он говорит: весь мир! — ты отвечаешь: Храм.
Ты глядишь в небеса — а надо на землю.
А я гляжу на тебя — может, ты скажешь сам,
Что бы могло помочь твоему прозренью?
Честный мой Зрубавель — сколько уже недель
Стройка эта твоя все длится и длится…
И среди всех ты свой — грузчик, мастеровой,
Только не царь, а значит, и я не царица.

Зрубавель:

Ты хочешь чести слишком скорой
И ты готова, как Шимшай
Навлечь войну на отчий край.
Ты обещала быть моей опорой,
Теперь прошу лишь — НЕ МЕШАЙ!

ТАМАР уходит. Вдали обозначился ШИМШАЙ

Шимшай:

(издали Зрубавелю):

Не ходи, герой,
Не ходи один
По тропе лесной,
По траве густой
Неизвестно где
Вдруг очутишься,
Неизвестно как
Окочуришься.
Упадет скала,
Проскользнет змея,
Просвистит стрела —
Вот и нет тебя.

Вот и нет тебя,
Сиротиночки.
Не ходи один
По тропиночке,
Не ходи…

Йона:

Я закончил эту стену, Рахель!
Я закончил эту стену, Рахель!
Слава Богу, хочешь верь, хочешь нет,
Но я закончил эту стену, Рахель!
0й, скажи на милость, вот тебе на:
Хороша получилась стена!
Подойди, любуйся ею, Рахель
Я ведь плохо не умею, поверь!
А как быстро я закончил ее?
А тому причина слово твое —
Помнишь, ты тогда сказала, Рахель:
— Кончишь стену, и я стану твоей?

Нехама:

Он закончил эту стену, Рахель!

Зрубавель:

Он закончил эту стену, Рахель!

Хор:

Он закончил эту стену, Рахель!

Рахель:

Я согласна стать женою твоей!

Нехама:

Боже мой!
Всей душою спасибо Тебе говорю!
Боже мой!
Ты свершил, Ты исполнил надежду мою!
Боже мой!
Ты прости недостойную дуру Твою:
Надо свадьбу готовить, а я, вишь на месте стою!

(Захлопотала)

Ничего в запасе нету, нету, хоть убей:
Хлеба нету, мяса нету, фруктов-овощей,
Как бы это подешевше где бы прикупить?
Тут сама сиди не евши, а гостей насыть!
Тут сама сиди не пивши, а гостям налей!
Ой, хоть Ты меня, Всевышний, в небе пожалей!
Масла мало, перцу нету, дорожает соль —
О — бо — жа — ю эту головную боль!

Рахель:

3рубавель!
Скоро свадьба моя, 3рубавель,
На нее
Ты придешь со своею женой.
Но на свадьбе
В нарядной и шумной толпе
Не смогу — и уже никогда не скажу я тебе,
Что всю жизнь,
С того самого первого дня,
когда мы
повстречались
с тобой —
Я любила тебя!
Я любила тебя!
О единственный мой,
единственный мой!
Зрубавель!
С того самого первого дня
Каждый день
Начинался мечтой о тебе,
Каждый миг
Я ждала — ты заметишь меня,
И теперь я прошу об одном:
Не забудь обо мне!
Я должна,
Я должна тебе это сказать!
Не снести
эту ношу
одной…
Я любила тебя!
Я любила тебя!
О единственный мой,
единственный мой!
Дай мне обнять тебя
В первый и последний раз,
Прежде чем скажу тебе «прощай…» Прощай!
Дай поцеловать тебя
В первый и последний раз
И молчи… молчи… не отвечай

(Объятие, поцелуй. Это видит ТАМАР)

Тамар:

Зрубавель, правитель Иудеи…
Зрубавель, правитель Иудеи…
Нисим!
Я устала, Нисим, я пропала.
Ты был трижды прав — я здесь погибну.
Помоги мне, Нисим, помоги мне!
Зрубавель — о, будь он трижды проклят!
Ну, так пусть… Рука моя не дрогнет.

(диктует сама себе)

«Зрубавель, правитель Иудеи,
Восстанавливая Храм и город,
Кроме как о собственном величье,
Ни о чём другом не помышляет.
Он не слушает ничьих советов.
Он враждою оттолкнул соседей…»

В Вавилоне НИСИМ дочитывает письмо ТАМАР царю ДАРИЮ

Нисим:

«…Он враждою оттолкнул соседей,
И теперь, когда могучий Кир
Навсегда покинул этот мир,
Он готовится, в обход закона,
Навсегда отпасть от Вавилона.»

Дарий:

Навсегда отпасть от Вавилона?

Нисим:

Так сказано в письме.

Дарий:

Навсегда отпасть от Вавилона!
Вот ваше племя, Нисим!
Вот твои братья, Нисим!
Вот — ваш такой неприятный народ!
Дай вам — полмира, Нисим,
И вам — всё будет мало:
Вам Вавилон не по нраву,
Египет противен,
Ни север, ни запад, ни юг, ни восток —
Только дикий Сион
вас упорно влечёт!
Дикий Сион… безлюдный, безводный, бесплодный Сион!
Нигде вам не сидится,
Бродяги иудеи,
Да вы в саду Господнем
И то не усидели.
И под любой короной
Прекрасно находясь,
С ехидною усмешкой
Глядите вы на власть!

Хор:

Вот — ваше племя!
Вот — твои братья!
Ах — до чего неприятный народ!

Дарий :

Как паводок весенний,
Повсюду вы проникли,
Начальство и соседи
Повсюду к вам привыкли,
И песни ваши звонки,
И танец ваш хорош,
И как-то так выходит:
Не хочешь, а поешь!

(Повторяет то же самое на иврите, танцуя с НИСИМОМ)

Хор:

Вот — ваше племя!
Вот — твои братья!
Ах — до чего неприятный народ!

Дарий:

Для вас ничто не ново,
Во всем у вас сомненья,
По каждому вопросу
У вас другое мненье.
А так как остальные
Всегда во всем правы,
То, что бы ни случилось,
Виновны только вы!

Хор:

Вот — ваше племя!
Вот — твои братья!
Ах — до чего неприятный народ!

Дарий:

Нисим!
Нисим. Главный мой советник.
(Как же все же вы необходимы!)
Ну и что прикажешь с этим делать?
Впрочем, ясно: стройку прекратить.
Зрубавеля, допросив, казнить.
Всё, что там построено, разрушить…

Нисим:

Это означало бы нарушить
Волю самого Царя царей:
Это Кир, по милости своей,
Разрешил им строить Храм и Город.

Дарий:

Это довод.

Нисим:

Это сильный довод!
И притом: придётся воевать,
Разорять казну, войска гонять.

Дарий:

Что же делать?

Нисим:

Вам бы мог помочь я.

Дарий:

В самом деле? Ну так помоги!

Нисим:

Дайте мне отряд и полномочья.

Дарий:

В мире нету лучшего слуги!
Но ведь, руку положа на сердце,
Все же там твои единоверцы.
Может, я другому поручу?

Нисим:

Я смогу. Я должен. Я хочу!

Хор:

Будь славен, Дарий -царь!
И днесь и вовеки веков!
Пусть кончатся крахом, развеются прахом
Козни твоих врагов!

НИСИМ отправляется в путь в сопровождении воинов.
По дороге к нему присоединяется ШИМШАЙ

Шимшай:

Не ходи, герой,
Не ходи один
По тропе лесной
По траве густой.
Упадет скала,
Проскользнет змея,
Просвистит стрела —
Береги себя…

СВАДЬБА ЙОНЫ и РАХЕЛИ

Хор:

Благослови, Господь, Йону и Рахель!
Благослови, Господь, невесту с женихом!
Благослови, о Боже, Иерушалаим
Где с каждым днем всё выше Твой священный дом!

Нехама с хором:

Иудеи, что вы, в самом деле?
Бросьте всё, скорее все сюда!
Вон какой жених хороший:
Черноглазый, белокожий,
И невеста тоже хоть куда:
И невеста наша тоже
Черноглаза, белокожа —
Просто лучше больше некуда!
Эй, сюда скорее, иудеи!
Не тяните вашу канитель!
Пойте, пейте, иудеи,
Не тяните канители —
Славьте Йону и Рахель!
Господи, избави их от бед!
Пусть себе живут 120 лет!
И того же внукам нашим —
А пока пойдем попляшем,
Пошумим, пока еще их нет!

Хор:

А для чего нам всем Бог дал эти дни?
А для того, чтобы жили веселей!
А для чего нам всем Бог дал эту жизнь?
А для того чтобы радовались ей!
А ну-ка, друг, вот чаша полная вина,
А ну, до дна за Иерушалаим!
А как дойдешь до дна, скажи нам слова два —
Какие слова два? — Великолепные слова:
Ле хаим! Ле хаим!
Ад меа ве эсрим!
О, Ерушалаим!
0, Ерусалим!
Благослови, Господь, Ерушалаим!
Благослови Йону и Рахель!

(Те же и НИСИМ с ШИМШАЕМ и солдатами)

Нисим:

Слушайте все!
Царь царей — народу Иудеи.
В Вавилон идут отсюда вести,
Что под видом возрожденья Храма
Здесь осуществляется стремленье
Воцариться, покорить соседей
И затем отпасть от Вавилона.
Дарий видит, чьё это стремленье,
Дарий знает , чья это гордыня.
Дарий доверяет вам всецело
Отстранить от праведного дело
Гордого спесивца.

Крики:

Имя! Имя!

Нисим:

Искать недалеко: он перед вами.

(Указывает на Зрубавеля)

Йона:

Я задушу тебя вот этими руками!!

(Бросается на Нисима. И падает, сражённый насмерть. Толпа в ужасе)

Нисим:

Вот цена подобным наскокам.
Это всем да послужит уроком.
Я сказал, ЧТО сказал мне Дарий,
Царь царей, государь государей.

(Нисим с солдатами удаляется. Народ оплакивает Йону)

Хор

Аве Рахаман! Аве Рахаман!

Нехама:

Йони! Йони! Мой мальчик, великий мастер!
Денно и нощно плачем, нощно и денно!
Йони, с тобой кончилось наше счастье.
Йони, с тобой замерло наше дело.

Люди! Люди! Не дайте вашему гневу
Застить душу и разум кровавым дымом!
Люди! Люди! Глаза обратите к небу:
Это Господь казнит нас мечом незримым.

Слишком много было у нас удачи!
Слишком много радости, слишком много!
Слишком быстро забыли мы наши плачи,
Слишком мало благодарили Бога!

Хор:

Аве Рахаман! Аве Рахаман!
Зрубавель
Йони, Йони! Мы завершим твой труд.
Пусть говорят, что хотят и гонят и лгут,
Каждый камень, Йони, в каждой стене
Будет вечной памятью о тебе!

Хор:

Клянёмся тебе! Клянёмся тебе! Клянёмся тебе!

Нисим и Шимшай

Нисим:

Вечер тёмен.

Шимшай:

Вечер тёмен, вечер тих.

Нисим:

Мир так тесен!

Шимшай:

Тесен даже для двоих.

Нисим:

Смысл ясен и не надобны слова.

Шимшай:

Как красива будет в трауре вдова!

Нисим:

И когда же?

Шимшай:

Как закончится шива.

(Шимшай ушёл. Входит Тамар)

Тамар:

Ненавижу его. Ненавижу себя.
А тебя ненавижу вдвойне,
Потому что ты оказался прав
И идти больше некуда мне.
Я устала ждать, я устала жить,
Я старуха, мне тысяча лет.
Я забыла, о чём я пришла просить
И зачем появилась на свет.
О, как жаль, что ты оказался прав,
Вавилонский мой иудей!
Так убей меня и зарой во прах,
И забудь на другой же день…

Нисим:

Тамар… Тамар!
Для тебя лишь теперь начинается жизнь:
Тебя ждут на всемирной арене,
Где и власть, и талант, и учёная мысль
Пред тобою падут на колени.
Потому что на свете одна красота
Настоящая дивная сила.
Ты увидишь, поймешь, испытаешь сама,
Как действительно неотразима!
Мы поедем вдвоем, перед нами весь мир
Жемчуга и брильянты рассыплет.
В твою честь в Вавилоне — торжественный пир,
А затем и Ливан, и Египет!
И они нам простят иудейскую кровь,
И проводят и примут с любовью,
Ибо вид красоты порождает любовь,
А любовь не считается с кровью!
Наши звезды сошлись постепенно,
Потому что самою судьбой
Ты обещана мне несомненно,
И все годы я ждал неизменно,
Когда вместе мы будем с тобой,
О Тамар!..
Тамар: Иди… иди ко мне…

Зрубавель и Рахель досиживают траурную неделю.

Зрубавель:

Неделя траура кончается — шива.
И наша ноша стала вдвое тяжела.
Нет с нами мастера, и есть указ царя,
И кто писал его, догадываюсь я.
Но мы должны ещё дружней, чем до сих пор,
Готовить камни и замешивать раствор, —
Чтоб царь воочию увидел с высоты,
Что наши помыслы и святы и чисты.

(Входит Нехама и Народ)

Нехама:

Зрубавель, завершается день седьмой,
Мы должны приступать к делам:
И раствор месить, и камни носить,
И достраивать Божий храм.
Зрубавель, пойми и прости:
Зрубавель, ты должен уйти.

Хор:

Зрубавель, ты должен уйти.

Нехама:
Ты возглавил нас, ты наставил нас,
Ты отцом был нашей семье,
Здесь каждый камень в каждой стене
Будет памятью о тебе!
Боже мой! Где силы найти?
Зрубавель, ты должен уйти.

Хор:

(повторяет)

Зрубавель, ты должен уйти.

Нехама

Ты учил нас мужеству, Зрубавель,
Ты учил благородству нас,
Но что делать нам, ты же видишь сам:
Беспощаден царский указ!
Нету выбора, не суди.
Зрубавель! Ты должен уйти.
Никогда не сможешь ты нас простить,
До скончанья жизни своей,
И ты будешь прав: презирай! Ненавидь!
Но ты должен уйти, Зрубавель!
Ты геройства от нас не жди.

Хор:

Зрубавель, ты должен уйти.

Нехама:

Уходи, и не надо прощальных слов.

Хор:

Уходи, Зрубавель, уходи.

Нехама:

Уходи, и не делай из нас врагов!

Хор:

Уходи, Зрубавель, уходи!

Нехама:

Твоё имя с нами вовеки веков!

Хор:

Зрубавель!
Зрубавель!
Уходи…

Зрубавель (один)

Вот я силён и молод. Сердце моё как молот.
Я перед Господом чист. Я у людей не в долгу.
Я и один могу выстроить Храм и Город.
И вот я стою один. И ничего не могу.
Полная пустота. Незачем никуда.
Некуда незачем. Полная пустота.
Кто бы сумел решить… где бы я мог узнать:
Ради чего мне жить. Ради кого умирать.
Ради КОГО умирать? Ради чего мне жить?

(перед ним Пророк)

Пророк:

А ты и не знал и не думал, мой бедный герой,
На чём замешивается раствор для Божьего храма?
Не только на вере — на вере само собой.
Не только на счастье труда и мудрости плана, —
Ещё и на жажде власти;
Ещё и на страхе кнута;
Ещё и в расчёте на золото и почёт.
И кровь, и любовь, и похоть — всё, всё туда!
Родятся, плодятся, мрут — стена между тем растёт.

И этот твой храм падёт и рассыплется в прах
И с прахом твоим смешавшись, ляжет в подножье
Того, что уже никогда не истлеет в веках,
Того, что грядёт под именем: «Царство Божье».
И это есть цель для каждого и для всех.
И грех отчаянья есть тяжелейший грех.

(Зрубавель медленно снимает свой царский плащ и уходит вместе с Пророком. Пауза. Вдали прошёл Шимшай, напевая)

Шимшай:

Не ходи, герой, не ходи один
По тропе лесной, по траве густой.
Упадёт скала… просвистит стрела…
Проскользнёт змея — вот и нет тебя.

Вошла Тамар

Тамар:

Зрубавель! Я пришла проститься. Теперь у каждого из нас своё изгнанье. О! да ты опередил меня?

(Поднимает плащ. Надевает на себя, оправляет складки. Глаза её загораются. Звучит музыка. Величественно ступает она. Слышится Хор)

Хор:

Слава тебе, царица!
Слава вовеки веков!
Пусть кончатся крахом, развеются прахом
Козни твоих врагов!

Слава тебе. Царица!
Слава тебе. Тамар!
Все в мире народы, и земли, и воды
К твоим припадают стопам!

(Невдалеке появился ШИМШАЙ. Заметил фигуру в знакомом плаще.
Не колеблясь, поражает ее стрелой и исчезает.
ТАМАР опускается наземь).
Появилась НЕХАМА.

Нехама:

Зрубавель!.. Зрубавеля убили! Убили Зрубавеля!

Собирается народ. Подошел НИСИМ, отогнул край плаща. Общее «Ах!»

Нисим

(опустился рядом):

О-о-о, как ты сладко уснула, девочка моя…
О-о-о, видно, вновь тебе снится сказочка твоя.
В ней ты душа и царица дивной стороны,
В ней ты прекраснее солнца и белей луны,
О-о-о, как ты сладко уснула, словно не дыша.
Сказочка длится и длится, тем и хороша,
Всё ты идешь и приходишь под зеленый склон,
Всё бесконечно восходишь на высокий трон.
О-о-о, как ты сладко уснула, девочка моя!..
Веки спокойно сомкнула девочка моя…
Да, мы с тобой унесемся в дальние края…
Нет, мы сюда не вернемся, девочка моя…

(Нисим со слугами выносит тело ТАМАР. Пауза. Затем поднялась
НЕХАМА и взялась за камень. И начинает Песню строителей: сначала без музыки, затем с музыкой и с Хором, присоединяющимся к ней в стройке).

Песня

А вот камень, белый камень… а вот камень, белый камень…
А вот новый рядом ляжет… камень с камнем глина свяжет…
А вот камень новый рядом,
И вот так вот, ряд за рядом,
И вот так вот, ряд за рядом
Сложится стена.
Давай же, брат и сосед! Давай подставляй плечо!
Вот этот камень, сосед! И этот камень ещё!
Закончим вот этот ряд — и новый ряд впереди.
Клади этот камень, брат, и этот камень клади!

алее Хор поёт рефрен: «А вот камень белый камень». На этом фоне Нехама обращается к дочери)

Нехама:

Поди, ступай, догони его,
Ступай, помоги ему.
Нельзя, нельзя ему одному
В такой пустыне его!
Среди чужих камней и могил
В далёком любом краю
Чтоб наши песни он не забыл
И землю свою…иди!

(Рахель уходит)

Хор:

Камням потерян счет. И что же нам делать, брат?
Никто их не соберёт, никто не уложит в ряд.
Клади и ровняй на глаз до самой до темноты.
Когда же если не счас? И кто же, если не ты?

(те же и Пророк)

Пророк:

Время разбрасывать камни — и собирать затем.
И от того и другого нам остаётся опыт.
Но собирающий камни будет в веках почтён,
А разрушающий их будет в потомках проклят.
О сколько ещё всего вынести нам суждено,
Прежде чем наконец дом и алтарь достроить!
Но на любых путях дело у нас одно:
Камни свои собирать или раствор готовить!

Хор:

А вот Адам, чудный парень!
А вот Ева, чудо-дева!
Здравствуй, Адам — Ева скажет. —
Ложись рядом! — Адам ляжет.
Ева слева, Адам рядом,
И вот так вот раз за разом,
И вот так вот между делом
Сложится семья!
Сложится стена!
Сложится страна!
Сложится Земля!

(Вдали обозначились Пророк, Зрубавель и Рахель)

ВСЕ: (мощно)

Ерушалаим, сердце моё!
Что я спою вдали от тебя?
Что я увижу вдали от тебя
Глазами, полными слёз?

Конец

Приложение (вариант)

Песня строителей

Каждому дал Господь
Выбрать себе свой путь.
Если тебе дано —
Выбери что-нибудь.
Можешь сады сажать
Или дрова колоть.
Волен молоть зерно
И чепуху молоть.

Но наступает час
И созывает нас
Складывать, складывать, складывать, складывать камни.

Время своё всему
В зареве зим и лет.
Звёзды летят во тьму,
В небо летит рассвет.
Запад люби Восток.
Пей и ласкай подруг —
Свой отпевая век,
Свой воспевая круг.

Но наступает миг,
И наступает срок
Складывать, складывать, складывать, складывать камни.

Камень за камнем ряд
Тянется по стене.
Рядом с тобою, брат,
Все времена — по мне.
В радости ли, во мгле
Камень на камень — ввысь.
Здесь, на своей земле,
Все времена сошлись.

Время складывать камни,
Время складывать камни,
Складывать, складывать, складывать, складывать камни.

Юлий Ким, Игорь Бяльский: Время складывать камни: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия